01:25 

Фанфик "Закон Буба, или Па-де-буре для Северуса Снейпа

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Название: «Закон Буба, или Па-де-буре для Северуса Снейпа»
Автор: Sotoffa
Бета: tarout
Рейтинг: NC-17
Категория: слэш
Пэйринг: ГП/СС
Герои: ГГ, РУ, ЧУ, ДМ, НМП
Жанр: Романс, детектив, экшн
Отказ: не моё
Предупреждение: Постхогвартс, POV Гарри Поттера, жуткий ООС ГП; Снейп жив, естественно. Смещенные моральные ценности у главного героя, ненормативная лексика местами у гл.героя, наличие специфического сленга (балетные термины - есть реальный сленг русских геев, в тексте идут ссылки) и нескольких крылатых выражений или цитат, которые аффтор нагло сперла не помня где.
Содержание:
Гарри должен принять новые правила. Возможно, он должен был проиграть, прежде чем научиться чему-то новому. Принять кого-то в свою жизнь и стать частью еще чей-то жизни. Ведь, как ни крути, несмотря на многочисленных людей, окружающих его, он все еще одинок. А бремя одиночества ему уже нести не под силу. И тогда кто, как не верная подруга, подскажет идеальное, казалось бы, решение? Закон Буба - то, что ищешь, найдешь, только обыскав всё. Со всеми вытекающими последствиями.
Примечание: Здесь мракоборцы и авроры - разные подразделения Департамента Магического Правопорядка (ДМП), у каждого свой начальник, свои ранги и чины, и все они подчиняются министру Всеобщей Магии. Авроры - что-то вроде элиты, тогда как мракоборцы - рядовые сотрудники, борющиеся со всяким мелким жульем и несущественной нечестью.
Статус: бетится (как только - так сразу выложу далее).
Читать - в комментариях
НОВОЕ от 23.08.2014 - гл. 11-20 (в комментах)

запись создана: 10.01.2013 в 19:56

@темы: Фанфикшн, Закон Буба, ГП

URL
Комментарии
2013-01-10 в 21:07 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Этот парень опоздал на час! А когда пришел, то от него за милю несло перегаром. Думаешь, это нормально? Сейчас я устроил ему взбучку и влил в горло хорошую порцию Антипохмельного. А также пригрозил ему, что если такое повторится, то…
- Достаточно. Я понял, - остановил его я. – Натаниэль?
- Я ничего не отрицаю, но я обошелся бы и без воспитательной беседы, шеф.
- Спасибо, что приглядываешь за ним, Рольф, - лишь произнес я. – Но Балобан был на задании вчера, я прекрасно осведомлен, где находятся мои сотрудники и чем они занимаются, даже если их нет в Отделе Тайн… Вы из-за глупых препираний так и не посетили архив ДМП по делу Шауля? Или были другие причины?
Если об этом Шауле нет дела, то на данный момент мы окажемся в тупике и не будет никакой разгадки о моем брате. Сплошные вопросы. Я ненавидел патовые ситуации.
- Мы там были днем, я забыл отдать это из-за Балобана и нашей гостьи, - произнес Рольф, передавая мне еще одну папку с надписью дела.
- Не читал еще?
- Нет. Это всего лишь копия. Я уже беседовал с «мастером», он не согласился прекратить это дело, хотя я говорил, что мы возьмем на себя расследование. – Скамандер фыркнул. – Вообще-то он изъяснялся более емкими выражениями. Ты же знаешь, как они нас «любят». Возможно, стоит с ним поговорить Отражению.
- Не имеет значения, как относится к нам Аврорат, и, поэтому, боггарт с Шеклботом. Пусть впустую тратят время, - пожал я плечами. – Быть может, я скоро освобожу тебя от обязанности общения с «мастером»…
- Чтобы я с министром взамен общался? – спросил недовольно Рольф. – Нет, шеф, спасибо: с ним лучше общайся ты.
- Ладно. Иди, Кречет, занимайся своим «мусором». Я хочу почитать это, потом отдам и тебе.
Скамандер вышел без лишних слов.
- Спасибо, шеф, - сказал Натаниэль. Я поднял на него взгляд. – За то, что объяснил ему.
- Солгал, ты имел в виду?
- Да.
- В некотором роде это была правда, - пожал я плечами, открывая папку.
В документах были стандартные бумаги по делу о применении непростительных заклятий. Этот якобы сбежавший волшебник не являлся кем-то выдающимся.
На фотографии, сделанной в аврорате во время следствия, был изображен тот же человек, который сейчас лежал здесь в морге. Полукровка. Место рождения не известно. Точная дата – не известна. Год – 1963. Родители – не известны. Вырос в приюте. Поступил в Хогвартс в 1974 году в Слизерин. Сбежал, не проучившись и трех лет. Женат не был. Детей нет. Был два раза судим за воровство, и один – за нападение на магглов с целью кражи с применением Империуса и Авады Кедавры. Заключен в Азкабан пожизненно в 1980 году. Ему было семнадцать на тот момент.
Я вспомнил о газете, лежащей в кармане. Там не было ничего нового. Частично – информация из того, что я только что прочитал, остальное – сплошные догадки и все.
- Я ошибся с датой рождения – этот был старше, судя по документам, - сообщил я Натаниэлю хмуро. Не люблю сюрпризы.
- Можно посмотреть еще раз, чтобы точно все узнать, - предложил он.
- Проверим. Иди сюда, - я встал и сел на диван. Парень приземлился рядом. - Смотри мне в глаза.
- Не моргать?
- Не сможешь. – И прикоснулся к его висками средним и указательным пальцами, облегчая контакт. Я вновь искал те воспоминания, которые отложились у него неделю назад. Пришлось прокручивать их день за днем. За неделю мыслей прибавилось. Он много думал обо мне, но был благодарен за то, что мы вчера поговорили. Нечаянно подсмотрел пару его свиданий с каким-то загорелым молодым человеком. Наконец-то дошел до заклинания Идентификации.
Просмотрел все еще раз с самого начала. Документы были верны. Этот человек был Али Шаулем, рожденный 19 февраля 1963 года. Вторая подпись все также присутствовала – Генри Поттер, и дата, которая вначале показалась мне верной.
Я вынырнул из головы Фарбера, и услышал, как кто-то деликатно кашлянул, стоя в дверях. Натаниэль вздрогнул, сморгнул и его взгляд сфокусировался на мне. Я отвел от него руки.
- Прошу прощения, шеф, - Малфой стоял, скрестив руки, опершись плечом о дверной косяк. – Поступила информация от крота в ДМП о незаконном проникновении в жилище волшебника. Это было еще в ночь на понедельник, 31 мая.
Я встал: - Что-то особенное?
- Там обнаружили кровную магию. «Нюхлеры» занимаются этим с тех пор, но, похоже, темное дело. Надо бы проверить. Там на три квартала вокруг приборы зашкаливают, «прилипалы» дежурят до сих пор. Очень серьезное заклинание, возможно некроманты объявились.
- Хорошо. Займешься этим сам.
- Понял, шеф, - Драко собирался развернуться и выйти.
- Постой. Возьмешь в напарники в этот раз Балобана.
- Что? – Драко нахмурился. На Натаниэля он даже не посмотрел. – Он же стажер. Поищи ему другую няньку. Я лучше буду один работать.
Фарбер также встал.
- Ты, белобрысая скоти…
- Стоп! – крикнул я. – Натаниэль с сегодняшнего дня – не стажер, Драко. И тебе все равно понадобится в этом деле напарник.
- Я соглашусь на Кортеса, - упорствовал Драко.
- Кортес с завтрашнего дня принимает под опеку новенького.
- Тогда дай мне новенького, а Фарбера – Кортесу.
Я удивился, ошибочно полагая, что Драко не хочет работать со стажерами, а теперь выясняется, что он что-то имеет против Балобана лично.
- Фарбер выйди и закрой дверь, - приказал я.
- Будешь опять поучать меня? – сказал Малфой, подойдя ближе, когда Натаниэль молча смотался.
- А надо?
- Благодарю, шеф, но – нет.
- Я спрошу один раз, Драко, а потом приму превентивные меры, - я также подошел ближе, смотря в серебро его глаз. – Что ты имеешь против Фарбера?
Драко отошел подальше, явно опасаясь того, что я с легкостью могу заставить все выложить мне даже без слов, просто притронувшись к нему:
- Это тебя не касается.
- Все, что затрудняет работу Отдела, есть мое дело, Шахин.
- И что ты сделаешь? Лишишь меня рождественской премии?
Он еще не успел закончить предложение, как я уже подошел к нему ближе, злой как сам черт:
- Идем в тренировочную комнату. Ты ведь хотел отыграться, не так ли? Дуэль.
- Условия? – невозмутимо произнес он.
- Право выбора оружия за тобой.
- Предпочитаю классику. Палочки.
- Отлично. Без темных заклинаний. До первой капли крови тебя устроит?
- Вполне. Когда я выиграю, то ты оставляешь в напарниках Кортеса.
- Ты не выиграешь, - поправил его я. – Но когда ты проиграешь, то объяснишь сам мне причины своего инфантильного поведения.
Мы пожали друг другу руки и пошли в сторону тренировочного зала. Ребята заметили нас и пошли следом. Все вместе.
Большое прямоугольное помещение было оборудовано лишь специальным помостом для дуэлей.
- Что происходит? – спросил Фарбер.
- Они вновь собрались выяснять, у кого башка крепче, - ответил Ланнер, потирая ладони, - давненько этого не было.
- В прошлый раз выиграл Сапсан, а до того – Шахин, - добавил Лаггар. – А до этого еще тоже много раз было… Ставлю десять галлеонов против Малфоя. Кто поддержит?
- Я поддержу, братец… Шеф! Как деретесь? До бессознательного состояния или до первой крови?
- До крови, - ответил я, снимая мантию и сорочку, оставаясь лишь в брюках. Малфой готовился также.
- Из-за чего они? – недоуменно спросил Балобан.
- Мерлин их знает, - пожал плечами Огги, сотворив себе кресло и присаживаясь в него. Остальные, кроме Балобана, последовали его примеру и с удобством расположились рядом.
- Никогда не видел шефа таким, - прошептал Натаниэль. Парень в волнении ходил взад-вперед.
- Сядь уже, а? Такое шоу мешаешь смотреть, - ворчал Рольф.
Балобан сел прямо на пол.
- Как думаете, кто победит? – спросил он.
- Драко…
- Шеф…
- Шахин…
- Сапсан…
- Гарри…
- А я тоже думаю, что Гарри, - признался Балобан, вздохнув.
- Я бы не был бы столь уверен, - проявил себя Кортес. – Гарри, бесспорно, самый мощный из всех маг, но Драко – изворотливый и хитрый. Ставлю десять золотых на Малфоя, Лаггар.
- Принимается.
Мы с Малфоем встали друг напротив друга.
- Все, ставки больше не принимаются, - услышал я голос Лаггара.
Драться мне сегодня не хотелось. Обычно это развлекало меня, но сейчас я не мог думать ни о чем другом, кроме как об узниках. Сделать это быстро – поймать момент и нанести один единственный удар.
Обязательный поклон. И я уже мчусь со скоростью света на Малфоя, он отошел на шаг, вскинул палочку. Я отбил какое-то заклинание. Серия заклинаний Малфоя была не плоха. Я создал щит и половина из низ полетели обратно. Пока Малфой уворачивался, я выпустил из своей палочки маленькую змейку, которая мгновенно поползла в сторону Малфоя. Теперь я отступал, прошипев приказ укусить блондина.
Он не заметил змейку, она идеально сливалась с полом, а я отвлекал Драко детскими шуточными заклинаниями.
- Поттер, ты будешь драться?! – проорал Драко, легко снимая щекоточное заклинание.
- Прости, но ты мне нужен невредимый! – я заблокировал сглаз. – Прошлый раз ты провалялся неделю в кровати, помнишь?!
- И ты тоже! – Он пустил хорошее режущее заклинание.
- Ты прав, но я не вырубался!
- А-а, черт! Что это?! – завопил Малфой, но было уже поздно. – Тайм аут, тайм аут!
Маленький ужик уже сделал свое черное дело и две крошечные капельки крови были четко видны у Драко на щиколотке, когда он приподнял брюки.
Я засмеялся, спокойно подходя ближе. Остальные тоже подтянулись сюда. Я подхватил ужика за хвост и покачал его перед носом своего противника:
- Ты проиграл. У тебя кровь.
Невыразимые засмеялись, похлопывая нас с Малфоем по плечам: меня – за находчивость, Драко – в сочувствии.
- Дерьмо, - сдался Малфой.
- Ну что ты, - я испарил змейку и сам похлопал его по голому плечу. - У тебя отменные заклинания, но ты забыл, что и некоторые гриффиндорцы могут быть слизеринцами.
- Да пошел ты… шеф, - скривился Малфой.
- Из-за чего дуэль-то была? – спросил Фарбер.
Мы с Драко уставились на него. Шахин глубоко вздохнул и грубо оттолкнул плечом Балобана, прошел вперед, подхватил одежду и вышел из зала.
Я отрицательно помотал головой и стал собирать свою одежду.
- Что я такое сказал? – прошептал парень.
- Дурак ты, Фарбер, все-таки, - вздохнул Рольф.

