Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:25 

Фанфик "Закон Буба, или Па-де-буре для Северуса Снейпа

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Название: «Закон Буба, или Па-де-буре для Северуса Снейпа»
Автор: Sotoffa
Бета: tarout
Рейтинг: NC-17
Категория: слэш
Пэйринг: ГП/СС
Герои: ГГ, РУ, ЧУ, ДМ, НМП
Жанр: Романс, детектив, экшн
Отказ: не моё
Предупреждение: Постхогвартс, POV Гарри Поттера, жуткий ООС ГП; Снейп жив, естественно. Смещенные моральные ценности у главного героя, ненормативная лексика местами у гл.героя, наличие специфического сленга (балетные термины - есть реальный сленг русских геев, в тексте идут ссылки) и нескольких крылатых выражений или цитат, которые аффтор нагло сперла не помня где.
Содержание:
Гарри должен принять новые правила. Возможно, он должен был проиграть, прежде чем научиться чему-то новому. Принять кого-то в свою жизнь и стать частью еще чей-то жизни. Ведь, как ни крути, несмотря на многочисленных людей, окружающих его, он все еще одинок. А бремя одиночества ему уже нести не под силу. И тогда кто, как не верная подруга, подскажет идеальное, казалось бы, решение? Закон Буба - то, что ищешь, найдешь, только обыскав всё. Со всеми вытекающими последствиями.
Примечание: Здесь мракоборцы и авроры - разные подразделения Департамента Магического Правопорядка (ДМП), у каждого свой начальник, свои ранги и чины, и все они подчиняются министру Всеобщей Магии. Авроры - что-то вроде элиты, тогда как мракоборцы - рядовые сотрудники, борющиеся со всяким мелким жульем и несущественной нечестью.
Статус: бетится (как только - так сразу выложу далее).
Читать - в комментариях
НОВОЕ от 23.08.2014 - гл. 11-20 (в комментах)

запись создана: 10.01.2013 в 19:56

@темы: Фанфикшн, Закон Буба, ГП

URL
Комментарии
2014-08-23 в 01:13 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 18

Несмотря на все мои предпринятые попытки распрощаться с Генри мирно, я видел в его блестящих глазах обиду. Признаться, я и сам ужасно страшился отдавать его практически незнакомым людям, но Коппенхэйверы были семьей с хорошей репутацией, готовые усыновить моего брата, живущие достаточно далеко от Британии. И когда документы были готовы, мы с Драко покинули Квебек.
Оказавшись в Лондоне, Драко обнаружил следующее: пузырек с зельем «Эффект дементора», как мы обозвали зелье Снейпа, куда-то пропал. Проверив все пожитки тщательнейшим образом, мы обнаружили осколки на дне бездонного рюкзака Шахина, соответственно, без зелья. Так мы поняли, зачем нам нужно было возвращаться в будущее, в 2010 год – именно за его новой порцией, которая, к счастью, хранилась в готовом виде в лаборатории Отдела Тайн. Загадка была решена.
Перемещаться из 92-го было решено в Холланд-Парке, так как рассчитать точную дату не представлялось возможным, мы не рискнули вновь использовать дом Тумблина – в последнее время там слишком людно. А нам следовало вернуться в тот же день, когда было сварено зелье, воспользовавшись более мелким маховиком. Т.е. задача усложнялась.
Аппарировав, мы очутились в дубовой роще. Создавалось впечатление, что мы находимся в настоящем лесу. Поблизости никого не было. Смеркалось.
Драко накинул на нас цепочку от большого маховика, сосредоточенно отсчитывая года. Неожиданно прогремел взрыв и в небе над деревьями заискрился разноцветный фейерверк. Блондин судорожно вздохнул:
- Поттер, - его голос дрожал. – Сколько я отсчитал?
- Хм… - мы уже перемещались назад, так как Драко перестал крутить стрелки. – Я не считал.
- Ты. Не. Считал. – Повторил он раздельно.
- Думаю, нет нужды уточнять. Подождем.
Когда мельтешение прекратилось, он скинул с нас цепочку, пряча маховик. Мы постояли немного, глядя друг на друга.
- Кажется, скоро рассвет, - сказал я. – Нужно узнать, когда мы очутились, прежде чем предпринимать следующие шаги.
Я с помощью палочки определил нужное направление и пошел к выходу из парка. Драко – следом. Магазины еще были закрыты. Недалеко находился Кемпден Гров, где было легко узнать год, дату и время.
- Думаешь, это разумно, Сапсан? – спросил Драко. – Возвращаться к себе домой, неизвестно когда. Ты можешь встретиться с самим собой.
- Я не встречусь с собой, - отмахнулся я. – Если бы это было так, я запомнил бы эту встречу, ты не находишь?
Драко не ответил, прислушиваясь к тишине района:
- Послушай, тут всегда так тихо?
- Да. Тут живут одни богатеи, даже двери можно не закрывать. Охрана есть, хотя ее и не видно, - ответил я. Показался мой дом.
- Посмотрел бы я на того идиота, который бы рискнул влезть к тебе, - усмехнулся блондин.
- Я тоже. Вообще, люди помнят, что я когда-то помог уйти на тот свет Волдеморту, поэтому, наверное, они не пасут мой дом.
- Думаю, маггловский квартал также способствует твоему спокойствию.
- Возможно, - кивнул я, тихо открывая двери. – Не хочу быть негостеприимным, Шахин, но постой здесь, возле порога. Просто обычно я не сплю один.
- Как скажешь, шеф, - Драко остался стоять возле двери, а я собирался подняться наверх, где у меня был сотовый телефон. Газет у меня не было – я их просто не читал, поэтому дату посмотреть было легче именно на телефоне. Как жаль, что никто так и не удосужился изобрести чары узнавания не времени, а даты. Хотя… нужно подкинуть эту идею нужным людям.
Что-то в атмосфере холла было не так. Обычно у меня так не пахнет… И уже возле лестницы я увидел что-то на полу, растекшееся черной лужицей. Потом еще. И еще. Неужели я так спешил, что побросал одежду прямо на лестнице?
Дверь была открыта, как обычно. Тихо пробравшись на порог спальни, я увидел себя, крепко спящего в кровати. Хороший секс, видимо… и сам же поморщился. Когда мне стала противна мысль о моих многочисленных любовниках, я не знаю, но она определенно присутствовала сейчас.
На полу обнаружилась дополнительная пара начищенных мужских туфель, явно не принадлежащая мне. Телефон находился недалеко, на тумбе. Я схватил его и нажал, подсвечивая экран.
Мы ошиблись на год. Сегодня был тот самый день, когда я был с Северусом. Внезапно все встало на свои места – и разбросанная одежда, и слабый запах пищи внизу. Я резко обернулся в сторону ванны, когда понял, что неясный шум оттуда – льющаяся вода из душа, – который резко прекратился.
Едва соображая, я открыл дверь в ванную комнату. Зачем?
Северус был здесь. Он тщательно вытирался, стоя возле зеркала. Тихонько прикрыв дверь изнутри, я шагнул к нему.
- Поттер, - его голос был слегка удивленным. Кажется, он хотел еще что-то сказать, но я не позволил ему это сделать – слишком давно я мечтал прикоснуться к нему. Почувствовать сладость его губ. Свежий вкус его кожи. Услышать хрипы, вырывающиеся из его рта от моих поцелуев… Коснуться его так, и почувствовать, что он хочет делать тоже самое в ответ. Не только физиологически, но и так… словно он любит меня.
Он не вырывался. Он отвечал страстно, с той открытостью, которую я помнил, которую так неблагодарно отгонял от себя, которую искал все это время в ком-то.
Влажное полотенце давно валялось на полу, затоптанное мною…
- Хочу тебя, - сказал он в губы.
- Быть со мной? – уточнил я, отодвигаясь. – Не только из-за физиологии?
Северус внимательно всматривается в мое лицо. Чуть приподнимает свою бровь. Насмешливо так, но я не понимаю его намеков. Я жажду слышать. Здесь и сейчас – мое, нет – наше прошлое, оно настоящее, реальность.
Молчание проносится по моему телу блаженной, но трепетной судорогой, когда я позволяю себе момент отчаяния. В каждый позвонок вонзаются ледяные осколки, бывшие ранее моим сердцем. Оно пульсировало недавно, ныло и страдало, жаждало и сладко замирало. А сейчас… я готовился изобразить на лице маску безразличия, а не смертельную заинтересованность, которая во мне сейчас с легкостью читалась, как Северус внезапно прикоснулся к моему лицу.
Видно было что-то в моих глазах такое, что удовлетворило его. Он кивнул, словно сам себе отвечая на какой-то невысказанный вопрос, провел ладонью по моей щеке с щетиной, касаясь большим пальцем нижней губы.
Вдох и выдох – и горячий отпечаток на моих губах от его ласковых касаний помогает понять мне. И неожиданно мне больше не нужно слов.
Я знаю. Ощущаю. Вижу. Слышу. Просто чувствую.
Ведь в груди вновь трепещет сердце. Жаркое. Настоящее. Исцеленное лоскутками тепла от его руки.
- Не только, - прошептал он, а мне требуется усилие, чтобы вспомнить свой же вопрос. Когда это происходит, я счастливо смеюсь, пытаюсь поцеловать все, до чего дотягиваются мои улыбающиеся губы.
- Ну, хватит, Поттер, - произносит он так, словно не он только что переступил ту черту, после которой нет возврата. Он признал «нас». Уголки его губ подозрительно приподнялись. – Я все еще хочу тебя.
Он повернулся, облокотился о белоснежный кафель раковины. Раздвинул ноги, предлагая себя. Мерлин… Северус был прекрасен со своей влажной кожей, вцепившимися длинными пальцами о край раковины, с легким румянцем на щеках, сморщившимися бусинками сосков и вздыбленной плотью.
Он готов был принять меня, как и я был готов подчиниться его желанию, но вместо этого я дал себе мысленную оплеуху, и отошел немного, пытаясь успокоиться. Просто знать, что Северус солгал мне про то, что лишь снимал напряжение, было недостаточно. Нужно было убедить его, что я – полный имбецил, но что я исправлюсь. В будущем.
Я всмотрелся в его слегка удивленное лицо, так как большее не имею никакого права – целовать его, смотреть на изящно-тонкое тело, которое в моем представлении было идеальным. Итак зашел слишком далеко.
- Ты… - прохрипел он. Прочистил горло, вновь поворачиваясь ко мне. Казалось, только сейчас его взгляд слегка удивленно пробежался по моей одежде. – Ты куда-то намерился выйти?
- У нас мало времени, - проигнорировал я его вопрос. Вновь подошел к нему. Обнял, как обнимают ребенка – нежно, с дрожанием, возможно в последний раз. Пытаясь игнорировать его обнаженное возбуждение. Повернулся к нему, шепча прямо в ухо, путаясь в его волосах. – Фактически для меня оно уже закончилось, Северус. Прошло давно, и я упустил свой шанс… Я не знаю романтических слов признаний, но уверен – тебе этого будет достаточно. Ты мне нужен, Северус Снейп.
- Еще десять минут назад я сомневался, нужен ли я тебе. Никак не наоборот, - признался он.
- Ты мне нужен, очень нужен… Нет, не те слова… Я люблю тебя, - быстро, на одном дыхании. Мои щеки вспыхнули в смущении – я не знал, что это так, что я люблю его. Чертов гриффиндорский импульс. Но, одновременно с этим, я чувствовал облегчение – вот значит, как это называется – мое безумное состояние, чувство неудовлетворенности, желание быть рядом, просто дышать с ним одним воздухом, ощущать его присутствие на кончиках пальцев, даже когда его нет рядом.
Он застыл, не в силах пошевелиться.
- Запомни это, - продолжил я. – И хотя, как только ты выйдешь из ванны, я буду не таким как сейчас, мои слова навсегда останутся во мне. Мои чувства уже есть в том, кто спит сейчас на кровати, но он боится в этом признаться. В том идиоте, который причинит нам обоим боль на очень долгое время.
- Что ты городишь? Ты сошел с ума?
- Влюбленные все сумасшедшие, - тихо фыркнул я. – Так вот, он – идиот, полный болван, полоумный кретин и…
- Я понял, - остановил он меня.

URL
2014-08-23 в 01:16 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Я глубоко вздохнул:
- Он всего лишь как маленький мальчик. Судьба преподнесла ему невероятный дар. Он боится, что все равно потеряет этот дар, едва приобретя его… Или его отберут у него... Поэтому, попробовав его, он сам выкидывает дар. Потому что он знает: сейчас ему не справиться. И не стоит к нему привыкать... Северус, ты – его дар, ты мой дар. И это даже не аллегория. Но он ошибается. Я ошибался. Я просто боялся. Моей попыткой обуздать этот страх является отталкивание тебя, Северус, пока ты первый не оттолкнул меня. Я решил, что ты поступишь также со мной, ведь отталкивать – это всего лишь больно и страшно, но быть оттолкнутым – вообще смертельно.
Я сглотнул от всего этого любовного бреда. И попытался обуздать свой страх – потому что я еще никогда и никому не говорил настолько откровенных слов. Северус тоже словно оцепенел. Я не видел его лица, но чувствовал дрожь в его теле. Или это была моя дрожь?
- Если ты готов еще подождать такого недоумка, как я, чтобы связать со мной свою жизнь, даже после того, что произойдет скоро в спальне, то…
- То?.. – прошептал он, так как я замолчал, решая, вправе ли я просить его об этом.
- Подожди и прости меня, - выдохнул я. – Прости нас обоих. Я сам никогда не прощу себя. Но ты должен простить. Ты ведь умница, Северус Снейп.
Я отпустил его, и, не глядя более никуда, схватился за дверную ручку.
- Постой… - произнес он. – Гарри.
Я обмер, не в силах сделать что-то.
- Гарри, - повторил он. – Это звучит прозвучит безумно, но как я узнаю, что ты – не он? Когда?
- Я пообещаю тебе одно желание, - хрипло прошептал я. – Когда ты потребуешь его, это уже буду я.
Так и не посмотрев на него, я повернул ручку и тенью выскользнул из ванны и спальни, спустился по лестнице. Я слышал как Северус метнулся за мной и замер в дверях ванны. Он наверняка видел двух Гарри Поттеров одновременно. Хотя я и знал, что зельевар не последует за мной, я все равно поспешил вниз к Драко.
- Идем, Шахин, быстро, - позвал я его, так как он, вопреки моей недавней просьбе топтался на кухне.
Мы промчались до самого Холланд-парка, пока не оказались на том же месте, среди дубов.
- Ты весь трясешься, Сапсан, - заметил Драко. – Все нормально?
- Мы ошиблись более чем на год, - сказал я.
- Но…
- Не будем об этом, Драко, прошу тебя, - прошептал я, запустив в отчаянии пальцы в свои волосы, еще более ероша их. – Давай большой маховик.
В этот раз погрешность была небольшой, и, предварительно узнав дату, прокрутили еще несколько дней вперед, не решаясь просто прожить их. Я отчаянно нуждался в отдыхе, поэтому мы спокойно взяли вторую часть зелья из лаборатории, вновь переместились в 31 мая.
В доме Тумблина мы расположились в хозяйской спальне – сюда мы не заходили, когда прыгнули в прошлое в первый раз. Как только мы услышали тихие голоса с чердака, то затаились. Когда мы, № 1, аппарировали в Азкабан за Шаулем, то я занялся приготовлением ритуала, вырисовывая темномагические знаки на полу, одновременно читая заклинания, а Драко приводил в порядок Али Шауля, который все это время, едва живой, провел в маленькой коробочке под заклятием статики.
Закончив чертить пентаграмму с глазом внутри, я поднялся в спальню. Шауль лежал на кровати, вполне здоровый, только взгляд его был пустой.
Драко убирал улики, засовывая пустой флакончик от зелья в рюкзак, но пергамент с рецептом «Эффект дементора» наоборот достал:
- Мы должны хорошенько спрятать его, чтобы через несколько дней ты смог призвать его.
- Оставь его где-нибудь под половицей, - сказал я. Посмотрел на свои часы. – Через час начинаем, в полночь.
Чувство было достаточно гадкое после ритуала, хотя вышло все как надо. Но мне самому уж точно нужен был отдых. Я присел на минутку в кресло пока Драко «паковал» Шауля. Прикрыл глаза – темная остаточная магия не то, что я хотел бы чувствовать, но особого выбора не было. Я пытался отрешиться от чувства всемогущества – я мог бы многого добиться, продолжи заниматься Черной Магией. Я мог бы стать бессмертным. Но… зачем? Бессмертие ради бессмертия? Никакого смысла в том не было – я не понимал Риддла в достаточной степени. Но я мог понять себя и сказать правду. Теперь мог: я мог бы жить вечно, но не ради себя.
Кто-то потряс меня за плечо довольно ощутимо.
- Сапсан! – крикнул Шахин. – Ты заснул. Надо убираться отсюда, скоро здесь будут авроры.
- Да, конечно, - я с трудом разлепил глаза. – Идем… Черт, я забыл «почистить» дом. Не нужно, чтобы авроры засекли наши перемещения.
- Я все сделал, идем.
Мы спокойно вышли через заднюю дверь и направились по тихой ночной улице.
- Я с ног валюсь, - устало сказал я спустя полчаса. – Нужно найти гостиницу… Никогда бы не подумал, что черная магия может быть такой неприятной.
- Слабо сказано, Сапсан. Вон, идем туда, - он кивнул на маггловское здание с вывеской «Мотель».
- Выглядит не очень, - поморщился я.
- Зато мне не придется тащить тебя на себе, - он подхватил меня за локоть, направив в нужную сторону.
«Держись, Гарри, мы почти пришли», - сказал он мысленно, входя в здание.
«Угу», - промычал я в ответ. Даже на такую короткую мысль требовались усилия.
- Нам номер, пожалуйста, - обратился к человеку Драко.
- Деньги вперед, - неприветливо отозвался голос. Я смутно видел очертания какого-то толстого маггла. – Как звать?
- Бонни Паркер и Клайд Бэрроу, - ляпнул Драко.
Я засмеялся. По крайней мере, я так думал. Мы как-то смотрели фильм про эту парочку. Странно, что он вспомнил.
- Эй, нам тут не нужны наркоманы, - предупредил администратор.
- Да я пр’сто п’рбрал, - заплетающимся языком сказал я. Самое удивительное, что усилий для этого почти не потребовалось. Со мной явно было что-то не в порядке. – Так ведь, Б’рроу?
- Именно, Паркер.
«Поттер, что с тобой?!» - послышалась паника в моей голове.
- Н’знаю, а что с’мной? – Я не ощущал пока что никаких причин для смятения.
«Так, заткнись, Сапсан»
- Побыстрее нельзя? – поторопил толстяка Драко.
- Можно, только это денег стоит, - раздался наглый голос.
- Я уже расплатился за сутки вперед. Ключи, - сказал Малфой, разозлившись.
- Дай ему в морду, - произнесли мои уста удивительно четко.
- Нет-нет, вот, берите ключи. – Быстро сказал голос. – Второй этаж, номер 28.
- Двадцать во-о-осемь, - засмеялся я.
«Да, очень смешное число, Поттер, - раздалось в моей голове. – Ну же, лестница, ты видишь?»
- Ой, - икнул я, заваливаясь на бок. Что-то помешало мне идти.
- Черт!
Боль в виске. Белые круги перед глазами. В голове неразбериха. Темнота. Марево. Духота…
- Очухался! – вздохнул голос.
Я едва разлепил глаза. Слишком ярко.
- Что, - хрип. – Уже день?
- Выпей это, - что-то пропихнули в мой рот. Зелье.
- Гадость, - я прокашлялся. Зато в голове прояснилось. Я осмотрелся. Убогая комната с кроватью и телевизором. Обеспокоенный взгляд Драко. – Где мы?
- Мотель. Недалеко от дома Тумблина.
- Я что, вчера вырубился? – я свесил ноги с кровати. Оказывается, я был лишь в белье.
- Позавчера. Тебя Огги осмотрел, сказал, что у тебя было отравление.
- Чего? Я же ничего такого не ел в последнее время, - я попробовал встать. Нормально. Ноги держат.
- Отравление темной Магией.