URL
2013-01-10 в 21:07 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Я нашел Малфоя в своем кабинете.
- Рассказывай.
- Он сегодня смотрел на тебя так, как будто готов тут же лечь под тебя, на этом диване, - ответил Драко.
- Натаниэль? – удивился я. – О, вот в чем дело. Ты ревнуешь?
- Да пошел ты, - повторил Драко, стараясь быть равнодушным, но я его слишком хорошо изучил, чтобы поверить в это.
- Что ж, я подумал, и решил, что мое решение остается в силе. Вы хорошо сработаетесь…
Драко открыл двери и, не ответив, вышел из моего офиса, направляясь в свои владения.
- Это для твоего же блага! – крикнул я ему вслед. В ответ раздался громкий звук хлопнувшей двери. Я рассмеялся.
♂♂♂
Лег я спать уже за полночь, предварительно пробежав несколько миль по парку. Тело устало достаточно, чтобы не хотелось двигаться, а вот мысли не давали покоя.
Как вернуть то, что я потерял? У меня должен быть План. Два хороших Плана. Один касается Генри Поттера, другой – Северуса Снейпа.
Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы вернуть Генри, даже если его уже нет в этом мире, даже если мне придется воспользоваться Маховиком. Главное – учесть все нюансы. Ничего не изменить в прошлом. Я чувствую, что нахожусь в тупике. Я не знаю, как найти то, что потерял, иным способом. Впрочем, вначале стоит попытаться что-то сделать с этими листками с шифрованной записью. И остается еще Дамблдор. Но что может рассказать Альбус, так это только то, что уже произошло. То есть – прошлое, а меня интересует настоящее. Где находится мой брат? Гораздо в меньшей степени меня интересует, кто и почему скрыл его существование. Лишь бы он был жив.
На второй План даже не было намеков. Единственная мысль – Я ХОЧУ ЕГО. Надолго. И безвозвратно. Но это всего лишь мои желания. Я не знаю КАК мне его добиться. Вновь ухаживать? Боже, Северус больше не верит мне, особенно после тех слов, что я наговорил ему в ресторане Кларка. Про те проклятые восемь минут я вообще и вспоминать не хочу – это была моя ошибка. Да и появление Натаниэля в его комнате и мое поспешное, но такое простое объяснение ясно дало ему понять, что Фарбер – мой очередной любовник. И вновь – я тупица и я в тупике. Я хочу его видеть…
Наутро я вновь не «завтракал». Это было странно и вместе с тем правильно.

URL
2013-01-10 в 21:08 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Пока всё, остальное бетится.

URL
2013-08-20 в 06:40 

buttonly
Пуговка
Что-то оно очень ДОЛГО бетится...(((((

А как здорово! А как неожиданно! Захватывающе!

2013-08-24 в 21:20 

apelcin
Гений прокрастинации
Надеюсь,что мы всё-такидождемся продолжения. Весьма необычнаявещь.

2013-11-26 в 16:27 

а продолжение будет?

URL
2014-01-19 в 01:44 

Какая чудесная вещь, ставлю в избранное и буду все-таки надеяться на продолжение.
Муза вам и вдохновения :)

2014-08-23 в 00:21 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Дико извиняюсь, но вот продолжение:
Глава 11
Сегодня с утра у меня была тренировка по квиддичу. Первая, после длительного перерыва. Вездесущие репортеры брали интервью у тренера и у остальных ребят в команде. Я был не в настроении. Послав куда подальше писак, я сотню раз поймал снитч и, выслушав восхищение от назойливых поклонников, каким-то образом проникнувших на тренировку, с облегчением удалился туда, где мне действительно хотелось быть – в Отдел Тайн.
По дороге я не мог не думать, что едва ли не впервые играл в квиддич автоматически. Возможно, тот момент, о котором говорила однажды Гермиона, что когда-нибудь мне захочется большего, наступил. Но мне не хотелось больше. Иного – может быть.
Малфой привел новичка, Филиберто Оза. Он был на пару лет младше меня, коренаст, широкоплеч и всякий раз сверкал идеально-белозубой американской улыбкой. Его послужной список пестрил наградами и благодарностями в области научных исследований. Обладал теми навыками, которые были и в Огги. В общем, он легко располагал людей к себе.
Оз был немного шокирован, что мы не авроры, как ему сказал Драко, но с нетерпением согласился на новую должность. Как и Гермионе я рассказал ему уйму минусов, он абсолютно никак не отреагировал на то, что обычный человек примет с трудом. В общем, Малфой с Кортесом поработали на славу.
Я уже читал его анкету, но решил поговорить.
- Мистер Оз, почему вы рискнули покинуть свою страну ради нижестоящей должности?
- Я хотел сменить обстановку. Работу, жилье, страну. Что угодно.
- Читайте между строк. Что побудило такое желание?
- Хорошо, мистер Поттер, - он сглотнул. – Я потерял жену с ребенком. Это был несчастный случай.
Я все это уже знал из его личного дела. Но мне было нужно, чтобы он доверял мне.
- Вы не сможете уйти из Организации, когда ваша печаль пройдет.
- Не смогу. Я хочу обосноваться здесь надолго.
- Как же ваши родственники?
- У меня их нет. Мать умерла давно, а отец – несколько лет назад.
- Вы многого достигли, судя по послужному списку.
- Благодарю вас.
- Не за что – это факт. Что ж, раз мы собрались сотрудничать очень долгое время, будет не лишним, если мы перейдем на «ты». Идем, я представлю тебя остальным, Филиберто…
Он фыркнул.
- Только зови меня «Фил».
Я отдал его на попечение Огги и Кортесу. ДюБэра уже на следующей неделе не будет. Как он говорит, последние тридцать лет службы, он ежедневно мечтал о пенсии.
Время, оставшееся до обеда, я посвятил изучению таинственных записок из Азкабана, положив их перед собой на стол. Подчерк был одним и тем же, чернила, бумага – тоже, только вот я отметил, все же кое-какие символы отличаются друг от друга. Эти другие символы я выписал на отдельный пергамент, вначале из первой шифровки, а затем ниже – из второй.
Я вздохнул, так и не найдя ключика к разгадке, а то, что это должен был сделать именно я, отчего-то не сомневался. Вся эта история целиком и полностью сходилась на мне. Каждая новая улика, так или иначе, затрагивала мое прошлое и прошлое моей семьи.
Разгадка – тоже в прошлом, констатировал я и поднялся. Пришло время навестить Гермиону. Если… точнее, когда она даст свое согласие, мы с другими Невыразимыми сделаем ее одной из нас. Это будет сегодня. Очередь Фила наступит завтра.
Молли суетилась на кухне Гермионы. Малышка Рори играла во дворе со своей мамой, но как только девочка увидела меня, то счастливо взвизгнула и кинулась мне на встречу, едва не упав. Ее густые темные локоны выбились из-под ободка. Я подхватил девочку на руки и она засмеялась.
- Я тоже обожаю тебя, ребенок, - улыбнулся я. Она доверчиво обвила мою шею ручками и мы оба посмотрели на Гермиону. Та отвела взгляд и странно шмыгнула носом.
- Что-то случилось, подруга? – нахмурился я, присаживаясь на качели вместе с крестницей.
Гермиона вновь повернулась ко мне и улыбнулась. Ее глаза были слегка увлажнены, а улыбка получилась не совсем естественной.
- Все хорошо, Гарри, - она прокашлялась немного, придавая голосу силу. – Просто... я вспомнила, сколько лет жила с мечтою о ребенке.
- Ну, твоя мечта осуществилась. У вас с Роном замечательная дочка, а у меня, благодаря тебе, лучшая на свете крестница.
- У нас с Роном… Крестница. Да. – Повторила за мной подруга.
Я вновь внимательней взглянул а нее. Что-то ей явно не давало покоя.
- Ты действительно…- начал было я, но она меня перебила.
- Я согласна, Гарри, быть одной из вас.
- Я и не ожидал иного, - улыбнувшись, ответил ей. – Если ты сейчас свободна, Гермиона…
- Конечно, мама Рона здесь, на кухне. Она будет счастлива посидеть со своей… С Авророй.
Когда мы прибыли в Отдел Тайн, ребята уже подготовил все необходимое для принятия нового члена организации. Американец также был здесь. Наконец-то я насчитал всех Невыразимых, плюс Гермиона, которая тихонько сидела в моем кабинете, и Фил, разговаривающий с Кортесом и Огги. Малфой демонстративно стоял ко мне задом, беседуя с близнецами.
- Господа Невыразимые! – позвал я, вставая во главе стола. – Извольте занять свои места.
Мои люди расселись, обратив внимание на меня. Только Фил остался неуютно стоять около фальшивого окна, так как количество мест было рассчитано только для Невыразимых.
- Позвольте представить вам человека, который с завтрашнего дня будет новым членом организации. – Я посмотрел на Фила, тот поспешно подошел ко мне и встал рядом. – Это Филиберто Оз, он займет место Огги ДюБэра. Бианор вскоре уйдет на заслуженный отдых, как вы знаете. Фил, присядь вместе со всеми. – Я достал палочку и сотворил для него еще один стул, рядом с Кортесом. Остальные слегка потеснились.
- Зачем мы собрались сегодня, если ритуал для Оза будет завтра, Сапсан? – поинтересовался лениво Малфой, достаточно громко постукивая пальцами о полированную столешницу.
- Кроме того, - продолжил я, кивнув Драко, что слышал его, - в наших рядах незапланированное пополнение. Она…
Тишина, воцарившаяся вокруг, после того, как Малфой прекратил стучать о дерево, показалась мне оглушительной. Ему нетрудно догадаться, кого я имел в виду. Он лишь равнодушно прожигал во мне дыры своим холодным взглядам. А что, собственно, он мог сделать?
- Впрочем, я просто приведу ее, - я вышел, прислушиваясь к тому, что взрыв эмоций Малфоя наконец-то проявил себя на окружающих.
Усмехнувшись, я прошел в свой кабинет, где Гермиона уже уселась в моем кресле и увлеченно всматривалась в те азкабанские пергаменты с шифровкой, которые я оставил на столе.
- Гермиона? – позвал я, заранее выгнув вопросительно брови.
- Гарри, не поверишь, но, кажется, я встречала уже эти символы, - она даже не подняла головы.
- Вообще-то я не привык к такому любопытству своих подчиненных, - улыбнулся я, - но, кажется, от этого стоит начать отвыкать.
- Нет, ты только посмотри! Это же очень похоже на язык змей! Понимаешь?!
- Что?! – я с удивлением подошел ближе, встав рядом с креслом, и нагнулся над столом, всматриваясь в замысловатые строчки. – Ты уверена? Я все еще говорю на Серпентарго, но из этого не понимаю ни слова.
- А я и не говорю, что ты должен с первого раза понять все написанное. Говорить и читать – разные вещи.
- Ты права… - Я вдруг понял, что это послание, возможно, написано самим Риддлом. А раз это послание, то оно кому-то все же адресовано. Кому-то, кто заинтересовался бы трупом из Азкабана, и кому-то, кто, так или иначе, владеет Серпентарго. Все дело во мне, Гарри Поттере. Также, мой пропавший брат и труп, который можно принять за моего брата, являются посланием для меня. Еще один привет с того света от Тома Риддла.
- Оставь пока это, Гермиона, - я отошел от стола. – Пришло время заключать магическую сделку, но вначале я познакомлю тебя со всеми Невыразимыми.
Я обернулся. Гермиона с трудом оторвалась от исписанных строчек.
- Ты ведь не передумала? – усмехнулся я.
- Не дождешься… шеф, - улыбнулась она.
- Э, Гермиона… - я приостановил ее у самых дверей. – Прости, что заранее не сказал, но ритуал в части нанесения татуировки весьма болезнен, как будто ее действительно наносят иглами.
- Не думаю что будет больнее, чем роды, - возразила она.
- Ничего не могу сказать по этому поводу. Идем.
Когда мы вошли в зал, все сидели тихо, но какие-то раскрасневшиеся, всклокоченные, либо нервные. Я лишь приподнял брови, но никто не изъявил желания высказаться.
- Что ж, я представляю вам миссис Гермиону Уизли-Грейнджер, сегодня она станет новым членом организации.
- Добро пожаловать, Гермиона, - послышалось со стороны близнецов и Рольфа. Остальные согласно покивали, кроме Малфоя. Он сидел как-то странно, слишком прямо и не двигался. Я присмотрелся. Он был обездвижен кем-то.
- Спасибо, - скромно улыбнулась Гермиона на приветствия.
Я глянул на Рольфа. Не нужно читать мои мысли, чтобы понять их.
- Сапсан. Послушай, - вздохнул он. – Все не так, как кажется.
Близнецы с шумом выдохнули. Как и Фил с Натаном. Интересно.
- Кто? – коротко спросил я.