URL
2014-08-23 в 01:16 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Никогда не слышал ничего подобного, - фыркнул я.
- Я тоже, но Огги так сказал. Мне кажется странной твоя реакция на ритуал, особенно потому, что ты вроде как и не убивал никого. То есть я хочу сказать, есть более страшные вещи, которые ты делал, и реакция была нормальной.
- Да уж. Но кровной магией я еще не занимался, а это более разрушительно, чем Авада. Фактически, я сделал нечто на грани морали. Если бы Шауль не был при смерти, или его разум был в порядке… Да, можно сказать, что я убил его как личность. Именно этим занимался Риддл.
Я ушел в ванную, не дожидаясь ответа Драко. Теперь меня тошнило, словно я хорошо приложился к горлышку бутылки накануне. Но такая реакция была вызвана скорее из-за собственного сравнения. Я только что сам сравнил себя с Волдемортом.
Спустя полчаса я вышел из ванной. Малфой сидел на краешке кровати, уставившись на меня.
- Я решил кое-что, - сообщил я ему. – Если я еще раз возьмусь за темную Магию, то непременно произойдет что-то нехорошее. И я не имею в виду себя. Пообещай остановить меня, Драко, в этом случае. Замена одной жизни на другую – это глупо. Даже если ты спасаешь близкого человека.
- Послушай, Сапсан. Я понимаю, что у тебя чувство ответственности зашкаливает… Но и ты пойми: я на все сто процентов уверен, что ты не сделал бы этого с Шаулем, не будь тот на грани смерти и жизни. Он умер бы, промаявшись еще максимум два дня. Ты же помнишь слова надзирателя? Дементоры кружили вокруг него.
- Да, конечно, - я отошел и посмотрел в окно. Оно явно нуждалось в мытье. - Конечно.
- Повернись, Сапсан, - строго приказал Драко позади меня.
Но едва я развернулся, как его кулак ощутимо впечатался мне в челюсть, так что я и думать перестал обо всем, схватившись за лицо.
Малфой отошел на всякий случай, когда я «волком» посмотрел на него:
- Ты ведь понимаешь, почему я сделал это? – сказал он.
- Спасибо, Драко, - ответил я, но все равно дерзко испепеляя взглядом светлую макушку. Что-то я совсем расклеился. Я и сам бы так поступил с любым из членов Организации. Ну, кроме Турумти.
- Обращайся, если что, - усмехнулся он. Я знал: между нами, да и в целом, никогда больше не будет ничего сказано о моей недавней слабости. – Готов к последнему акту? Нам нужно всего лишь вернуться – в который раз? – в 92-й год, август, и подменить тебя на Шауля. Как это ни странно звучит.
- И вернуться назад, в будущее, - подтвердил я. – Нужно выбрать новое безлюдное место для возвращения.
- Кстати, пока ты тут отдыхал, я попросил у Огги пропуска в Азкабан образца 92-го года. Он пришлет их к обеду с совой.
- Очень хорошо, ты определенно заслуживаешь премии, Шахин. Жаль, что ты не додумался попросить у него раньше.
- Ну, знаешь ли, Сапсан, ты и сам должен иногда думать, - возмутился он.
- Да, ладно. Я шучу. И на счет премии, кстати, тоже.
- Ну и к черту ее, эту премию.
♂♂♂
Подмена меня под видом Генри на Шауля прошла как по накатанной дорожке. Само собой едва ли я удивился, увидев в камере узника 1919 себя самого. Едва мы с Драко сели в лодку, отправляясь в обратный путь, как непонятный смех, зарождаясь где-то внутри меня, вырвался наружу.
Это был конец гастролей.
Нас ждало настоящее.

URL
2014-08-23 в 01:18 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 19

Как только очутился в Кемпден Гров, то поднялся наверх и завалился спать. Когда я наконец-то соизволил вылезти из постели, было раннее утро. Вопреки ясной погоде, царившей за окном, мое настроение отчего-то не было столь радостным, как должно быть после удачной операции.
Спустившись и сварив себе кофе, я понял, что хотел бы сготовить еще что-то к завтраку, но так и не решился. Немного побродив по дому, я сделал неутешительный вывод: меня не устраивает мое одиночество. И я вовсе не имею в виду одинокие в последнее время ночи. Резко развернувшись, я быстро оделся и отправился на очередную тренировку гораздо раньше назначенного времени, о которой узнал в записке от главного тренера, доставленной мне совой.
Возле подземки я купил «Times» с удовольствием отметив дату – 14 июня 2010 года. Создавалось впечатление, что мы с Драко вовсе никуда не путешествовали. Начиналась обычная моя рабочая неделя. С утра тренировки, через месяц начиналась серия товарищеских матчей. К обеду я был обычно свободен от игры, и тогда начинался рабочий день в Отделе Тайн, длившийся иногда до поздней ночи, а иногда я почти сразу возвращался домой, или одиноко гулял по Лондону, часто навещая дом Уизли, Аврору с Гермионой, в основном. И так несколько недель подряд…
И каждый раз, когда у меня появлялась свободная минутка, я всякий раз останавливал себя, уже готовый аппарировать то в Хогвартс, то прямиком в Канаду. И каждый раз злился на себя, что вот – я вновь не даю никому шанса отказаться от встречи со мной. Я уже сделал все, что мог. Мои фигуры приняли стратегически важное положение на шахматной доске жизни. Не для того, чтобы сражаться, нет. Для того чтобы принять свою судьбу. Пусть будет шах, или даже мат. Я должен принять новые правила. Возможно, я должен был проиграть, прежде чем научиться чему-то новому. Принять кого-то в свою жизнь, и стать частью еще чей-то жизни, ведь, как ни крути, Гермиона оказалась права – несмотря на многочисленных людей, окружавших меня, я все еще одинок.
И по ночам, когда я не мог уснуть, мне приходилось вставать и отправляться на пробежку, больше походившую на то, как будто я бежал от кого-то. Возможно, так и было. Только иллюзорный «кто-то» был чертовски похож на меня самого из прошлого. В такое время меня мучил один лишь вопрос: правильно ли я поступил, пытаясь стать другим человеком? Ведь еще несколько месяцев назад я был вполне счастлив, а сейчас я попал в ловушку собственного поведения. Меня бы окружали красивые молодые люди, которые взирали на меня с благоговением, вслушиваясь в рокочущий тембр моего голоса. Незамысловатый флирт приносил бы еженощные плоды разливающейся по венам страсти. Мой дом не был бы таким пугающе-холодным, и моя жизнь не состояла бы из полутонов. Но как только я подумывал, не навестить ли Бенджамина, или не аппарировать ли в «голубятню», на душе становилось еще более паршивей, чем обычно. Отчаянье заставало меня врасплох, и все эти невеселые мысли однажды поймали меня где-то посреди перекатов волн неспокойного в тот момент Северного моря, неосознанно паря в мощных холодных потоках воздуха, треплющих перья моей анимагической формы.
С Роном я встречался всего пару раз в месяц в связи с напряженным графиком последнего. Мы с ним проводили это время так же весело как раньше, только этого было недостаточно без Гермионы. У них явно были проблемы с супружеством. Гермиона сутками проводила на работе.
Однажды я думал о сложившейся ситуации, сидя в своем кабинете, в очередной раз вспоминая каждый момент своего недавнего путешествия. То, как я слишком близко был от поцелуя дементора, как я провел время с Генри, как я нечаянно целовал Северуса, когда мы ошиблись с датой, как пришлось незапланированно возвращаться за зельем, первый образец которого разбился… Значит, заклинание неразбиваемости не было наложено. Огги не работал больше с нами. Он всегда накладывал заклинание неразбиваемости… Это могло грозить провалу операции. Стоит поговорить с Филиберто.
Я поднялся, вышел из своего кабинета, решив заглянуть к парням в общее помещение.
- Балобан, а где Оз? – спросил я его, так как второго не было на месте.
- Он, может быть, в библиотеке, - оторвался от просмотра каких-то документов Фарбер. – Фил часто в последнее время там обитает. Вместе с Гермионой, - добавил он.
- Спасибо, - я прошел в библиотеку, в первую часть. С первого взгляда можно было увидеть положительные изменения. Во-первых, помещение было поделено на две зоны: справа небольшой читальный зал со столами, уютными диванчиками и дополнительным освещением в виде фальш-окна, а слева появились дополнительные стеллажи, настолько высокие, что казались бесконечными. Во-вторых, наваленные кучами книги большей частью были аккуратнее расставлены по полкам, по крайней мере, около входа в помещение.
Я прошелся, заглядывая в узкие коридорчики между конструкциями с книгами, свернул в один из них, пройдясь пальцами по старинным обложкам книг. На черном каменном полу обнаружилась красная полоса, ровно посредине. Раньше ее здесь не было. Наверное, какой-то ориентир, решил я, двигаясь вглубь. В какой-то момент эта красная полоса вывела меня в другой сектор, зеленый. За очередным поворотом я остановился, как вкопанный.
Гермиона казалась хрупкой по сравнению с физически развитым Филом, который крепко прижимал ее к себе, страстно целуя. Мое либидо взбунтовалось, застав эту наглядную агонию по пути к наивысшей точке наслаждения. Поэтому вначале я отпрянул назад, но неожиданно Гермиона отстранилась от Оза, отвернулась, одергивая одежду. Она явно успела как-то почувствовать меня.
- Гарри, - произнесла она, вновь повернувшись. Мне пришлось выйти из своего укрытия. Оз выглядел сконфуженным, отметил я.
- Шеф, - кивнул мне американец.
- Ты славно поработала, Гермиона, - сказал я, махнув на стеллажи рукой.
- Да, хм… Я работала не одна.
Что я должен был на это сказать? «Да уж, вижу, как вы тут вдвоем поработали»?
В качестве компромисса я просто кивнул. Вообще, пришел я по делу, вспомнил я. Ошибка, допущенная Озом, не должна больше повториться. Именно такие вот мелочи чаще всего являются причиной провала операции. А проваливаться, как глава Организации, я не имею права.
- Фил, зайди ко мне в кабинет, - сказал я. – Сейчас.
- Да, сэр, - слишком бодро отрапортовал он, чтобы я поверил в этот тон.
Я мотнул головой, чтобы он уходил первый. Когда тот удалился, Гермиона подошла ближе:
- Прости за эту сцену, Гарри… Я даже не знаю, как… - она всплеснула руками. – Не знаю, что сказать по этому поводу. Он как магнит, понимаешь? Мы с Роном давно уже…
- Стоп, - остановил ее я.
- Гарри, - ее глаза заблестели.
- Стоп, - повторил я мягче, обнимая ее.
«Не нужно оправданий. Это твоя жизнь», - сказал я мысленно.
«Но ведь ты собираешься наказать Фила?»
«Но не за это. И не наказать, а просто предупредить. Прости, что ввел тебя в заблуждение, подруга»
«И ты не сердишься на нас? Я такая дрянная женщина!»
«Мы все выбираем тех, с кем нам лучше»
Гермиона отодвинулась, шмыгнув носом:
- Нам нужно серьезно поговорить, Гарри. Где-нибудь, где нам не помешают.
- Сейчас? – уточнил я.
- Нет! Нет, пока я не знаю, как это сказать, - Гермиона отрицательно помотала головой. – Давай после твоей игры с Грецией.
- Она будет завтра, в субботу.
- Завтра 31 июля, - напомнила Гермиона. – Ты ведь помнишь, какой это день?
- Примерно, - сказал я, улыбнувшись. – Но, предупреждаю тебя, я не хочу праздновать. Я не в том состоянии, чтобы долго изображать на лице улыбку, Гермиона.
- Но подарок-то можно будет подарить?
- М-м, ладно. Я навещу вас с Рори после игры? Ты ведь не собиралась туда?
- Не собиралась, - подтвердила она. – Увидимся.
- Хорошо, мне пора. Фил, наверное, совсем заждался.
♂♂♂
В холле я встретил Рольфа. Он ждал меня. Вместе с Натаном и Кортесом. Драко стоял сбоку, видимо не собираясь вмешиваться. Они как будто не хотели пропускать меня в мой кабинет, где меня должен ждать Фил.
- В чем дело? – спросил я их, едва отойдя от гормонального всплеска.
- Гарри, ты ведь не собираешься избавляться от Оза? – спросил Кречет.
- Сама постановка вопроса кажется мне странной… Вы не поясните в чем дело? – спросил я вместо ответа.
Они втроем переглянулись.