URL
2014-08-23 в 00:22 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Кречет посмотрел на Балобана.
- Фарбер, расколдуй Драко, - сказал я. Натаниэль вспыхнул, поджал губы, но Малфоя освободил. Последний облегченно вздохнул и зло посмотрел на Балобана, потом на Гермиону, а потом и на меня.
- Добро пожаловать в организацию, Грейнджер, - с нотками сарказма произнес Драко.
- Благодарю тебя, Малфой, - холодно отозвалась подруга.
- Что-то ты совсем не удивлена моему присутствию, - продолжил он. – Тебя Поттер успел проинформировать?
Я дотронулся до плеча Гермионы, она понимающе отодвинулась на задний план.
- Шахин. Будь добр после ритуала пройти в мой кабинет. И ты, Балобан, тоже.
Малфой и Фарбер синхронно кивнули, демонстративно отвернувшись друг от друга. Я фыркнул про себя. Между ними определенно сверкнула искра.
- Итак, Гермиона уже сегодня станет полноправным членом организации, и я требую относиться к ней на равных. Я понимаю, что у некоторых может сложиться впечатление, что она попала сюда незаслуженно и несправедливо, но, поверьте, что она любому из нас даст фору в своем непревзойденном мышлении и умении обрабатывать информацию.
- Ну еще бы, - все-таки вставил вновь Драко.
- Желаешь еще один раунд? – я заинтересованно склонил голову.
- Всенепременно, шеф.
Я вздохнул.
- Как только дел станет меньше, Драко, - согласился я.
- Гарри, - позвала меня подруга. – Ты не возражаешь, если я?..
- Говори, Гермиона.
- Малфой, послушай, какое бы прошлое нас не связывало, я хочу извиниться перед тобой. Особенно за то, что я сказала в прошлую нашу встречу.
- Принимается, Грейнджер. – Я видел, что он удивлен, но виду не подал, как обычно.
- И еще одно – Гарри ничего не говорил о тебе. Я не ожидала увидеть тебя, конечно, но не настолько, чтобы истерить. Просто я доверяю своему другу. Во всем. Даже в выборе своих связей. И без всякого ритуала согласна делать то, что он скажет мне.
- Вы очень преданы, Гермиона, - Фил Оз встал и протянул ей руку. Пожал. – Я Филиберто Оз и пока что не член организации, но стану им завтра.
- О, вы из Америки?
- Прошу прощения, - прервал я их. – У вас еще будет время пообщаться. Если мы хотим освободиться хотя бы к полуночи, стоит начать в ближайшее время. Идемте.
♂♂♂
- Гермиона, ты в порядке? – обеспокоено спросил я. Она лежала на животе на моем диване в кабинете. – Сильно болит?
- Терпимо, только я бы от обезболивающего все равно не отказалась. Хотя бы локально.
- Будет. Я сейчас. – Я вышел и наткнулся на угрюмого Натана и скучающего Драко, стоящих по разные стороны коридора. Точно. У них сегодня отработка. – Придется подождать еще немного, ей нужна обезболивающая мазь.
- Я принесу, - вызвался Фарбер и слинял. До лаборатории было несколько минут пешком.
- Так, Драко. Когда мы наедине, с тобой возможно нормально разговаривать. Чем ты сегодня достал мальчишку, что заработал от него заклинание?
Он хмуро взглянул на меня:
- Похоже, у Фарбера обостренное чувство защиты слабого пола, даже в отсутствие таковых. В общем, я сам нарвался, Поттер.
- История продолжается, - вздохнул я.
- О, заткнись, - дернулся Драко, словно собираясь сбежать, но в последний момент передумал. - Поттер. Что ты делаешь, когда получаешь отказ за отказом?
- Тебе нужен совет от меня? – удивился я.
- Просто мои слизеринские идеи кончились. Он не принимает намеков.
- Ах, вот в чем дело, - задумчиво протянул я. – Быть может, дело в том, что он не хочет делить тебя с твоей милой и обаятельной женой?
- Быть может, тебе заткнуться, потому что я уже давно не сплю с ней – как только она родила мне наследника? – сдвинул брови Малфой. – К тому же она редко бывает в Малфой-Мэноре.
- Сочувствую, - усмехнулся я.
- Не мели чушь, Поттер. Жениться – это был долг Малфоя перед обществом. У меня другие интересы. – Он поморщился. – Знаешь, ты вообще легко отделался в этой жизни – спишь, с кем пожелаешь, никаких обязательств. Иногда мне кажется, что есть люди, у которых даже черная полоса сделана из шоколада, и ты – один из немногих счастливчиков.
- Может, я и счастливчик, только вот какой-то не очень счастливый… Знаешь что мне кажется? То, что те, с кем я сплю – не так уж важны мне.
- В противовес тем, с кем ты не спишь – немаловажны, стало быть? – усмехнулся он.
- Стало быть, так, - теперь уже я поморщился.
- Действительно, с этой точки зрения не очень весело, - согласился он. – Так что насчет неслизеринских советов – слабо, Сапсан?
Был ли я вправе давать советы Драко в этом вопросе, в то время как сам же просил совета у своих друзей – Чарли, Гермионы, даже Натана, но по отношению к Снейпу? Хотя я точно знаю, что зельевар – более сложная личность, нежели Фарбер. И соблазнить последнего не вызывало вообще никаких затруднений. Я знал о своем коллеге достаточно, этому также способствовал тот момент, из-за которого Драко вызвал меня на дуэль в последний раз. И я решился:
- Просто действуй более прямо тогда.
- Как это?
- Скажи ему, что ты хочешь его.
- Сбрендил, Поттер? Я не всемирная звезда квиддича, он не обрадуется.
- Ну так заинтересуй его в себе. Обрати внимание. Подари ему красную розу для начала.
- Чего?
- Розу подари. Обязательно красную. Одну штуку.
- Ты так прямолинеен, что мне кажется, не хорошо ли это продуманная издевка надо мной?
- Драко, тебе я сказал бы правду, - вздохнул я. После того, как он кивнул, продолжил: - Завтра с утра положи на его стол красную розу.
- Как он узнает, что она от меня?
Я закатил глаза.
- Ты будешь проходить мимо Фарбера и аккуратно положишь розу на стол, - повторил я. – Не останавливаясь. Когда он будет на месте, естественно.
- И это сработает?
«Будь оптимистом», - хотелось мне вновь закатить глаза, но я аккуратно подбирал слова:
- Это только начало пути. Натан – довольно серьезный парень. Он очень ценит свою семью – до сих пор нуждается в ее поддержке. Понимаешь, о чем я толкую тебе? Я не советую разбивать его сердце. К тому же он младше тебя, зачем ему такой старик, как ты? – улыбнулся я.
- На тебя-то он запал.
- Драко. Он не интересует меня. – Я помедлил, решив сменить тему. – Думаю, мне стоит извиниться, что не предупредил тебя о Гермионе.
- Ты и не обязан был, шеф, - Драко слегка дернул взглядом от моего лица, но тут же вернулся, равнодушно разглядывая меня.
- Не обязан, - вздохнул я, поняв, насколько Шахин и я сблизились. Его задевает даже такая мелочь. - Но я считаю нас с тобой друзьями, поэтому… Прошу простить меня.
- Не нужно, - тем не менее, его взгляд посветлел.
- Нужно, Драко. Или мне стоит как-то иначе возвращать твое доверие?
- Интересная мысль. Думаю, я смогу смириться с ситуацией, если ты пообещаешь мне одну вещь.
- Я обещаю тебе это.

URL
2014-08-23 в 00:22 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Уже? – фыркнул Малфой. – Ты же не знаешь, о чем я. А если я потребую сейчас двухмесячный отпуск, хм? Или какого-нибудь более грязного желания?
- Не потребуешь. Я доверяю тебе.
- Как это не прискорбно для древнего рода Малфоев… - он не стал продолжать, но я и так был прекрасно осведомлен, о чем Драко хотел мне сообщить: он тоже доверяет мне целиком и полностью. – Я хотел попросить об одной вещи: пообещай мне не приводить в Отдел Рона Уизли.
Я расхохотался. Малфой наконец-то тоже успокоился и улыбнулся. Именно такими нас застал Натан, резко остановившийся неподалеку с баночкой в руке. Он с удивлением смотрел на мягко улыбающегося Драко. Я и сам редко видел его таким.
- Резво, Балобан, - сказал я, забирая сосуд. – Жду вас обоих завтра с докладом о проникновении в жилище 31 мая. Свободны.
- А как же выговор? – вспыхнул Фарбер. – Ну, или лишение отпуска? Или…
- Шахин признался, что сам напросился, - сказал я, отстраняясь от стенки. Драко чертыхнулся, а Натан вновь изумленно на него посмотрел. Ну-с, свое дело я сделал и ушел назад в кабинет. Кажется, Гермиона начала засыпать, но сказала, когда я приблизился:
- Как моя тату? Такая же красивая как у тебя?
- Она прекрасна. Гораздо лучше. Компактнее. И интересный выбор места.
- Ты смущаешь меня.
- Это мое любимое занятие… Так, лежи смирно и постарайся не думать, что я мужчина и твой друг. А пока я нанесу мазь.
- Я буду думать, что ты мой голубой друг.
- Как угодно. – Я открыл баночку и осторожно приподнял блузку Гермионы. - Юбку придется также спустить. И трусики немного.
- Валяй.
Я расстегнул сбоку замочек и спустил узкую юбку, немного отодвинул ее стринги вниз, прокомментировав:
- Розовые?
- Еще помнишь свой передничек? – парировала она.
- Туше. – Я осторожно нанес на покрасневшую метку мазь, и сотворил новую повязку.
- Ох, наконец-то, - она поднялась, поправляя одежду.
- Что скажешь Рону насчет тату? – спросил я.
- Он не увидит ее в ближайшие две недели, я завтра уезжаю в эту чертову командировку, - нахмурилась она.
- А после?
- Что напилась с тобой и проспорила.
- Мило, - прокомментировал я. – Жаль, что ты уезжаешь в Словакию… Лучшие эксперты бились с этой шифровкой, и даже не приблизились ни на йоту.
- Давай посмотрим сейчас.
- Тебе же рано ехать.
- К черту, шеф. – Она бодро подошла к столу, я за ней. – Ты верно заметил, что некоторые знаки не совпадают, думаю, это тоже что-то значит.
- Так ведь нам не известен и основной текст.
- Как я уже говорила, это очень похоже на язык змей, - уверенно произнесла она. – Хотя я не понимаю, почему ты не можешь прочесть это… Так, расскажи-ка мне откуда этот пергамент?
- Оба из Азкабана, - коротко ответил я.
- И?..
- И один из них был найден в азкабанском деле некоего Али Шауля 6 июня его года.
- Который сбежал совсем недавно?! – удивилась Гермиона. – Газеты пишут, что этим делом занимается аврорат.
- Именно. Он сбежал, если точнее, в период, судя по записям, с 31 мая до 6 июня. Мы расследуем это дело наравне с авроратом. Последние не очень любят нашу организацию, но не осмеливаются переступать нам дорогу. Хотя иногда они бросают нам вызов, кто быстрее справится с заданием… - Я вздохнул. – Другая также из Азкабана. Там скончался некий субъект…
Трудно было думать, о том, что где-то у меня был брат, и что он мог сидеть в Азкабане.
Гермиона обернулась, уловив мою неуверенность :
- Что с тобой?
- Это дело более запутанное, чем ты думаешь, - ответил я. – В общем, тот, который скончался, так называемый узник 1919. Первый уровень – он содержался на самом нижнем ярусе… Ты ведь знаешь, что это значит?
- Особо опасные преступники, выйти из заточения которым не светит в земной жизни.
- Да. – Я сглотнул. – В общем, он умер от обычных азкабанских причин 31 мая, до обхода или раньше в течение недели. И по тюремным данным его имя – Генри Джеймс Поттер.
- Боже… - Гермиона ахнула, прикрыв ладошкой рот.
- Понимаю твое удивление. Теперь ты соображаешь, почему я заинтересован в этом деле?
- Получается та же дата? И непонятные послания? И здесь определенно замешаны Поттеры и Риддл.
- Почему ты думаешь, что это – послания? Кому и от кого?
- Ну, Гарри! – возмутилась Гермиона. – Это же совершенно очевидно, что дела связаны между собой, и кто-то хочет, чтобы это прочли.
- Я просто проверяю себя, я тоже догадался о многом, но в целом картина никак не складывается. Так кто писал это? Как ты думаешь?
- Змееуст, - фыркнула она.
- Логично, - я закатил глаза. – Но я знаю всего двух змееустов. Один физически это не может сделать, так как с нашей помощью почил уже давно и до сих пор варится в преисподней.
- Хм, значит, остается два варианта.
- Целых два? Я догадываюсь об одном – Риддл мог написать их еще до своей бесславной кончины. Думал, что так и есть… - неуверенно произнес я. – Но скажи мне о втором варианте.
- Их мог написать ты, - победоносно произнесла Гермиона.
- Я не делал этого… О. Только если я вновь не окажусь в прошлом?
- А что, часто путешествуешь во времени? – Гермиона уперла руки в бока.
- Бывает. – Я плеснул немного вина из бара в бокал. – Хочешь, Турумти?
- Нет, спасибо, Сапсан, - улыбнулась обращению девушка.
- Только вот не стоит сбрасывать со счетов и первую версию…
- Не стоит, - согласилась она. – А что с узником 1919? Ты видел тело? Он мог бы быть твоим родственником? Что написано в его деле?
- Постой, не гони гиппогрифов. – Я глотнул вина. – Мы с Фарбером вывезли тело узника 1919 сюда, в Отдел Тайн, и он до сих пор лежит в морге под заклятием статики. Соответственно, я видел тело и…
- Я хочу посмо…
- Нет, не хочешь, поверь. Совершенно обычный труп с ярко выраженными признаками истощения.
- Но мы могли бы наложить на него заклинание…
Я вновь перебил ее:
- Гермиона, пожалуйста. Доверься нам. Теперь мы – одна команда. У нас есть замечательный патологоанатом, Огги. Он знает свое дело. И, конечно же, мы наложили Чары Идентификации на тело. – Я обошел вокруг стола. – Так, они выявили, что магическая подпись узника 1919 двойственна.
- Так вот почему ты спрашивал меня об изменении магической подписи! - воскликнула Гермиона. – А я-то все думала, почему звезда квиддича интересуется этим.
- Да, это я как-то неосмотрительно, надо было притвориться кем-нибудь из твоих коллег…
- Угу… Двойственная подпись… - размышляла Гермиона, вновь сев в мое кресло, постукивая ухоженными ноготками по столешнице. – Так узник 1919 – твой родственник и не он одновременно?
- Судя по его полному имени, полагаю, что он – мой брат. В его деле из Азкабана была указана также дата его рождения – 1 августа 1980 года. На следующий день, после моего. Значит он – мой единоутробный брат. Номер дела не указан, соответственно, никаких упоминаний о нем не имеется ни в министерских архивах, ни в Мунго.
- Не думаю, что ты родился там, - мгновенно ухватила мою мысль Гермиона. – Что сказал Дамблдор?
- Он вообще в последнее время ведет себя еще более странно, чем обычно. Ничего толкового он мне не сказал.
- Значит, точно он что-то знает. Хочешь, я поговорю с ним? – предложила девушка.
- Нет, я попытаюсь еще раз. Вообще-то я только что подумал, что Снейп тоже может кое-что знать о Лили. Однажды он спас ее, когда был еще Пожирателем. Возможно, она уже тогда была беременна или уже родила… нас с Генри. – Я вздохнул. – Как бы то ни было, вышесказанное дает сделать заключение: узник был помещен в Азкабан в обход закону. А найденная записка – лишь крючок, для привлечения внимания. Полагаю, моего.
- Для этого было бы достаточно имени – Генри Джеймса Поттера, - возразила Гермиона. Вдруг задумчиво нахмурилась. – Ты сказал, что подпись узника двойственна. Чья подпись присутствует еще? И можно ли выделить доминирующую сущность?
- Ты будешь крайне удивлена…
- Не томи, Сапсан.
- Тело однозначно принадлежит Али Шаулю.
- Быть не может! – девушка вскочила, кружа по кабинету.
- Может, подруга.
- Но как?! – она от волнения запустила в волосы пальцы, растрепав тщательно уложенную прическу. – А этот Шауль… Он мог сам сбежать из тюрьмы?
- Маловероятно. Он долго сидел, знал бы как – попытался раньше. И он был на среднем уровне, если не меньше. Осужден за грабеж с применением запрещенных заклинаний – ничего сверхъестественного. Да и у него всего второй градиент Хикари – средненько.
Гермиона прищурилась, глядя на меня.
- Что? – улыбнулся я, уже догадываясь, о чем она хочет спросить.
- Так вот почему ты знаешь о градиентах! И какой же…
- Шестой, - прервал её я. – Твой – шестой.
Она задрала нос, как бывало всякий раз, когда в чем-то бывала первой в школе:
- Не так уж плохо для магглорожденой, да? Из возможных семи… Седьмой был у директора Дамблдора, не так ли?
- Хикари-сама пришлось доработать свою шкалу силы Магии, уже после того, как основная информация была засекречена Отделом Тайн. Альбус не вписывался в ее пределы, поэтому условно был помещен в восьмой градиент. Хикари говорит, что…
- Ты знаешь Хикари?! – прервала меня подруга, пожирая меня глазами.
- Да, несколько лет назад мне посчастливилось побывать в Японии, и Хикари-сама был исключительно заинтересован познакомиться со мной – не как с Гарри Поттером, а как с носителем уникального… м-м… дара, - неловко закончил я, жалея, что вообще упомянул о своём японском друге. Теперь Гермиону будет не остановить, пока она не выведает у меня мой градиент.
- Прости, мы отвлеклись… - она с сожалением посмотрела на меня, как бы намекая, что мы ещё вернёмся к этой теме. – Ты, кажется, хотел сказать что-то о мистере Хикари?
- Да… Так вот, Хикари-сама воодушевлен идеей, цель которой – разработка новой системы для определения силы.
- Зачем это? – удивленно наморщила лоб Гермиона.
- Чтобы он мог посчитать и меня, и ему не пришлось создавать еще пару-тройку условных градиентов.
Вот теперь её глаза полезли на лоб от ошеломляющего изумления.
- Хочешь сказать, - медленно проговаривала она, - что если бы существовал десятый градиент, Хикари определил бы тебе его?!
- Он сказал скорее одиннадцатый, но нет ни одного заклинания, позволяющего определить мой точный уровень Магии. Не говори никому, - поспешно добавил я.
- О, конечно. Только все и так знают, что ты великий маг, Гарри.