URL
2014-08-23 в 01:18 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Ну, мы все знали, что Фил помогает Гермионе в библиотеке, - протянул Кортес, явно выделив слово «помогает».
- Но так как ты наконец-то узнал, что между ними происходит на самом деле… - подхватил Натан, посмотрев на Рольфа, ища у него поддержки.
- Да, ведь после операции с узником 1919 ты ведешь себя очень замкнуто, - продолжил Рольф, - и ты последним узнал о них. Полагаю, не самым приятным способом.
- А ты всегда был против служебных романов, - вставил Кортес.
- Мы решили остудить твой пыл, прежде чем ты начнешь «говорить» с Филом, - развел руки Рольф.
- Он толковый парень, поверь, - продолжал Кортес. – Дай ему еще один шанс.
Как только до меня дошло, что именно они пытаются сделать, то я не смог сдержать смешок:
- Что ж, похвально, что вы готовы защищать его даже от меня, но в этом нет никакой нужды. – Я попытался пройти мимо, но Рольф горой встал между мной и дверью. Я приподнял брови в изумлении. Вздохнул. Ну и что мне с ними делать?
- Поттер, - отвлек меня Драко, - просто скажи им правду.
Я обернулся:
- По-моему, я и не лгал, чтобы сознаваться в чем-то, Шахин.
- Ты ведь понял, о чем я. – Малфой подошел ближе.
Разумеется, я понял. Но с какой стати я должен объяснять им, что не собираюсь отстранять Фила только из-за того, что тот крутит шашни с моей замужней подругой? И что я хотел поговорить с ним об ошибке, которую тот допустил без свидетелей, как делал это с прочими Невыразимыми, особенно вначале их карьеры? Не многим хочется, чтобы кто-то видел их неудачу.
Я поджал губы от злости, пройдясь возле их небольшого отряда, смотря на каждого из Невыразимых отдельно. Кажется, я даже зарычал от разочарования.
- Вы! – начал я, с трудом подбирая слова. Драко благоразумно отошел подальше, пожав им плечами, мол, «я сделал все, что мог, теперь уж вы сами как-нибудь». Но лучше бы он не вмешивался, разозлил только. – Твою мать! Разве я когда-то наказывал кого-то сгоряча?!
- Пф, шеф, честно говоря… - начал было Натан. Всё верно. Он должен помнить мой гнев за его собственную ошибку.
- Заткнись, - шепнул ему Кортес.
- Хорошо! Я перефразирую свой вопрос: наказывал ли я вас несоразмерно с вашими проступками? Несправедливо, неадекватно или из принципа? И вообще много ли вы их делаете?!
- Мы все знаем, что нет, но сейчас ты предвзято судишь, ведь дело касается твоей подруги, - отозвался Рольф, морщась от моего потока Магии, едва контролируемой. Мне необходима была разрядка, сексуальная, магическая, эмоциональная – любая.
- Да, а ее ты наказать не можешь в силу ее пола, - поддержал его Натан.
- Мерлин! Вы все трое – стадо баранов, а не Невыразимые, раз решили, будто бы я собираюсь наказать Фила из-за его неуставных отношений с другим членом Организации!
- А разве это не так? – пискнул Натан.
- «Нет так», - повторил я, спародировав его интонацию. Прикрыл пылающие яростью глаза, пытаясь посчитать до десяти.
- Так что же? – спросил Кортес.
- Вам не кажется, что это не ваше чертово дело? – я начал остывать также быстро, как и завелся. В холле появились Арти и Кито, но не стали вмешиваться, не зная по какому поводу собрание, лишь встали рядом, услышав мой повышенный тон. – Если бы это было важно для вас, то непременно сообщил вам.
- Послушай, Гарри, вижу, тут произошла какая-то ошибка… - пошел на мировую Рольф, но осекся, так как позади него открылась дверь, и на пороге возник Филиберто, очень удивленный. Он явно не знал, что тут затевается, решил я. Что ж. Тут все, кроме Гермионы.
- Дело не в ошибке, Кречет, - продолжал я спокойным голосом. – Ошибку можно исправить. Мы все допускаем и исправляем их. Да, порой это больно, стыдно, или даже унизительно, но мы исправляем. И не только собственные ошибки, но и чужие. И мне не зазорно сделать это для вас, потому что вы – почти моя семья. И это не из-за того, что кровной семьи в полном смысле слова у меня нет, а потому, что вы – лучшие, с кем я имел дело. И вы должны стремиться быть еще лучше, так как на вас – большая ответственность, у вас большая власть.
Они в удивлении ловили каждое мое слово.
- Об этом не принято говорить, но среди собравшихся нет волшебников ниже шестого градиента Хикари – поэтому вы все здесь. – Я остановился, давая возможность другим обдумать мои слова. Они смотрели друг на друга в удивлении. – Мы все здесь – уникальны. Мы – лучшее, что есть у Магического мира. Никто не знает столько о магии, сколько знаем мы. Мы можем поддержать мир или повергнуть его в хаос… Если внутри семьи нет доверия, то она распадается. И я не допущу распада организации. Вы должны решить, доверяете ли вы мне быть вашим шефом.
- Гарри, мы вовсе не хотели, чтобы все зашло настолько далеко, - сообщил Кортес.
- Я знаю. Но дело в том, что вы меня разочаровали, не доверяя до такой степени, что решились на открытую конфронтацию, - спокойно ответил я. – Я с каждым из вас работал достаточно близко, чтобы понять, что вы не замышляли ничего плохого. А теперь – идите, работайте.
- Сапсан…
- Достаточно на сегодня, - остановил я Рольфа. – Филиберто, идем в мой кабинет.
Пока я закрывал двери, то услышал голос Натана:
- Ты, чертов трус и дезертир, Малфой! Почему ты нас не предупредил, что мы сделали неверные выводы?
- Ты не имеешь права… - начал Драко, но я закрыл двери. Чары непроницаемости мгновенно восстановились, и больше не было слышно ни звука.
Я прошел прямиком к бару. Все равно рабочий день кончился уже, и я налил себе на три глотка виски и залпом выпил. Кажется, полегчало мгновенно.
- Виски? – предложил я поздно американцу. Тот отрицательно качнул головой. – Так, ладно.
Я уселся за стол.
- Как устроился на новом месте, Фил? Понимаю, что поздно об этом спрашивать, обычно я не такой замкнутый.
- Все хорошо, шеф. Спасибо, - ответил он. – Я…
- Я недостаточно хорошо тебя знаю, Фил, но думаю, знаю, что ты хотел сказать, - перебил я его. – Но вызвал тебя не по поводу твоих амурных дел, как они решили. Так как и ты еще недостаточно нас всех знаешь, меня в том числе, пока не будем обращать внимания на такие недоразумения, хотя те болваны за дверью должны были… А вызвал я тебя по поводу зелья, которое ты делал для операции «Узник 1919». Просто флакончик разбился.
- О. Я не проследил, - виновато сообщил Оз.
- Как это – не проследил? – нахмурился я. – Разве не ты готовил зелье?
- Готовил я, только вот разливала Гермиона. Но она не виновата, это была моя работа, - быстро добавил он.
- Будь внимательней в следующий раз, даже если рядом маячат хорошенькие ножки.
Оз покраснел немного.
- Конечно, сэр.
- И никаких «сэр».
- Да, шеф. Сапсан.
Я встал, собираясь домой, Фил тоже. Как только я открыл дверь, меня едва не оглушили голоса спорящих. Все были здесь.
- Увидимся в понедельник, - сказал я Озу и аппарировал. Едва ли меня кто-то заметил.
Настроение у меня было паршивое, но когда я вновь и вновь бегал по Холланд-Парку то понял две вещи: оно почему-то напрямую связано с отсутствием одного черноволосого слизеринца в моей жизни, и, второе, видимо, я не смог, тогда, в собственной ванне, найти нужных слов для Северуса. Прошло много времени, но ни от него, ни от Генри вестей не было. Это был мат, полное поражение, но мне требовалось время, чтобы принять его. Перестать думать об этом, перестать просыпаться и засыпать с мыслями о Северусе, о его возбуждающем голосе, его запахе, его черных глазах, полных сдерживаемой страсти – в ту единственную ночь…
Так невесело и так неумолимо приближался мой тридцатый день рождения. Я чувствовал себя словно в вакууме – так одинок я еще никогда не был, по крайней мере, я не понимал, как на самом деле одинок. Существенно ничего не изменилось, конечно, если опустить факт, что ночую я соло – но этот параметр одиночества не был связан с отсутствием секса, как таковым. Тогда в чем же выражалось мое одиночество сейчас?
Я был погружен в самого себя долгое время, пока не понял, что мое одиночество сейчас – это тоска по тем людям, которые не только что-то значат для меня, но и для которых я – нечто большее, чем Гарри Поттер, чем жених №1 по версии «Ведьминского еженедельника».
Проклятая жизнь.

URL
2014-08-23 в 01:21 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 20

Игру на следующий день со сборной Греции мы проиграли – их загонщики были в ударе, а снитч, пусть с трудом, поймал я, прекратив эту пародию. Тренер был не очень доволен, но на пресс-конференции нужно было обязательно присутствовать.
На стандартные вопросы я отвечал автоматически, практически не прилагая умственных усилий. Я хотел бы оказаться сейчас где угодно, но только не под прицелом фотокамер. Надеюсь, никто не вспомнит о моем дне рождения.
- Мистер Поттер, ваш контракт заканчивается. Вы вновь намерены его пролонгировать? - спросил меня журналист. Это было очень кстати, не пришлось самому поднимать вопрос.
Я посмотрел на тренера. С ним мы поговорили перед игрой. Он не выглядел веселым, но решение, принятое за эту ночь, я не поменяю. Руководство команды также было уже в курсе.
- Нет, - ответил я, даже не пытаясь добавить что-то еще. В душном помещении воцарился шум и гам. Волшебники пытались перекричать друг друга. К ним присоединились ребята из команды, которые не знали об этом. Я привстал, собираясь уходить, но тут же стало тихо.
- Сэр, но вы ведь сыграете с Канадой? – спросил меня кто-то.
- Безусловно, - кивнул я. – Ведь матч состоится уже на следующей неделе.
- Кстати, вам исполнилось тридцать сегодня… - только сказал это голос из толпы, как начали раздаваться поздравления, вновь перекрикивая друг друга.
Я попросил их снизить шум:
- Благодарю вас. Спасибо.
- Не связано ли то, что вы разменяли четвертый десяток с вашим нежеланием продлевать контракт, мистер Поттер?
- Возможно, - согласился я. – Как вы хорошо знаете, многие профессиональные спортсмены, особенно ловцы, заканчивают карьеру на этом поприще намного раньше.
- Но ведь у вас до сих пор высокий рейтинг, - опроверг журналист.
- Быть может, я хочу, чтобы меня запомнили пока я еще нахожусь на пике карьеры? – спросил я, обозревая толпу. Кажется, после моего заявления народу прибавилось, а вспышки от фотоаппаратов стали чаще. – Или вы хотите, чтобы я ловил снитч до тех пор, пока из меня не будет сыпаться песок?
Раздались редкие смешки.
- А чем вы собираетесь заниматься в таком случае?
- Хм… Вам стоит спросить об этом меня на следующей неделе. Возможно, я буду знать, что вам ответить. Я же Гриффиндорец, - добавив это, я встал, собираясь уходить. Вопросы пошли непрофессиональные.
- Поттер, входит ли в ваши планы остепениться? – спросил кто-то, не выкрикивая, как другие, но я отлично расслышал этот глубокий голос. Мое сердце сделало кульбит в груди и едва не выпрыгнуло, когда я узнал его.
- Выйдите, пожалуйста, - попросил я под удивленные возгласы. Уже давно никто не задавал мне таких вопросов, так как я не отвечал на них. – Я вас не вижу.
Толпа стала раздвигаться и откуда-то сбоку показалась голова Северуса Снейпа, а потом и он сам вышел в первые ряды. Я заворожено следил за его неторопливыми движениями. Зачем он здесь? Неужели? Никто даже не пытался сфотографировать его – видимо, пребывали в глубоком шоке, как и я.
Я пытался вспомнить вопрос, но я видел перед собой само воплощение своей мечты, смотрящее на меня, ожидающее чего-то.
- Вы… Вы не могли бы повторить вопрос? – попросил я, слегка смущенный.
- Вы собираетесь завязать с разгульной жизнью и остепениться? – спросил он, приподняв тонкую бровь. Она сводила меня с ума.
- Как это ни странно, никто не предлагал мне этого, - ответил я, следя за его реакцией. Реакция была – его вторая бровь тоже на мгновение приподнялась, и я быстро добавил: - Но возможно, я плохо слушал.
Пошло какое-то движение возле входа, зал оглянулся почти синхронно, как и мы с Северусом. Кого там еще принесло в такой неподходящий момент?
Толпа вскоре почтительно разошлась, являя моему взору физиономию нынешнего Министра магических игр и спорта. Затворы фотоаппаратов раздавались с пугающей частотой. Я едва не выругался, когда заметил, что Северусу пришлось отойти в сторону.
- Гарри Поттер! – широко улыбнулся Министр, разведя руки. Мне что, стоит прыгнуть к нему в объятия? Обойдется. Я протянул руку, и Министру пришлось пожать ее. Когда с приветствиями было покончено, Министр обернулся к журналистам, что-то являя их взору.
- Дорогой Гарри Поттер! – начал говорить он, не смотря на меня. Я пытался найти Северуса взглядом там, где видел его последний раз. – Сегодня, в день тридцатилетия Народного Героя, обладателя Ордена Первой…
Я не стал дальше слушать, что конкретно он говорит… Что-то вроде «бла-бла-бла» было всего лишь фоном для ускоренного биения моего сердца.
- Ну, где же он? – прошептал я, вытягивая шею, и чуть инфаркт не схватил, когда мне в ухо прошептали:
- Сейчас, Поттер.
Я повернулся, оказавшись нос к носу с Северусом:
- Э, сейчас? – повторил я с трепетом.
- Сейчас ты встанешь и выйдешь следом за мной. Пойдешь, не отставая ни на шаг. Я хочу этого, - его голос был едва громче порхания бабочки, но он перекрывал все остальные шумы в зале, отдаваясь волной наслаждения у меня в животе.
- Желание, – хрипло бросил я, не в силах игнорировать пульсацию внизу живота от близости мужчины.
- Браво, - кажется, его эмоции едва ли не плескались через край, когда я заглянул в черноту его глаз.
Северус резко выпрямился, словно стремясь скрыться от моего знания о его чувствах, и, ловко лавируя между журналистами и зеваками, направился к выходу, ни разу не оглянувшись.
А я кое-как мог шевелиться. Едва ли не впервые в жизни у меня тряслись поджилки – многочисленные «если» не позволяли тут же ринуться за высоким стройным силуэтом. Я готов был наплевать на свою гриффиндорскую честь, и исполнить прихоть Снейпа в другой раз, где не будет ни Министра, ни журналистов. Если то, что я только что увидел в глазах Северуса – лишь отражение моей страсти? То, что я хотел бы видеть в его глазах? Что, если все, что я увидел – это напускные, совершенно чуждые зельевару чувства? Если это – попытка подставить и отмстить мне?..
Я едва не дал себе затрещину – я обещал. Неважно, что меня ждет: шах, мат, или даже пат.
Мерлин… Мне же что-то вручать собрались.
Репортеры? Медаль?! Да к черту всё! Я ждал всю свою жизнь, начиная с Победы, а теперь и они подождут меня.
Я так и слышал, как тикают мои шахматные часы. Тик-так. Тик-так…
И я, едва следя за неизменной черной мантией, ринулся вслед за мужчиной, в полной мере ощущая на себе самый невероятный цейтнот, какого у меня еще никогда не было.