URL
2014-08-23 в 00:23 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Пока все эти знания у толпы носит эфемерный характер – ничего страшного, но градиенты Хикари – не относительная шкала, Гермиона, а абсолютная, давно опробованная и она – постулат магического современного мира. Она представляет реальную угрозу, о которой известно уже более ста лет, и в своё время она стала причиной раздора неких Геллерта Гриндевальда и Альбуса Дамблдора. Именно после упомянутого конфликта Хикари-сама решил изъять из широких масс свои исследования. Он ушёл из Организации на заслуженный отдых в середине пятидесятых, оставив свои научные труды здесь, в библиотеке. Тем не менее, как я уже упоминал, я несколько раз общался с ним вживую, будучи на его родине... Знаешь, Альбус, каким мы его знали, по сравнению с ним – школьник в подтяжках.
Я допил своё вино. Гермиона сидела, словно громом пораженная. Видимо, представляла директора Дамблдора, прыгающего вокруг с портфелем в руках.
- Мы, кажется, отвлеклись от темы, - встрепенулась она. – Ты говорил, что Шауль не мог самостоятельно сбежать из Азкабана. Значит, ему помогли.
- Ага, - кивнул я. – Только зачем? Надзиратель сказал, тот был одной ногой в могиле.
Я пересказал Гермионе историю о поведении дементоров, которые кружили в последние дни около камеры Шауля.
- В общем, надзиратель говорил правду, и я склонен верить ему о его наблюдательности в отношении дементоров, ведь, как я знаю, тот работает там с окончания второй магической войны. Ему пора диссертацию писать «Повадки дементоров в замкнутом пространстве».
- Долгий срок… Кому-то был нужен труп? – удивилась Гермиона.
- Только чтобы положить его в камеру на нижний уровень. Какая-то глупость.
- Чтобы заменить узника, - поправила она. – Но прежде внедрить вторую подпись в умирающее тело.
- Или у него уже давно была вторая подпись, - скептически сказал я. – Со времен Риддла, например.
- Но Риддл мертв, - отрезала Гермиона. – Кто-то, достаточно могущественный, сделал это 31 мая сего года. То есть выкрал умирающего Шауля, где-то произвел ритуал, заменил им Генри Поттера, вероятно оставил эти послания, как и тело – оно тоже послание.
- Почему именно 31, а не раньше?
- Слишком много совпадений, Гарри, - отрицательно помотала головой Гермиона. – Но для ритуала требуется Магия высших уровней. Для черномагического ритуала нужна кровь внедряемого как минимум, и сам подопытный.
- Но я сильно сомневаюсь, что кому-то в наше время под силу провернуть такую аферу, да еще в Азкабане, под носом стражников и дементоров. Да и ритуал внедрения утерян, даже если кто-то сможет выкрасть Шауля из такой охраняемой тюрьмы.
- Я знаю одного человека, достаточно безумного и вместе с тем очень могущественного, чтобы свершить такое, - она наклонила голову, следя за мной.
- Дамблдор тоже мертв, - напомнил я, залпом выпив остатки вина.
- Ты болван, шеф, ведь это сделал ты. Сделаешь.
Я подавился и закашлялся. Гермиона похлопала меня по спине.
- Благодарю… - просипел я. – Я не занимаюсь такой Черной Магией! С ума сошла?! – Сама мысль об этом делала меня больным. Нет, ни за что!
- Нет, - просто ответила она, улыбаясь. – Я в своём уме.
- Так, - теперь я заметался по кабинету. – Предположим, ты права. Попасть на несколько дней в прошлое не является для членов Организации проблемой, да и на много лет – тоже. И я смогу пробраться в Азкабан, и вытащить Шауля. НО. Ты думаешь, Генри Поттер действительно провел много лет в Азкабане?
- Полагаю, надзиратель знал бы, что узник 1919 появился недавно. Значит – да, достаточно долго. Возможно, даже еще с первой войны.
- Нет, - возразил я. – Мы же выяснили, что ему столько же лет, сколько и мне. К окончанию первой войны мне было чуть больше года. Младенец не выжил бы.
- Ты прав. – Гермиона закусила губу, а потом произнесла: - Вероятно, он попал туда в период второго появления Волдеморта до его окончательного поражения.
- То есть с истории о философском камне, до его убийства мною. Генри было лет одиннадцать или больше… Ох… Твою мать.
- Что?
- Вспомнил кое-что, - я устало прикрыл лицо руками на мгновение. – Осмотрев камеру узника 1919, я видел на стене рисунки. Они были сделаны ребенком, как раз лет одиннадцати. Изображение семьи волшебников и два мальчика.
- Мерлин… Он сидел там с одиннадцати лет. Почти двадцать лет… - подсчитала Гермиона. – Не думаю, что он в порядке, Гарри. И… Как он мог запомнить семью, если ты его не помнишь? И где он был до тюрьмы, после первого поражения Волдеморта?
- Возможно, это фантазия – его рисунок. Я не знаю… Вопросов много… Тем не менее, это все лишь наше предположение, - сказал в ответ я. – Если ты права, то ответь мне и на следующий вопрос: как я исполню ритуал? Он был утерян, ты сама сказала. И повторю – я не занимаюсь Черной Магией, Гермиона!
- Я найду для тебя ритуал в библиотеке Отдела Тайн, - приподняла уверенно брови Гермиона. – И кто, как не ты должен сделать это? Ты справишься.
- Откуда такая уверенность? А вдруг мне понравится? А вдруг вы получите монстра, намного ужаснее Тома Риддла?
- Ты справишься, потому что ни у кого из живущих или умерших не было таких сил, как у тебя, Гарри Поттер, - уверенно произнесла Гермиона. – И я найду этот ритуал, точно.
- Флаг тебе в руки… - Я нахмурился. – Хм, если ты уедешь на две недели, это будет не очень хорошо… Как думаешь, где сейчас Генри может быть? Если то, что мы думаем – правда.
- Гарри. Надеюсь, ты не сомневаешься в существовании своего брата? – догадалась Гермиона.
- Я не могу поверить в это. Но магическую подпись невозможно подделать, а она присутствует в теле Шауля.
Девушка подошла ближе и обняла меня:
- Я так хочу, чтобы ты обрел семью и был счастлив!
- Да, я тоже, - признался я, думая о брате, Северусе, Гермионе с Роном, и, конечно же, малышке Рори.
Только мы разорвали объятия, как дверь в кабинет распахнулась, и раздался голос:
- Эй, шеф, опять спишь в… - Драко замолчал, увидев и Гермиону. Поморщился.
- Проходи, Шахин, - произнес я. – Я не собирался задерживаться, но с помощью Гермионы дело узника 1919 продвинулось с мертвой точки, я думаю.
Малфой подошел и сел на свое обычное место – на диван:
- Я знаю, у тебя тут есть неплохое вино, Сапсан.
- Конечно, - я налил во второй бокал и протянул его Драко. Мы частенько задерживались с ним здесь, пропуская бокальчик-другой за обсуждением дел или просто так. – Хочешь присоединиться?
- Давай. Только с самого начала.
Когда я с помощью Гермионы пересказал всю историю, он удивленно посмотрел на меня:
- Ты хоть помнишь, над каким делом мы с Фарбером работаем?
- Дело о некромантах и проникновении в жилище? – уточнил я недоуменно. Почему он так резко поменял тему?
- Именно. Только оно не о некромантах, похоже.
- То есть?
- О, - произнесла Гермиона, и она уважительно покосилась на вольготно расположившегося блондина. – Кажется, Малфой прав.
- Не объясните своему шефу тоже? – немного разозлился я.
- Поттер, ты сегодня туго соображаешь, - усмехнулся Драко.
- Я притворяюсь. – Ответил я. – Так в чем дело?
- Гарри, мы все расследуем одно дело, - сообщила Гермиона. – Это был не некромант, а ты, который воспроизвел ритуал с Шаулем и Генри.
- В точку, Грейнджер, - кивнул Шахин. – Там уровень магии зашкаливает. Хоть ты и не говоришь никому про свой градиент Хикари, я уверен, что там постарался примечательный маг.
- Хм… Хм, а зачем мне было оставлять столько следов за собой? – спросил я их. – Не проще ли было сделать это где-то по-тихому, чем вламываться кому-то в дом, да еще в центре Лондона?
- Возможно, разрабатывать этот план первый раз было сложно, но теперь, когда все мы оказались на другой линии настоящего, то проследить развитие прошлых событий гораздо легче, когда ты столько «наследил» в прошлом, - ответила Гермиона. – Скорее всего, ты даже специально так сделал, чтобы было легче разобраться…
- Я мало что понял, подруга, из того, что ты сказала, но не могла бы ты перевести на общечеловеческий язык?
- Хорошо, - кивнула она, доставая палочку и чертя огненные линии прямо в воздухе. – Вот эта прямая – есть реальность.
Она поделила прямую на три отрезка, отделив их точками:
- Вот это – прошлое, настоящее, и будущее, которое было бы без твоего вмешательства. Но… - она сделала дугу от точки «настоящее» налево, в прошлое. – Но ты сделаешь прыжок во времени, тем самым вмешиваясь в обычный ход событий. Спасешь своего брата, проведешь ритуал, создавая новое будущее.
Гермиона от точки «прошлое» провела новый луч вправо:
- Тем самым, то будущее будет более невозможно ни для кого из нас. Но последствия останутся – мы их уже наблюдаем.
- То есть теперь нам надо сделать так, чтобы я из прошлого увидел знаки?
- Верно, Гарри.
- Так ты замкнешь круг, создав временную петлю, и новое будущее, - подтвердил Драко. – Значит, мне не нужно больше работать с Фарбером над этим делом?
В глазах Малфоя появились искорки облегчения и веселья.
- Думаю, имеет смысл мне самому осмотреть место происшествия, - ответил я. – Вы с Фарбером пока свободны, если, конечно, не хочешь помочь мне.
- Хорошо, Поттер, но ты будешь мне должен, - ухмыльнулся Малфой.
- Если это не повредит нашей Организации, - кивнул я.
- Пару билетов на финальный матч. И самые лучшие места, - потребовал он.
- Заметано, - вновь я кивнул и обернулся на Гермиону.
- Вы хорошо ладите, - немного озадаченно сообщила она.
- Ты, верно, не видела Поттера в гневе… - пробормотал Малфой тихо в бокал с вином.
- Вернемся к делу, - напомнил я. – Гермиона, ты ведь не очень хочешь ехать в Словакию?
- Но разве у меня есть выбор? – всплеснула она руками.
- Есть. Правило номер один… - начал я, но Малфой заговорил одновременно со мной:
- У тебя всегда есть выбор. Если ты его не видишь, обращайся к любому члену Организации.

URL
2014-08-23 в 00:25 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Гермиона озадаченно переводила взгляд то на меня, то на Драко, который пожал плечами на это, сказав:
- К любому, - подтвердил он. – Работать с нашим шефом – не сказка, Грейнджер. Я насчитал уже двадцать шесть правил Поттера.
- Не может быть, чтобы так много, - улыбнулся я.
- Сдается мне, что ты их выдумываешь на ходу, Сапсан, - парировал он, - иначе бы давно написал их и раздал каждому в виде памятки.
- Ну что ты, как я могу?.. В общем, удачно, что Драко заглянул сюда.
- Почему? – спросила Гермиона.
- Потому что я могу отмазать тебя от официальной работы, кем бы ты не работала, - высокомерно произнес Малфой. – Я снабжу тебя письмом, заверенным подписью главы научно-исследовательского отдела Министерства. Привлечем тебя в качестве консультанта, как уже было однажды. И, разумеется, это не требует отлагательств.
- Ого, - изумилась Гермиона. – Спасибо… э… Малфой.
Он лишь слегка качнул головой.
- Так это ты – Отражение? – спросила она его мгновенно, видя, какой он сегодня сговорчивый.
- Какое отра… А-а, - Малфой усмехнулся. – Нет, не я. Приятно иметь туза в рукаве, а, Поттер?
- Ага, - подтверди я.
- Не понимаю, о чем вы, - отчеканила Гермиона. – Так кто такой Отражение?
- Да я это, Турумти! Я! – рассмеялся я.
- А почему тогда «отражение»?
- Ну, давай как-нибудь в следующий раз покажу, ладно? – Я зевнул. Была уже глубокая ночь. Шахин тоже пытался скрыть зевок в бокале с вином.
- Все, Драко, иди спать. С утра ждем бумагу для Гермионы, а потом отправляемся с тобой в тот дом, окутанный черной магией.
- ОК, - ответил он, вставая, но не спеша уходить.
- А я? – Гермиона тоже зевнула.
- Тоже домой… Неужели ты готова провести всю ночь в библиотеке? – усмехнулся я.
- Я думала, это дело срочной важности, ведь твой брат может быть все еще в опасности… После стольких лет заточения.
- Я что-нибудь придумаю, подруга, - уклончиво ответил я.
У меня были свои мысли на счет Генри: я знал, что не допущу, чтобы мой брат просидел в Азкабане столько лет. Если нужно будет сделать петлю времени, то она будет до той точки, когда Том Риддл засадил Генри, т.е. примерно с конца моего первого курса или позже.
Мы вышли в холл Отдела Тайн.
- Так, Гермиона, завтра можешь прямо с утра начинать разбирать тонны книг, покрытые футами пыли.
- Я с радостью, - искренне обрадовалась Гермиона, и в э тот момент мы с Драко могли наблюдать в её глазах яркий огонёк фанатизма и предвкушения.
Я лишь закатил глаза. Почувствовал ладонь на своем плече.
«Она, похоже, сумасшедшая», - раздался голос Драко в моей голове.
«Немного, просто она еще не видела нашу библиотеку», - ответил я. Обернулся.
Гермиона странно на меня смотрела и слегка покраснела. О, я же не упоминал о ментальном общении между Невыразимыми. Ясно, что она подумала…
Посмотрел на Малфоя. Тот ухмыльнулся:
- До встречи, Гарри, - мягко произнес он почти в ухо, обдавая горячим дыханием, подмигнул мне, коротко кивнул Гермионе и аппарировал.
Вот гад.
- Ты… Хм… - пыталась что-то сказать девушка. – Ты и он?..
- Что? – я приподнял брови.
- Спишь с ним?
- Нет. А почему ты так подумала?
- Ну, он касался тебя… - казалось, она сейчас сгорит от стыда.
- Коснись меня также, - сказал я.
- Зачем? – она отошла немного от меня.
- Это приказ.
- Ладно, - и девушка осторожно коснулась меня.
«Гермиона, мы можем общаться ментально».
- Ой! Я тебя слышу!
- Зелень, - мягко рассмеялся я. – Тебе с Филом придется многому научиться, прежде чем вас перестанут так называть, поверь.
- А что за Чары? Похоже на модификацию…
- Ты невероятна, - прервал я ее. – Аппарируй домой, к своей семье…
- А ты? – Гермиона как-то огорченно вздохнула. – Ты будешь один? Может, переночуешь у нас с Роном?
- Нет, я пойду домой. Спасибо.
- Но ты там совсем один!
- Я большой мальчик.
- Только одинокий. Твои непостоянные связи не считаются… Я даже была согласна на Малфоя, только бы ты был счастлив.
- Я знаю, подруга. Но Малфой – не тот, кого я ищу.
Гермиона кивнула, поцеловала меня в щеку и аппарировала.

URL
2014-08-23 в 00:35 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 12
Я вернулся в Кэмпден Гров, но сон никак не шел ко мне.
Вероятность развития альтернативных событий в устах Гермионы казалась логичной на первый взгляд. Придется делать не один прыжок во времени, а больше и глубже.
Я встал, бросив попытки заснуть. Взял бумагу и написал порядок событий:
1. Вернуться в 31 мая, ПН.
2. После обхода похитить умирающего Али Шауля.
3. Поместить его в дом, где будет произведен ритуал.

Так, где же искать настоящего Генри Поттера? Или – когда? И когда его подменять изменившимся Шаулем? Если заменить его перед обходом 31 мая? Не будет ли слишком поздно для Генри. Спасти его только ради того, чтобы поместить в Мунго до конца его дней?
Так, стоп. В Отделе же есть специальный маховик времени, способный вернуть человека вплоть до его рождения. Но я не могу сделать это еще до заключения Генри в тюрьму – рисунки на стене свидетельствуют о том, что какое-то время он там был. И, к сожалению, кто-то, скорее всего Риддл или его Пожиратели, должны сделать это.
Главные помощники Риддла – они вряд ли знали о Генри. Да и зачем им это? Они просто убили бы его и только. Нет, это был Риддл со своей больной фантазией, но он не мог сделать это когда скрывался в своем эфемерном состоянии в лесах. Это было после. Но ему помогли. Предположим, ему помог тот же Квирелл, или после еще кто-то, такой же болван, который поддался власти Волдеморта… Значит, точка отсчета – 91-й… нет, 1992-й год, как я и думал, сразу после философского камня. Именно в это время я намерен забрать своего брата из Азкабана, сразу после того, как его туда поместят. Просто забрать маленького одиннадцати- или двенадцатилетнего мальчика из самого ужасающего места во всем мире.
Если в 92-м Генри еще не будет сидеть в тюрьме, то придется прокручивать год за годом и проверять. Это все усложняло, но моя интуиция говорила, что Риддл сильнее всего «расстроился» именно после своего поражения в Хогвартсе и после убийства мною Квирелла.
Я написал следующий пункт в свой план:
4. Переместиться вновь в прошлое с помощью маховика, отсчитывающего года, в 92-й год вместе с Али Шаулем, и заменить его на мальчика.
О, нужно как-то продлить его жизнь, если тот действительно был одной ногой в могиле. И еще:
5. Поместить Генри в безопасное место. В семью волшебников.
Я не смогу его забрать с собой в настоящее, да и не сделал этого. Слишком опасно. Я просто хочу, чтобы он был жив, и прожил ту жизнь, хотя бы школьные годы, так, как полагается мальчишке.
6. Вернуться в реальность и наладить с Генри отношения.
Когда примерный план был готов, я вновь лег, подремав пару часов, аппарировал в Министерство.
♂♂♂
- О, я не подумала об этом, - расстроено сказала Гермиона, пробежав взглядом по листку с планом.
- Я знаю, - кивнул я. – Но здесь не хватает одного – эти пергаменты с посланием. Если их оставил я, то зачем? И что там написано?
- Будешь импровизировать, Гарри, - сообщила девушка.
- То есть?
- Когда окажешься в тюрьме… пункт 4, заглянешь в азкабанский архив и проверишь дело Генри. Разгадка может быть там.
- Может, ты и права, - согласился я. – Меня не будет до обеда примерно. Рольф сегодня в офисе, если что, обращайся к нему. Если пойдешь в библиотеку… Да что это я?! Когда будешь в библиотеке, будь осторожна, некоторые книги только таковыми притворяются, и не смей трогать артефакты…
Я вздохнул.
- Может, дать тебе помощника? Он присмотрит за тобой.
- Гарри, со мной все будет в порядке. Не беспокойся пожалуйста обо мне, я с отличием закончила Академию Авроров, да и школа выживания, устроенная Волдемортом, не прошла даром.
- Хорошо, - улыбнулся. – Идем. Как только придет Драко, мы с ним отправляемся в тот дом, где был проведен ритуал. А… вот и он.
Через пару секунд действительно в кабинет вошел Драко, кивнув нам в приветствии.
- Как ты узнал, что Малфой идет? – удивилась Гермиона.
- Зелень, - фыркнул Шахин.
- Татуировки соколов дают нам возможность найти друг друга, где бы мы ни были, - ответил я. – Кроме того, они делаются горячее при приближении одного из Невыразимых. Твоя еще не полностью зажила, поэтому чувствительность снижена.
- Понятно, Гарри.
Драко достал официальную бумагу, скрепленную печатью Министверства.
- Держи, Грейнджер, твоя «отмазка», подписанная самим «трюфелем».
- Спасибо… наверное, - сказала девушка, принимая бумаги. – А кто такой «трюфель»?
- Министр Магии, - пояснил я.
- А разве нельзя нормально сказать? – Спросила она. – По-человечески?
- Можно, но так интересней, - вновь усмехнулся блондин.
- На самом деле, когда мы находимся среди магглов, это не будет выглядеть столь подозрительно, говоря о «наших», - вновь пояснил я. – Поэтому нам нужны клички, псевдонимы и прочее.
- Да, Грейнджер, когда мы вне Отдела Тайн, забудь, как тебя зовут, и нас – тоже, - подтвердил Драко.
- Ясно… - кивнула Гермиона. – Думаю, мне пора во ВМУ, а потом я займусь библиотекой.
Она вышла.
- Пошли, Сапсан, - сказал Малфой. – Покончим с этим до обеда.
- Почему до обеда?
- Ритуал принятия в Организацию Филиберто Оза, - напомнил он, выходя в холл.
- Ах, да! – я свернул в общий кабинет, где располагались рабочие места остальных Невыразимых. Остановился около двери. – Где твоя роза?
- Забудь об этом! - прошипел Малфой. – Мне не пятнадцать лет, чтобы дарить розочки, а он не девочка, чтобы их получать!
- Он сам – наверняка «розочка», Драко, - заметил я.
- Где ты набрался таких жаргонных словечек голубого оттенка? У своих родственников-магглов?
- Мерлин упаси! – рассмеялся я. – В различных «голубятнях», если ты меня понимаешь.
- К сожалению, очень хорошо. – Драко серьезно посмотрел на меня. – Отказался от нашей «розочки», а сам ходишь по паршивым «голубятням»?
- Иногда. Но для меня – только vip-мальчики.
- Дурной ты все-таки, Поттер.
- Мерлин, ты такой скучный… - И продолжил более тихо и обстоятельно: - Послушай, я не должен был так делать, но когда я копался в голове у Натана, я видел кое-что. Ему точно нравятся красные розы. И цвет волос ему не важен. Ну, так что?
- Все равно нет.
- Слабо? – с вызовом спросил я.
- Не провоцируй, Сапсан, - предупредил он.
- Или что? – посмеиваясь, произнес я.
Малфой резко сжал кулаки, готовый в любую секунду применить их.
- Остынь, Драко, - прошептал я. – Просто я готов действительно взяться за Натаниэля, если ты ничего не будешь предпринимать. Тебе понятно?
Вздохнув, Малфой отступил:
- Ну и дерьмо же ты, Поттер, - это звучало скорее обреченно, чем оскорбительно.
- Я просто хочу, чтобы твои мозги встали на место. Мне не нужен сотрудник, который думает на работе не о том, о чем нужно. А теперь идем.
Я открыл двери, где расположились некоторые Невыразимые. Фарбер что-то писал, Кортес вольготно расположился за своим столом, подняв ноги на него, Огги разгребал бумаги в своем уголке на пару с Филиберто.
- Доброе утро, шеф, Малфой, - кивнул Натан, не отрываясь от работы.
- Доброе, - сказал я. – Отлично выглядишь, Балобан.
Парень посмотрел на меня, слегка недоуменно. Да-да, ты все правильно понял. Я приподнял уголок губ в намеке на улыбку, и быстро подмигнул ему. Прошел дальше, внутренне ощущая напряжение Малфоя, который остался возле стола Фарбера. Минуя дремавшего Кортеса, я приблизился к новенькому с Огги.
- Доброе утро.

URL
2014-08-23 в 00:36 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 12
Я вернулся в Кэмпден Гров, но сон никак не шел ко мне.
Вероятность развития альтернативных событий в устах Гермионы казалась логичной на первый взгляд. Придется делать не один прыжок во времени, а больше и глубже.
Я встал, бросив попытки заснуть. Взял бумагу и написал порядок событий:
1. Вернуться в 31 мая, ПН.
2. После обхода похитить умирающего Али Шауля.
3. Поместить его в дом, где будет произведен ритуал.