URL
2014-08-23 в 01:22 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Министр был слишком увлечен своей пестрящей восклицаниями речью, чтобы меня заметить, а журналисты не решились его перебить, да и остановить меня было трудно. Я готов был порвать на британский флаг того, кто попробует ко мне обратиться. Я даже не пытался представить вечерние выпуски газет о моей эксцентричности.
Едва я догнал Северуса, как он крепко схватил меня за запястье, и нырнул в ближайший камин, назвав адрес в Кенсингтоне. Адрес камина, ближайшего до моего дома.
Спустя десять минут быстрой ходьбы мы остановились около моей двери. Мы не разговаривали – это было излишне. Северус вопросительно посмотрел на меня, вновь выгнув бровь. Между нами словно искра проскочила - и я поцеловал его, почти сминая губы. Я не испытывал еще такого желания касаться к кому-то всеми частями тела, дарить кому-то столько наслаждения, сколько смогу, несмотря на свои чувства, несмотря ни на что иное – только бы он позволил мне это.
Мы вцепились друг в друга, словно в последнюю опору на краю неизбежной гибели или пропастью в помешательство. И с той секунды, как мои губы коснулись рта Северуса, я знал, что вот оно – то, что я искал всю свою жизнь. Нет слов, чтобы описать все мои ощущения, но я чувствовал, что моё сердце едва ли не выпрыгивает из груди от радости, как что-то трепещет внутри меня – уже не росток, едва пробившийся из-под земли, а что-то более мощное и значительное. Фундаментальное, крепко засевшее в моей просыпающейся душе.
И в те короткие перерывы, что мы делали между поцелуями, я вглядывался в такие любимые глаза, и понимал, что уже давно не ощущал упоения жизнью. Как будто я делал всю жизнь лишь короткие вдохи, боясь пустить аромат жизни в свои легкие в полную грудь. Как будто я спал до этого, и не мог проснуться: звуки становились отчетливее, краски приобретали насыщенность, запахи превращались в будоражащее кровь благовоние, легкие прикосновения жгли кожу… А я все не мог напиться нектаром его губ…
Да, это было прекрасно - Северус отвечал мне едва ли не жарче меня, прижимаясь ближе, сдирая мантию, зарываясь длинными пальцами в мои волосы. Покрывая все мое лицо нежными поцелуями… Эмоции раздирали нас на миллиарды микрочастиц чистой энергии, но, тем не менее, я мог с точностью сказать – мы никогда еще не были настолько цельными, как в эти волшебные минуты.
Мы оба толкнулись в дверь, которая была все еще почему-то заперта.
- Гарри, - прошептал он мне в губы, я отчаянно пытался возобновить этот ошеломляющий поцелуй. – Открой дверь.
- Дверь?
- Да, дверь, - подтвердил он, неповторимо усмехнувшись. – За твоей спиной. У тебя ведь есть ключи?
- Не знаю, - я просто взмахнул рукой и толкнул дверь, одновременно прижимая к себе несопротивляющегося мужчину, затягивая в дом. Он активно пытался снять с меня уже сорочку, а я все никак не мог оторваться от потрясающего вкуса его влажных губ, от которых у меня уже появилось совершенно неприличное привыкание.
Я не сразу сообразил, впрочем, как и Северус, что вокруг творятся вещи, которых по идее здесь не должно быть.
Нестройный хор голосов, поющий «С днем рождения тебя» ошеломлял наравне с внезапно включившимся светом, частыми вспышками и щелканьем затвора фотоаппарата.
Мы застыли с ним, так и не оторвавшись друг от друга, исключая наши губы, но нелегальный в моем доме хор, пару раз пропев заветную фразу, как-то быстро перешел на минорный лад, а потом и вовсе сконфуженно стих.
Северус оцепенел, пока не пытаясь как-то немедленно убраться с глаз долой всех членов Отдела Тайн, а также Рори, которая радостно хлопала в ладошки, и старика ДюБэра. Зельевар тяжело дышал, впрочем, как и я – и, уверен, мы с ним выглядели одинаково неприлично, потому что его тонкие пальцы все еще сжимали мой сосок сквозь изрядно помятую сорочку, а пальцы другой руки покоились на моей левой ягодице. И мой твердый член отчаянно касался его не менее жаждущей эрекции.
- Я… - у меня не было приличных слов, чтобы выразить все свое недовольство. Мои глаза отчаянно, с тихой мольбой вглядывались в лицо Северуса. Его растрепанные по моей вине волосы шелковой завесой скрывали наши смущенные лица, когда он коснулся своим лбом моей головы.
- Прости… Прости… - шептал я отчаянно в абсолютной тишине.
- Сосредотачиваемся, Поттер, - он глубоко вдохнул, словно перед прыжком в воду, и отстранился от меня, являя нас свету, ухмыляющимся лицам…
- Сюрприз! – крикнул Натан, разрядив обстановку. Все зашевелились, подскочив, стали поздравлять, постепенно пытаясь оттеснить Северуса от меня, но я крепко взял его за ладонь.
О, Мерлин! Как все здесь казались лишними!
Несколько раз поблагодарив за что-то, я почувствовал вновь его дыхание возле уха.
- Поттер, я никуда не денусь, ты можешь перестать выворачивать мне руку. - Только сейчас я услышал в его голосе неизменное сопротивление толпе. Он вновь пытался вернуть чувство собственного достоинства, не зная, что ни один из собравшихся людей не попытается как-то использовать его положение.
- Черта с два, - возразил я. – Сейчас они уберутся из моего дома.
- Не глупи.
- Пф, - я был разочарован перспективой. С этого момента заявляю официально: я ненавижу сюрпризы. Мне пришлось отпустить горячую ладонь, и в этот момент я как будто потерял свою опору…
- Ты слышишь, Поттер? – привлек меня голос Драко.
- Что? – резковато переспросил я, переведя взгляд на Шахина.
- Я пытался их отговорить вместе с Грейнджер, как бы это странно не звучало, - сообщил Малфой.
- Плохо старался! – рассеяно ответил я, вновь высматривая Северуса. С его ростом это нетрудно было сделать, но сейчас я нигде его не видел. В мое сердце прокралась паника.
- Спокойно, Поттер, он поднялся наверх, - шепнул мне Драко в ухо, и это было так неправильно, так не похоже на дыхание Северуса. – Но, кажется, мы все сделали оплошность, явившись без маскарада. Не удивлюсь, если в течение недели мы все по необъяснимым причинам окажемся либо в лазарете, либо в морге.
- Хорошо, - спокойней вздохнул я. – Фух… Ничего теперь не поделаешь. Обойдемся и без маскарада. Страшно подумать, что я скажу ему, объясняя твое присутствие – школьного врага – в своем доме.
- А мне страшно подумать, как ты объяснишь Грейнджер присутствие своего любимого профессора в своем доме, - явно выделив слово «любимого» сказал блондин с каким-то отчаянным смешком.
- А она не будет возражать, - уверенно парировал я.
- Предлагаю выпить за именинника! – выкрикнул Арти, лавируя подносом с высокими бокалами на нем, с искрящимся напитком пшеничного цвета.
- Подождите! – перебил всех Кречет, выступая вперед. – Я хотел бы принести извинение, Гарри, за то, что произошло вчера. Это полностью моя вина. Я должен был…
- Нет, я виноват не меньше, - перебил его Натан. – Поэтому…
- Я тоже виноват, Гарри, - подошел ко мне Кортес. – И мы приносим свои извинения.
- Если уж на то пошло, - вмешался Фил, - то все произошло из-за меня.
- Прости нас, Сапсан.
- Да, прости, шеф.
- Мы вовсе не хотим, чтобы ты не был нашим главным.
- Хватит извинений, парни, - остановил я их. – Я принимаю их, но не могли бы вы свернуть весь этот праздник…
Раздались разочарованные возгласы близнецов.
- … Или хотя бы перенести его в другую локацию, а?
- Э, нет, шеф, ты должен выпить с нами! – сказал Кито.
- Нет, не сейчас. И, Кито… оставь фотоаппарат здесь.
Все как один понимающе заулыбались. Сволочи.
- Я отдам его завтра.
- Послушайте, вы все! – крикнул я. – Завтра не смейте меня беспокоить, ясно вам? Даже если случится какая-то катастрофа. Завтра руководит Рольф! Если Рольфа нет, обращайтесь к Драко, если Драко нет…
- Думаю, этого достаточно, Сапсан, - остановил меня Шахин. – Всё, сматываем удочки, парни. Предлагаю перенести вечеринку в Малфой-Мэнор.
Все радостно загудели и тут же зашевелились, собираясь. Драко наблюдал за ними, стоя рядом:
- Будешь мне должен, Поттер.
- Ладно.
- Ты действительно так легко простил им этот акт недоверия?
- Ну… Думаю, на парочку деньков я найду для них занятие, достойное скучечервя.
- Вот это я понимаю, шеф, - ухмыльнулся он. – На самом деле, Сапсан, они чертовски привязаны к тебе, и, так как последние пять-шесть недель ты ведешь себя более чем странно, они ожидали какого-то взрыва, не меньше.
- Мерлин, Драко, - я закатил глаза к небу. – Когда ты на два месяца добровольно откажешься от секса, тогда посмотрим, на кого ты станешь похож.
- Два?! – вскричал он.
- Тихо ты. Именно – два. Но…
- Что?
- …Сдается мне, я готов был ждать еще целую вечность, лишь бы дождаться его.
Драко тоже посмотрел в сторону лестницы вверх. Вздохнул, привлекая мое внимание. Он смотрел куда-то в сторону, нарочно избегая моего взгляда, и подозрительно часто заморгал.
- Ты… - прошептал он. Попробовал снова. – Ты должен напомнить ему, что ты – единственный в своем роде, Сапсан… Мне пора, - и Драко резко развернулся и вышел на улицу.
От непонятных слов Шахина меня отвлекли остальные Невыразимые.
- До понедельника, шеф, - попрощались братья Висковски. Затем ушел Бианор, Фил, Рольф, Кортес. Натаниель спросил, когда это Драко успел убежать, и стремительно вышел за дверь. Затем ко мне подошла Гермиона.
- Гарри, прости за вечеринку, я пыталась отказаться от этой идеи, но…
- Не стоит, - я взял на руки Аврору. – Прости, малышка, но сегодня я вряд ли смогу пообщаться с тобой.
- Она и сама не сможет. Почти спит уже, - Гермиона забрала ее к себе.
- Вызвать такси?.. Ой, я обещал поговорить с тобой… - Я оглянулся на лесенку с тоской.
- Ничего, это подождет, Гарри. И не нужно такси: оно уже у дверей. И… Развлекайся.
Она вышла за порог.
- Это не развлечение, Гермиона.
Она лишь улыбнулась, и я закрыл дверь, галопом проскакав наверх.
Пожалуй, намечался самый лучший день рождения. Или самый трудный.