Так, где же искать настоящего Генри Поттера? Или – когда? И когда его подменять изменившимся Шаулем? Если заменить его перед обходом 31 мая? Не будет ли слишком поздно для Генри. Спасти его только ради того, чтобы поместить в Мунго до конца его дней?
Так, стоп. В Отделе же есть специальный маховик времени, способный вернуть человека вплоть до его рождения. Но я не могу сделать это еще до заключения Генри в тюрьму – рисунки на стене свидетельствуют о том, что какое-то время он там был. И, к сожалению, кто-то, скорее всего Риддл или его Пожиратели, должны сделать это.
Главные помощники Риддла – они вряд ли знали о Генри. Да и зачем им это? Они просто убили бы его и только. Нет, это был Риддл со своей больной фантазией, но он не мог сделать это когда скрывался в своем эфемерном состоянии в лесах. Это было после. Но ему помогли. Предположим, ему помог тот же Квирелл, или после еще кто-то, такой же болван, который поддался власти Волдеморта… Значит, точка отсчета – 91-й… нет, 1992-й год, как я и думал, сразу после философского камня. Именно в это время я намерен забрать своего брата из Азкабана, сразу после того, как его туда поместят. Просто забрать маленького одиннадцати- или двенадцатилетнего мальчика из самого ужасающего места во всем мире.
Если в 92-м Генри еще не будет сидеть в тюрьме, то придется прокручивать год за годом и проверять. Это все усложняло, но моя интуиция говорила, что Риддл сильнее всего «расстроился» именно после своего поражения в Хогвартсе и после убийства мною Квирелла.
Я написал следующий пункт в свой план:
4. Переместиться вновь в прошлое с помощью маховика, отсчитывающего года, в 92-й год вместе с Али Шаулем, и заменить его на мальчика.
О, нужно как-то продлить его жизнь, если тот действительно был одной ногой в могиле. И еще:
5. Поместить Генри в безопасное место. В семью волшебников.
Я не смогу его забрать с собой в настоящее, да и не сделал этого. Слишком опасно. Я просто хочу, чтобы он был жив, и прожил ту жизнь, хотя бы школьные годы, так, как полагается мальчишке.
6. Вернуться в реальность и наладить с Генри отношения.
Когда примерный план был готов, я вновь лег, подремав пару часов, аппарировал в Министерство.
♂♂♂
- О, я не подумала об этом, - расстроено сказала Гермиона, пробежав взглядом по листку с планом.
- Я знаю, - кивнул я. – Но здесь не хватает одного – эти пергаменты с посланием. Если их оставил я, то зачем? И что там написано?
- Будешь импровизировать, Гарри, - сообщила девушка.
- То есть?
- Когда окажешься в тюрьме… пункт 4, заглянешь в азкабанский архив и проверишь дело Генри. Разгадка может быть там.
- Может, ты и права, - согласился я. – Меня не будет до обеда примерно. Рольф сегодня в офисе, если что, обращайся к нему. Если пойдешь в библиотеку… Да что это я?! Когда будешь в библиотеке, будь осторожна, некоторые книги только таковыми притворяются, и не смей трогать артефакты…
Я вздохнул.
- Может, дать тебе помощника? Он присмотрит за тобой.
- Гарри, со мной все будет в порядке. Не беспокойся пожалуйста обо мне, я с отличием закончила Академию Авроров, да и школа выживания, устроенная Волдемортом, не прошла даром.
- Хорошо, - улыбнулся. – Идем. Как только придет Драко, мы с ним отправляемся в тот дом, где был проведен ритуал. А… вот и он.
Через пару секунд действительно в кабинет вошел Драко, кивнув нам в приветствии.
- Как ты узнал, что Малфой идет? – удивилась Гермиона.
- Зелень, - фыркнул Шахин.
- Татуировки соколов дают нам возможность найти друг друга, где бы мы ни были, - ответил я. – Кроме того, они делаются горячее при приближении одного из Невыразимых. Твоя еще не полностью зажила, поэтому чувствительность снижена.
- Понятно, Гарри.
Драко достал официальную бумагу, скрепленную печатью Министверства.
- Держи, Грейнджер, твоя «отмазка», подписанная самим «трюфелем».
- Спасибо… наверное, - сказала девушка, принимая бумаги. – А кто такой «трюфель»?
- Министр Магии, - пояснил я.
- А разве нельзя нормально сказать? – Спросила она. – По-человечески?
- Можно, но так интересней, - вновь усмехнулся блондин.
- На самом деле, когда мы находимся среди магглов, это не будет выглядеть столь подозрительно, говоря о «наших», - вновь пояснил я. – Поэтому нам нужны клички, псевдонимы и прочее.
- Да, Грейнджер, когда мы вне Отдела Тайн, забудь, как тебя зовут, и нас – тоже, - подтвердил Драко.
- Ясно… - кивнула Гермиона. – Думаю, мне пора во ВМУ, а потом я займусь библиотекой.
Она вышла.
- Пошли, Сапсан, - сказал Малфой. – Покончим с этим до обеда.
- Почему до обеда?
- Ритуал принятия в Организацию Филиберто Оза, - напомнил он, выходя в холл.
- Ах, да! – я свернул в общий кабинет, где располагались рабочие места остальных Невыразимых. Остановился около двери. – Где твоя роза?
- Забудь об этом! - прошипел Малфой. – Мне не пятнадцать лет, чтобы дарить розочки, а он не девочка, чтобы их получать!
- Он сам – наверняка «розочка», Драко, - заметил я.
- Где ты набрался таких жаргонных словечек голубого оттенка? У своих родственников-магглов?
- Мерлин упаси! – рассмеялся я. – В различных «голубятнях», если ты меня понимаешь.
- К сожалению, очень хорошо. – Драко серьезно посмотрел на меня. – Отказался от нашей «розочки», а сам ходишь по паршивым «голубятням»?
- Иногда. Но для меня – только vip-мальчики.
- Дурной ты все-таки, Поттер.
- Мерлин, ты такой скучный… - И продолжил более тихо и обстоятельно: - Послушай, я не должен был так делать, но когда я копался в голове у Натана, я видел кое-что. Ему точно нравятся красные розы. И цвет волос ему не важен. Ну, так что?
- Все равно нет.
- Слабо? – с вызовом спросил я.
- Не провоцируй, Сапсан, - предупредил он.
- Или что? – посмеиваясь, произнес я.
Малфой резко сжал кулаки, готовый в любую секунду применить их.
- Остынь, Драко, - прошептал я. – Просто я готов действительно взяться за Натаниэля, если ты ничего не будешь предпринимать. Тебе понятно?
Вздохнув, Малфой отступил:
- Ну и дерьмо же ты, Поттер, - это звучало скорее обреченно, чем оскорбительно.
- Я просто хочу, чтобы твои мозги встали на место. Мне не нужен сотрудник, который думает на работе не о том, о чем нужно. А теперь идем.
Я открыл двери, где расположились некоторые Невыразимые. Фарбер что-то писал, Кортес вольготно расположился за своим столом, подняв ноги на него, Огги разгребал бумаги в своем уголке на пару с Филиберто.
- Доброе утро, шеф, Малфой, - кивнул Натан, не отрываясь от работы.
- Доброе, - сказал я. – Отлично выглядишь, Балобан.
Парень посмотрел на меня, слегка недоуменно. Да-да, ты все правильно понял. Я приподнял уголок губ в намеке на улыбку, и быстро подмигнул ему. Прошел дальше, внутренне ощущая напряжение Малфоя, который остался возле стола Фарбера. Минуя дремавшего Кортеса, я приблизился к новенькому с Огги.
- Доброе утро.

URL
2014-08-23 в 00:37 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Здравствуй, мальчик, - проскрипел Бианор. – Как продвигается дело с узником 1919?
- Потихоньку… Похоже, мне придется скакнуть назад.
- Скакнуть назад? – переспросил Оз.
- В прошлое. – Я рассмеялся, видя лицо Фила. – Ага, не удивляйся… А где Рольф?
- Пошел за кофе.
- Понятно… А кто готовит ритуал принятия в наши ряды для тебя, Фил?
- Кортес, - ответил он синхронно с ДюБэром.
Я оглянулся, посмотрев на Кортеса:
- Тот, который спит на своем рабочем месте сейчас?
Огги лишь скрипуче рассмеялся.
- Кортес, твою мать! – крикнул я, посылая в него волну магии – по ощущениям должно быть похоже на то, как будто тебя внезапно пронзил порыв ледяного ветра.
- А… Что?.. – тот мгновенно проснулся, пытаясь убрать ноги со стола, кресло под ним крутанулось, и он неуклюже свалился на пол. – Бля*ь.
Под громкий смех остальных присутствующих подошел к нему, подавая руку.
- Как ритуал для новенького?
- Отлично. Все будет готово к обеду, - он встал, пуская хмурые взгляды на всё ещё ухмыляющиеся физиономии прочих. – А что, нужно раньше?
- Не нужно, - ответил я. – Только такими темпами, ты и к Рождеству не успеешь.
- Есть, шеф.
Я вернулся к Малфою, который стоял возле Фарбера словно злой нахохлившийся филин. Натан же находился в каком-то ступоре, со слегка покрасневшими щеками, как у смущенного мальчишки… Все мои старания псу под хвост…
- Идем, Шахин. У нас дела, - позвал я, не остановившись.
Очутившись в холле, я притормозил:
- Ты успел хоть что-то сделать?
- Успел, - скрипнул зубами Малфой. – Но лучше бы я этого не делал, Поттер. Хватит с меня твоих идиотских советов… Так ты знаешь, куда аппарировать? Или мне взять тебя за ручку?
- Не знаю, но лучше скажи, что случилось прежде, чем я узнаю это от Балобана.
- Поттер. Я не хочу об этом говорить.
Я начал разворачиваться назад, но Малфой придержал меня за локоть:
- Чертов ты сукин сын! Я наколдовал ему розу, а он выкинул ее в урну. Ты доволен?
- Хм… Одну секунду… - я быстро шмыгнул обратно, оставляя зарычавшего Шахина. Только я зашел, как Натан, вздрогнув, резко выкинул итак изрядно помятую розу назад, которую до этого безмятежно нюхал.
- Фарбер, когда прибудет Гермиона, помоги ей в библиотеке, если она захочет, - сказал я.
- Понял, шеф, - отрапортовал он, став еще более красным.
Я вышел, ухмыльнувшись Малфою, давая руку:
- Аппарируй нас.
Он без промедления аппарировал вместе со мной и мы очутились на заднем дворе небольшого двухэтажного особняка в центре города.
- Там есть отдельный ход, - сказал он. Мы тихо прошли внутрь, снимая простенькое для нас заклинание, охраняющее дом. – С главного входа дежурят прилипалы. Наверное, «девочки» едва закончили Академию Авроров, раз за черным ходом не смотрят.
- Нашим легче… - Мы прошли по узкому коридорчику, мимо кухни, попали в довольно просторную гостиную, обставленную совершенно обычно. – Хм, смотри-ка черные руны на полу. Надеюсь, стадо Авроров, которое здесь побывало, не все затоптало.
- Удивительно, но нет, - ответил Шахин. – Я ознакомился с их уликами, все так же, как мы видим.
- Копия есть? – спросил я, обступая пятиконечную звезду в центре которой был нарисован глаз. Толстые свечи, стоявшие вокруг, были сгоревшими наполовину.
- Да. – Блондин похлопал по карману. – Все записи здесь. Но, кроме этого, улик мало.
- Кому принадлежит дом?
- Некоему Кендрику Тумблину, - он пожал плечами. – Он получил этот домик в наследство от своих маггловских родственников пару лет назад, но сам тут не жил и пары дней.
- Почему?
- Он успел нажить себе богатств. Занимается волшебной недвижимостью, живет с семьей в собственном замке в Ирландии. Это – халупа по сравнению с тем, что он имеет.
- Понятно. Авроры связывались с ним?
- Да, он не был здесь давно уже.
- Хорошо, это подтверждает нашу гипотезу. Так, отойди-ка, Шахин, проверю уровень остаточной магии.
Малфой отошел, а я сосредоточился, взмахивая палочкой. Спустя пару минут посмотрел на блондина:
- Ты был прав – Магия зашкаливает. Интересно, что здесь проводилось не только темная магия. Чувствуешь, что пахнет зельями?
- И мне так показалось. Поискать какие-либо записи?
- Да… А впрочем, почему бы и нет?.. Ассио рецепт! – и небольшой кусочек пергамента появился в моей руке.
- Занятно. Иногда я поражаюсь твоему мышлению. Никто иной не способен… – Драко встал рядом, недоговорив, смотря на рецепт в моей руке. – Ого. Вдвойне занятно, Сапсан, написано твоим почерком.
- Еще одно, теперь уже материальное, подтверждение безумной теории Турумти. Это зелье, похоже, но я не мастак в них. – Я убрал пергамент в карман мантии, прошел наверх, в спальню.
- Обрати внимание на кровать – она помята, - Малфой указал палочкой на нее. – И она грязная. Экспертиза показала, что там частицы робы и прочее. И еще: авроры догадались, что здесь был сбежавший Шауль, так что теперь этим занимается сам «мастер».
- Неплохо поработал, Шахин.
- Я стараюсь, - фыркнул он. – Если хочешь, можешь проверить прочие помещения, но там ничего такого нет.
- Не будем терять время… Сматываемся отсюда, это место еще долго будет пустовать – слишком плохая атмосфера.
Когда мы прибыли в Отдел Тайн, Драко попридержал меня в холле:
- Хм, Поттер, - позвал он. – Что там Балобан делал, когда ты вернулся в кабинет?
- Ах, это! – рассмеялся я. – Скажу только, что он действительно любит красные розы…
Ах, если бы все было так просто и с моим «тяжелым» случаем… Так и представляю, как покрываю коридор возле апартаментов Северуса миллионом алых роз – я ведь способен на это… Он выходит и… запускает в меня Авадой, скорее всего, потом перешагивает через моё остывающее тело, и идет дальше, сминая нежные бутоны своими начищенными туфлями десятого с половиной размера – он ведь способен на это. Этак я только позлю его. Мерлин… Ну что я таким идиотом был?!
Мы вошли в общий кабинет, мало что не изменилось с утреннего визита. Натаниэль все также корпел над пергаментом, Кортес полулежал в излюбленной позе, Огги теперь тихо переговаривался с Рольфом, и к ним присоединились еще близнецы Висковски.
- Славно, что вы все здесь, - отвлек я их… - Надеюсь, кто-нибудь знает, где Оз. Не хотелось бы его лишиться даже не успев принять в Организацию.
- Он в библиотеке, вместе с Гермионой, Гарри, - ответил Рольф.
- Понятно. Значит, мы в полном составе. Кортес! – крикнул я.
- Я не сплю, шеф, - он приоткрыл один карий глаз. – К ритуалу все готово.
- Хорошо… Значит, пообедаем, и за дело. – Я вышел, надеясь, что Турумти с Филом где-нибудь недалеко от входа, прошел в библиотеку. Облегченно вздохнул, потому что сразу же услышал хриплый смех Фила и голос Гермионы.
- Не могу поверить, Гермиона! – смеялся громогласно американец. – И, что в здании Парламента Великобритании строжайше запрещено умирать?!
- Ага. Так в законе написано, - ответила Гермиона, листая книгу.
- Хм, я не помешал? – вмешался я, пройдя внутрь.
- О, Гарри, нет, конечно, - она встала и отложила книгу.
- Я вызвался помочь, шеф, - несколько смущенно пробормотал Оз.
- Конечно… Так, Фил, после обеда мы проводим ритуал. Прошу вас обоих присоединиться к нам. Надеюсь, ты любишь китайскую еду?
- Да, сэр.
- Отлично – перекусим прежде.
- Хм, Гарри, а почему вы не можете разобраться с книгами? – Гермиона недоуменно осмотрелась, и мы с Филом – тоже. Увидели огромный бескрайний зал правильной формы с сотнями стеллажами от пола до потолка. Магические светильники здесь светили лишь только над нашими головами, бесшумно паря в воздухе, отчего помещение казалось несколько зловещим, так как краев действительно видно не было – слишком темно. – По-моему, тут вполне… нормально так.
Девушка указала на полки, продолжив:
- Книги стоят по темам, в правильном порядке. Я понимаю, библиотека огромна, раза в три превышает хогвартскую, но всё, что требуется для нее – это приличная картотека. – Она вздернула свой носик, а я, кажется, догадался, чем она недовольна. Гермиона продолжила, подтверждая мою догадку: - Вы ведь взяли меня в Организацию не только, чтобы я выдавала вам определенные книги, надеюсь?
Я явственно услышал угрозу в ее голосе и рассмеялся:
- Помилуй, Турумти! Ты действительно не в курсе, так?..
- Похоже, что нет, - пробурчала она, переглянувшись с также недоумевающим Филом.
- Ладно уж, идемте. Покажу кое-что.

URL
2014-08-23 в 00:39 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
И мы втроем пошли в противоположный угол библиотеки, где я открыл неприметную дверь.
- Ох, а я и не заметила вторую часть помещения.
- Вторую часть? Это не совсем так… Погоди, - попридержал я Гермиону, так как она хотела войти первой. Я взглянул в темноту за дверью и начал махать палочкой, создавая столько света, сколько смогу, направляя его в разные стороны. Мои спутники не могли рассмотреть что-либо из-за моей спины, заслоняющей проход, но явно уловили почти замогильный холод, веющий оттуда, закутываясь в свои мантии. – А вот теперь проходите.
Я подвинулся и с удовольствием услышал вскрик Гермионы и американский говор Фила:
- Мать моя женщина!
Мы все оказались на каменном уступе, от которого расходились в три стороны грубые черные ступени, явно высеченные из монолита. Ступени спускались вниз, от каждой извивались навесные, хлипкие на вид мостики в другие стороны. В общих чертах это оказалась огромная пещера наподобие гринготтских хранилищ, где обитал освобожденный нами дракон. Только каждую пещерку заполняли миллионы книг, тысячи и тысячи инкунабул, пергаментов и даже различных артефактов. Именно к таким пещеркам вели многочисленные перекидные мостики, но к большинству видно было, что никто уже давно не приближался. Тем не менее, здесь была едва ли не стерильная чистота, и не было сыро – просто очень холодно. Даже сквозняки не завывали.
- О! – Гермиона стояла столбом, не в силах пошевелиться. – О. Мой. Бог!
- Приятно видеть ваше изумление. Надеюсь, ты в восторге, Гермиона. Я однажды побывал в Британской библиотеке, что здесь, в Лондоне, а она считается одной из самых огромных во всем мире… Но, она же не идет ни в какое сравнение с Библиотекой Отдела Тайн. Гоблины бы удавились, увидь они такие сокровища.
- Это… чудо. Чудо! – воскликнула девушка. Я лишь улыбнулся на это.
- Впечатляет, - я видел почти такой же фанатичный блеск в глазах Оза.
- Я… Ау! – вдруг закричала она. – Ау!!!
- Ты странно себя ведешь, - я коснулся ее плеча, вдруг она тут же сиганет вниз. Тут осторожность нужна. Дна-то не видно.
- АУ!!!
- Гермиона, твою мать! – я испугался за ее рассудок, а она… рассмеялась.
- Ты не понимаешь, Гарри! – счастливо заявила она. – Ты не понимаешь!
- Куда уж мне. У меня вот до сих пор, чтобы вызвать Патронуса требуется совершенно низменное интимное воспоминание. А у тебя, похоже – это твоё «Ау» в библиотеке.
- Да нет же! Тут просто нет эха! АУ! – и в ответ разлилась давящая тишина.
- Ау! – попробовал Фил. – Действительно, нет. Странно.
- Никогда не замечал, - пожал я плечами, игнорируя появившиеся мурашки. – Но вот то, что вы – ученые – еще способны удивляться Магии – вот что для меня странно.
Они рассмеялись.
- Так, та часть библиотеки?.. – Турумти махнула назад рукой, давая возможность мне продолжить за нее.
- …Всего лишь то, что мы успели разобрать, или то, чем мы уже пользовались и читали.
- Здорово! – она даже в азарте потерла ладошки друг о друга.
- Вообще-то, до сего дня я отправлял сюда особо провинившихся на отработки, как в Хогвартсе, и они разбирали эти книги и расставляли по полкам в первый зал. Нудное и утомительное занятие, должен заметить.
Гермиона фыркнула, явно не соглашаясь.
- Для тебя, похоже, придется придумать что-то совершенно иное – ты здесь как в раю.
- Мечтаю приступить ко всему этому.
- М-м… Тебе понадобится пара дюжин лет, пожалуй, - Фил почесал подбородок с щетиной.
- Единственное, на чем я должен настоять, Турумти, - я привлек ее внимание, коснувшись локтя, - это не трогать артефакты, когда ты работаешь одна. Только с напарником.
- Угу, - быстро согласилась она.
- Это приказ, кстати, - надавил я.
- Есть, сэр.
- Что ж, нам пора, возвращайтесь сейчас же, - и я аппарировал прямо из библиотеки, немного задумчивый. Новички, похоже, неплохо сработались.
Едва мы завершили ритуал и переместились в зал для переговоров, как передо мной появился пергамент. Я быстро прочитал его. Так мы обычно получали срочные сообщения из доверенных источников, что случилось что-то необычное.
- Кито, Арти, - позвал я. – Для вас задание. Немедленно отправляетесь в Девоншир. Вот, это то, что вам необходимо знать.
- Да, шеф, - они уткнулись вначале в пергамент, переглянулись и вышли.
- Так, Гермиона, Фил, - я достал рецепт, обнаруженный в доме Тумблина. – Может, знаете, что это?
- Нет, мне незнакомо, - нахмурилась девушка. – Если хочешь, я посмотрю в библиотеке, там много книг о зельях.
- Основа для сложного целебного… - ответил Фил. – Но конкретнее... Тут нужен зельевар, да получше. Но сварить это я смогу.
- Хорошо, - кивнул я. – Так, подруга, забудь о зелье, ты ищешь все о ритуале и магических подписях. Бианор, ты уже устроил Фила на свое официальное место?
- Конечно. Он приступает с понедельника. Кстати, мальчик, нам нужно наведаться туда. Ты в состоянии идти?
- Да, Огги, - кивнул Филиберто устало, получивший свою «птичку» на том же месте, что и Гермиона – на пояснице, что очень странно.
Когда они вышли, я взглянул на оставшихся. Это были Рольф, Гермиона, Драко и Натан.
- Мне необходим будет напарник для гастролей.
- Гастролей?
- Для операции, - пояснил Гермионе Фарбер.
- Именно, - кивнул я. – Я отправляюсь в прошлое, как только Гермиона найдет нужный ритуал.
- Возможно, это поможет тебе, Грейнджер, - нехотя произнес Драко, протягивая пергамент. – Это копия аврорских записей с места преступления и рисунок, нанесенный на полу для темного ритуала. Пентаграмма и черные свечи.
- Пригодится, - ответила Гермиона. – Мне бы хотелось помочь тебе, Гарри.
- Извини, Гермиона, ты не идешь, - произнес я. – Нам нужно будет отправиться в Азкабан – и не один раз, я не хочу, чтобы ты пострадала.
- Понятно, - вздохнула она.
- Гарри, я пойду с тобой, - сказал Рольф. – Надеюсь, со мной ты не будешь спорить, что у меня мало опыта?
- Не буду… Драко? Натаниель?
- Возьми меня, Поттер, - вызвался Малфой. – Кречет, как твой заместитель, должен быть здесь, он лучше нас разбирается и с «трюфелем», и с прочими бюрократами.
- Я тоже был бы не прочь прогуляться, шеф, - напомнил о себе Фарбер.
- Действительно? – задумался я, но почувствовал тонкую ладонь Драко на своем предплечье.
«Не делай этого, Гарри, прошу тебя», - сказал мысленно Малфой. Он редко называл меня по имени, и точно никогда ни о чем не просил, по крайней мере, первым. – «Фарбер младше нас на восемь лет, и у него явно меньше опыта. И еще моя интуиция говорит, что именно я должен сделать это».
- Хорошо, Драко, мы отправляемся с тобой, - кивнул я. – Извини, Балобан, у меня для тебя другое задание, наиболее интересное.
Тот разочарованно вздохнул и метнул недовольный взгляд на блондина.
- Драко тут не причем, можешь перестать его мысленно Авадить, - предупредил я.
- Что ж, раз роли распределены, я продолжу поиск в библиотеке, - Гермиона встала. – Записи и рисунок пригодятся, Малфой, благодарю тебя.
Он кивнул в ответ, и девушка вышла. Тут же появилась записка перед носом Рольфа, который, прочитав ее, извинился и также ушел.
- Так, если дело увенчается успехом, не помешает подумать о последствиях, - сказал я.
- Разве мы не все продумали? – протянул Драко.
- Невозможно все продумать, возвращаясь в прошлое, сам знаешь, - ответил я. – Но я вот о чем: мне нужно место в прошлом, где я могу оставить Генри Поттера.
- Девяносто второй год? – уточнил Фарбер.
- Да, вероятность, что это будет 92-й весьма высока.
- Полагаю, Англия не годится?- предположил Малфой.
- Нет, но если ты предлагаешь Сибирь, то это тоже не подходит.
- США или Австралия, - предложил Натан.
- Или Канада, - добавил Драко.
- Однажды я был в Канаде на товарищеском матче, - я глянул на них. – Довольно неплохой выбор.
- Значит, Канада, - сказал Натаниель. - Я могу подыскать что-то подходящее для твоего брата.
- Нет, ты не будешь искать для него «что-то подходящее», - задумчиво протянул я.
- Тогда что?
- Ты найдешь мне самого Генри Джеймса Поттера. Сейчас, в настоящем.
- А? – не понял Балобан, смешно моргая.
- Сам подумай. Если мы с Шахином пристроим маленького Генри в 92-м в какую-либо магическую семью, то сейчас он должен быть с ними связан и спокойно поживать у них под крылышком, не заботясь о прошедшей войне в Англии.
- Умно, Сапсан, - вставил свои два кната Драко.
- Логично, - кивнул я. – Также логично предположить, что это будет не приют, а магическая семья, взявшая под опеку 11-12 летнего мальчика, - уточнил я. – Проверь их тщательнейшим образом… А где Кортес, кстати?
- Он ушел сразу после ритуала, - сообщил Фарбер, хохотнув. – Наверное, спит на своем стуле.

URL
2014-08-23 в 00:39 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Я встал:
- Выйду на пару минут. Подождите меня здесь, - и я вышел, оставив их одних. Кортес, урожденный мексиканец, действительно разлегся в своей излюбленной манере. – Эй, мужик, скучаешь?
Он вновь лениво приоткрыл один глаз:
- Задание?
- Что-то вроде, - присев на край его стола, кивнул я.
Он спустил ноги на пол, собираясь внимательно слушать.
- Я дал задание Фарберу. Пусть все сделает сам, но ты должен присмотреть за ним и направить в нужное русло если что.
- Звучит не слишком весело.
- Вам предстоит командировка в Канаду, скорее всего, а потом можешь взять отпуск, если захочешь.
- Совсем другое дело, шеф, - встрепенулся он. – Подробности у Балобана?
- Да, - кивнул я. – Не напрягай его, главное. Направляй, но и сам пусть подумает.
- Почему ты с ним так нянчишься?
- По тем же причинам, почему я нянчился с тобой, когда ты пришел в Организацию, - усмехнулся я.
- Не может быть, чтобы это выглядело столь отвратительно, - закатил свои карие глаза Кортес.
- Может быть, но ты был старше даже чем я сейчас, поэтому Фарбер кажется таким юнцом.
- Едва оперившийся птенец.
- Весьма толковый, ты же знаешь. Скоро пришлю его к тебе… Можешь дрыхнуть и дальше.
Когда я вошел обратно зал, то почти физически ощутил напряжение между Фарбером и Малфоем, воцарившееся во время моего отсутствия.
- Брейк, - сказал я. - Нэт, возьмешь Кортеса в помощники, но это – твое задание. Иди сейчас, отправляйтесь как можно скорее.
- Да, шеф, - кивнул он и стремительно вышел.
- Выпьем, Поттер? – предложил Малфой.
- Немного, только идем в мой кабинет. Нужно набросать послание для одного человека…
Мы прошли в кабинет, пока я писал записку для Северуса, Малфой спросил:
- Свидание?
- Хотел бы, да он не согласится… - Аккуратно свернув послание и запечатав его, я переправил его через каминную сеть, назвав адрес.
Малфой как раз сделал глоточек вина, но едва не поперхнулся, когда услышал адрес получателя.
- Поттер, ты сказал, чтобы хотел, эта встреча переросла в свидание? Со Снейпом?!
- Да, но, похоже, я упустил свой шанс… Длинная история, не спрашивай. Сейчас я хочу спросить его о том зелье, рецепт которого мы нашли в доме Кендрика Тумблина.
- Ясно, - рассмеялся Драко. – Что ж… Подари ему красную розу.
- Идиот ты все-таки. Я говорю про работу.
- А что, он отказал тебе уже? – настаивал Драко.
Я поморщился. Малфой заметил и расхохотался:
- Что? У него в штанах «два метра сухостоя»? Или вовсе – натурал?
- А говоришь, что не знаешь гей-жаргон, - кисло заметил я. Отчего-то шутить на тему кем является Снейп, как в случае с Фарбером, мне совершенно не хотелось. Это наше с ним сугубо личное дело. И в штанах Северуса уж точно – не «два метра сухостоя».