URL
2014-08-23 в 01:24 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Ну, и на этой интригующей ноте, на сегодня я останавливаюсь. Продолжение следует.

URL
2014-08-23 в 13:29 

buttonly
Пуговка
Оооох, как это прекрасно!!!!
Спасибо-спасибо-спасибище!!!!
Совершенно невероятная история!

Теперь меня страстно интересуют детали.))))
Когда и как Волдеморт украл Генри, чтобы поместить его в приют?(Честно сказать, я все же подумала это на Дамба)
Кто был тем "другом" Генри, который подарил ему куклу Мерлина?
Как Волдеморт, будучи бестелесным духом смог поместить Генри в Азкабан(понятно, что не сам, а чьими-то руками) - но при этом возродился аж только еще через три года? Что помешало ему возродиться на крови Генри?
И как сейчас относится Генри Поттер к своему брату, его славе и прочих неприятностях, из-за которых он пережил Азкабан?

2014-08-23 в 17:46 

Natsume80
Сева уполз! Но обещал вернуться! (c)
Читала сегодня весь день и я в восторге! Не могу думать ни о чем другом, кроме продолжения, тем более, что все прервалось в такой момент... :buh:

2014-08-24 в 02:51 

apelcin
Гений прокрастинации
Совершеннийший восторг! Только закончила читать . Ваша история многослойна . Она, как китайская шкатулка с секретом - открывая ее, обнаруживаешь внутри ещё одну, а внутри ещё... И не знаешь, сколько секретов и сюрпризов тебя ещё поджидает . Кроме того, ваша история относится к той счастливой категории, когда можно перичитывать многократно, вновь переживая заново забытые подробности и наслаждаясь каждой буквой .
Так же, как и все, с восторгом и нетерпением ожидаю дальнейшего развития событий.
Огромное спасибо!

2017-01-15 в 15:31 

Как замечательно написано! Спасибо огромное!

   

Приют нетерпимости

главная