URL
2014-08-23 в 00:41 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 13

Около восьми я вновь прибыл в Хогвартс, надеясь, что Северус успел прочитать записку.
- Входите, мистер Поттер, - отозвался голос на мой уверенный стук в дверь, и я облегченно вздохнул. По крайней мере, не буду выпровожен немедленно.
- Благодарю, что принял меня, Северус, - и я прошел вглубь комнаты.
- Слово «важно» в одной строчке со словом «зелье» из твоего письма, и только, - объяснил он.
- Ясно, - я протянул пергамент с рецептом. – Я нашел это кое-где. Тебе знакомо зелье?
С минуту Снейп изучал записи, слегка нахмурившись. Морщинки между бровей не разглаживались даже ночью, когда он спал… Я вспомнил это отчего-то именно сейчас, наблюдая за его гордым профилем.
- Так, Поттер, отвечай мне кратко и ясно, по возможности, - он посмотрел внимательно на меня, сверху вниз и обратно обведя взглядом, пока не остановился на моих глазах. – Ты серьезно болен?
«Что?»
- Нет, - искренне удивился я.
Снейп отложил пергамент на столик, отвернулся на несколько секунд. Его плечи как-то расслабились, когда он глубоко, стараясь не шуметь, вздохнул. Повернулся:
- Откуда у тебя это?
- Нашел… - начал говорить я, собираясь перейти к более насущным вопросам. Да и говорить обо всем Северусу показалось мне нецелесообразным, но зельевар меня перебил:
- Это я уже слышал. Мне интересно более точное месторасположение.
- Боюсь, что не знаю, - ответил я. Удивительно, но это действительно так. Тот «Гарри Поттер», самый первый, который все это затеял и оставил для меня все эти подсказки, где-то раздобыл этот рецепт, а я и понятия не имею, где именно.
- Так, Поттер. Либо ты отвечаешь мне правду, либо молча наслаждаешься одиночеством, когда будешь брести вновь в Хогсмид – быстрее, чем ты рассчитываешь.
- Черт, Северус, - я стремительно подошел к нему. Схватил за плечи. Встряхнул. – Ты можешь один раз помочь мне, не выпытывая подробностей? Это. Очень. Важно. Для меня.
Даже столь нелепое прикосновение к нему вызывает жар в моем теле… И, черт возьми, я вновь пытаюсь его подавить.
- Отойди, Поттер, я понимаю, что правила этикета тебе чужды, но все-таки ты в моем доме и будь добр соблюдай дистанцию, - ответил он индифферентно.
Жаль, что этот жар чувствую только я.
- Прости, - я отошел и сел на диван, с трудом подавив желание обнять себя руками. Он остался стоять, башней возвышаясь надо мной – уверен, он наслаждается своим крохотным преимуществом. – Прежде чем ты окончательно не выгнал меня, я хочу попросить прощения за то, что… За все вообще-то. Если бы я мог вернуть прошлое, я непременно исправил бы то злосчастное утро, после того как мы с тобой …э…
- «Переспали», - подсказал Снейп, выгнув вопросительно бровь.
Неудивительно, что он задался вопросом, отчего я медлил, ведь обычно я говорил с ним прямо, как есть, но привычное «трахались» сейчас казалось грубым и не тем, что я хотел бы испытать с ним.
- Занимались любовью, - смягчил еще более я. Мерлин… Я ясно ощущал разницу теперь. Он должен понять, что я работаю над собой, наконец-то хочу перестать идти на поводу низменных – физиологических – инстинктов.
- Конечно, я отъявленный мерзавец, - продолжил я, - до недавнего времени не признающий каких-либо чувств, и использующий людей лишь для удовлетворения своей плоти. Но люди меняются, иногда слишком поздно… Мы с тобой – это прошлое, я понимаю. Но сейчас я могу лишь просить тебя помочь мне с этим зельем, как лучшего зельевара, которого я знаю.
- Очень проникновенно, Поттер, - усмехнулся он. – Если ты намерен каждый раз, встречаясь со мной, извиняться за ту ночь, то оставь впредь свои никому не нужные речи при себе. У меня были потребности, и я их удовлетворил. Что касается зелья, то я помогу тебе…
Я вскинул на мужчину взгляд, полный благодарности.
- … Но за определенную плату.
- Я дам то, что ты хочешь. Деньги? – предложил я, хотя слабо верилось в то, что Снейп попросит именно их. Это ведь прекрасный шанс отомстить мне за все мои грехи.
- Нет, меня не интересует твое золото. Скорее, одно желание. – Здесь он действительно слегка улыбнулся, одними губами, не обнажая зубов. По-настоящему. Как будто тяжкий груз, до этого момента лежащий на его плечах, растворился навсегда. Это была счастливая улыбка человека, которую он позволил себе передо мной.
- То, что в моих силах, - с бешено колотящимся сердцем ответил я, откладывая эту улыбку в надежный закоулок моей памяти. Мне с трудом удалось остановиться и не поймать ее своими губами в нежном поцелуе.
- Это будет нелегко, но оно в твоих силах, - предупредил Снейп. – Ты не передумал?
- Не передумал. И я обещаю тебе исполнить одно твое желание.
Небо мне на голову. На что подписался? Внешне его улыбка выглядела привлекательно, но вот какой тайный смысл она подразумевала?
- Тогда, перейдем вначале к делу, - Снейп вновь взял пергамент с рецептом. Уголки губ все еще слегка подрагивали. – Это самое мощное зелье для восстановления здоровья, Поттер, и продления жизни, соответственно.
- Хочешь сказать, это зелье может спасти того, кто уже одной ногой стоит в могиле? – изумился я. Именно то зелье, что нужно для Шауля, когда я подменю на Генри! Мне не верилось в свою удачу.
- Восстанавливает функции организма. Применение – перорально. Срок действия – до тех пор, пока испытуемый не доживет до старости, ну если ему не помогут отправиться на тот свет окончательно, разумеется. Доза – ровно половина от получившегося состава.
- Так это – рецепт Живой воды?
- Разумеется, нет, - он даже слегка поморщился от моего предположения. – В твоей голове помещается столько глупости, Поттер, что это вызывает невольное восхищение тобой.
Я недовольно взглянул на мастера Зелий:
- Взаимно. – А затем мы оба замолчали: что здесь только что произошло?
Снейп прочистил горло, вновь привлекая моё внимание, и я удивленно вскинул на него взгляд. Он выглядел немного… смущенным.
- Это, Поттер, «Живая вода» только на первый взгляд, но если ты готов обменять свое здоровье на полную амнезию... возможно. Даже больше. Ты будешь похож на амебу, только с безусловными рефлексами, т.е. с функцией поддержания гомеостаза, - Снейп посмотрел на меня, и поправился:
- Приспособление к условиям окружающей среды, Поттер. Остаются четыре основных типа безусловных рефлексов: пищевые, защитные, ориентировочные и половые. Восстановление психического состояния невозможно, - добавил он.
- Не особенно и нужно, - пробормотал я. Зельевар заинтересованно склонил голову. – Так, мысли вслух.
- Не советую, Поттер, принимать это зелье, хотя в твоем случае мало что изменится.
- Хм, - я решил пропустить шпильку в мой адрес мимо. – Это что-то вроде поцелуя дементора? Только первичные навыки выживания все же остаются?
- Если угодно. Плюс полное физическое исцеление.
Я резко вскинул голову:
- Физическое? – И нахмурился, внезапно вспомнив, что у нашего узника 1919 шрамов было очень много – тут не вяжется. – Что ты имеешь в виду? Оно убирает и шрамы тоже?
Северус усмехнулся, указал палочкой прямо на мой лоб:
- Это твое «наследство» от Темного Лорда даже это зелье не скроет.
Я спокойно, тыльной стороной ладони, отодвинул в сторону черную гладкую волшебную палочку.
- А другие шрамы? Обычные?
- И их тоже – я имел в виду внутренние повреждения и только.
Я вздохнул, пока все складывается отлично.
- Откуда ты знаешь столько об этом зелье? – я встал, и протянул руку за пергаментом.
- Я изобрел его, - ответил Снейп, передавая мне рецепт. – Много лет назад.
- О.
- И я отчаянно надеялся, что известно оно только мне, так как собственноручно уничтожил любые записи о нем. В целях безопасности.
- Теперь понятно, почему. Еще один способ убийства… Спасибо, Северус, за информацию, - сказал я. По крайней мере, теперь мне понятна реакция зельевара на эти записи. Все-таки тот Гарри славно постарался, чтобы раздобыть рецепт эликсира.
- Мне не нужна твоя благодарность, Поттер, - напомнил мужчина.
- Что же?
- Ты первый узнаешь об этом. Как только я потребую этого, ты беспрекословно повинуешься мне. – Снейп отошел к двери. – Не смею задерживать.
Я прошел к выходу. Встал рядом с ним. Что-то явно не так было в его прямой спине, в его полузакрытом темном взгляде. Я не мог прочитать между его строк. А, возможно, там уже ничего и не осталось. Выветрилось со временем. Грусть поселилась в моем сердце, как я понял, что пора и мне сдаться. Но я еще могу сделать кое-что для обретения семьи – спасти Генри Поттера. Моего единокровного брата.
- Я извинялся не за ночь, Северус, а за то, что было после, - тихо произнес я. Так и не добившись какого-либо оклика, я вышел за дверь. Казалось, он не смотрел на меня.
Чувство одиночества жгло сердце раскаленным обручем еще очень долго.
♂♂♂
Вопреки здравому смыслу, я аппарировал на Ноктюрн аллею. Там работает замечательный мальчик. Он поможет мне забыть о Северусе на пару часов.

URL
2014-08-23 в 00:43 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Несколько жесткий слэнг, но все же (я предупредила):
♂♂♂
До Кэмпден Гров я так и не добрался, заночевав у Бена. Он разбудил меня наиболее приятным способом – с моим членом в своем сладком рту.
Дойдя до готовности, я резко перевернул парня, поставив на колени. Он выгнулся, выпятив ягодицы, являя на свет свою дырочку. Я, беспорядочно нанеся смазку, вошел в узкое отверстие. Он стонал и выгибался. Его тощая задница мгновенно откликалась, норовя уменьшить пространство между нами. Через некоторое время с протяжным стоном я кончил мощной струей в него, даже не заботясь о своем партнере – эта маленькая шлюшка не нуждается в дополнительных ласках.
Откатившись в сторону, я вновь, кажется, заснул, пока не услышал страстный шепот:
- Ты сегодня просто животное, Гарри. Оттрахал меня до самой матки, - засмеялся он, очищая палочкой кровать от спермы. Я лишь хмыкнул.
Бен потрогал себя сзади, заведя руку. Затем показал мне пальцы, на которых оказалась моя сперма, вытекшая из его «матки», как он говорит:
- Много «бисера», ты не находишь?
- Угу.
- Давно не трахалася, - он развратно засунул указательный палец в сперме себе в рот, и медленно пососал.
- Пару дней, - я прикрыл сгибом руки глаза. – Не так уж долго.
- И восстанавливаешься быстро, - затем его проворная рука зарылась мне в пах, лаская. – Хочешь, я поиграю в наездника с тобой?
- От силы прошло несколько минут… Не так быстро, - я поймал его руку, накрывая своей. Посмотрел на его член – не смотря на возраст Бена, его плоть была самой большой, из когда-либо виденных мною. Я переместил свою руку на него. Он был потрясающ. – Эй, Биг Бен, ты вставлял кому-нибудь уже?
- Для моего «клитора» нужен доброволец, - усмехнулся он. – Но он и в твоей руке смотрится неплохо.
- Как говорил мой первый любовник, у тебя размер «гранде», - я с интересом смотрел, как он вновь наливается в моей ладони, а дыхание Бена вновь учащается.
Моя сегодняшняя горизонталка с размером «гранде» завела вновь свои шаловливые пальчики в свой зад и произнесла:
- Моя демаркационная линия требует внимания.
Я усмехнулся. Парень совершенно не мыслит о том, чтобы получить удовольствие через член.
- Испорченная маленькая шлюшка, - сказал я, толкнув его навзничь, вынуждая убрать руку. Нанес на себя смазку, вновь даже не собираясь подготовить партнера – для него вполне достаточно. Закинул его ноги к себе на плечи, согнув пополам парня, с рыком ворвался в тесное и упругое тело, не пытаясь больше отогнать мысли о Снейпе. Слушая стоны партнера и характерные шлепки о его бедра с каждой мощной фрикцией, я ощущал все нарастающее напряжение, предвкушая скорую развязку.
С глухим рыком я в который раз излился в эту юношескую, оттраханную сегодня мной по полной программе, дырочку, одновременно ощущая, как сокращаются мышцы и в заднице куколки, обхватывая мой член еще плотнее.
И в следующий момент, еще даже не выйдя из него, я понял, что больше не вернусь сюда. Потому что в который раз уже я понял: я вновь кончил, но удовлетворения так и не получил.
Выйдя из парня, я услышал его хриплый шепот:
- Был не прав. Оттрахал до самых гланд, а не до матки…
- Перестань, Бенджамин, - раздражено прервал его я. - У тебя нет ни матки, ни клитора, ни даже влагалища, - я начал собираться. Он что-то буркнул в ответ. Я не стал переспрашивать. Мне было не интересно.
- Будет лучше, если я пойду и… - Я замолчал, почувствовав, что меня ищет кто-то из Невыразимых. – Мне пора на тренировку.
- Жаль. Придется «ловить снитч» одному, - ответил уныло парень, - но чуть позже.
Я спешно одевался. Вздохнул. Парень не виноват в моей раздражительности. Наклонился, чтобы поцеловать его искусные губы – едва ли не впервые в этот раз.
- Не давай расстрахать себя, - сказал я после поцелуя и отстранился.
- Это право принадлежит тебе, Гарри, - улыбнулся он. – Я – твоя персональная шлюха, хотя и работаю у мадам Холли давно.
- Ага, потому что тощий парень с огромным достоинством едва ли тешит чье-то самолюбие, - засмеялся я, доставая приличный мешочек с золотыми. Положил на подрагивающий живот Бена, весь залитый спермой. – Да и расходов много.
- А чего ты клюнул тогда?
- Я люблю трахать тощих парней с большими членами, у которых мерзкий характер, - усмехнулся я. Вновь наклонился над Беном, взял его пальцами за лицо и слегка сжал. – И не смей больше резать себе вены в мое отсутствие, иначе я буду думать, что это из-за меня.
- Ладно, но это не из-за тебя…
- Отлично, - я отстранился и отошел к двери. Оглянулся. Я знал, что не вернусь сюда больше. Бен вновь ласкал свой член, прикрыв глаза.
- Убирайся, Гарри. И приходи, когда захочешь меня.
- Я приду, - соврал я парню с суицидальными наклонностями.
Как только я закрыл дверь, мысли о Нем вернулись. Рабочий день будет длинным.
♂♂♂
- Привет, Гермиона, - я вошел в общий зал, почувствовав появление девушки. – Ты рано.
- Кажется, я вчера наткнулась на нужную книгу, - она странно шмыгнула носом. – Там есть подобный рисунок, что дал мне Драко, но сама книга написана на древней латыни, поэтому понадобится некоторое время, чтобы перевести записи. – Она зевнула, прикрыв рот рукой.
- Ты вообще спала ночью? Неважно выглядишь.
- Так, немного, - улыбнулась она. – Аврора спрашивала о тебе. Точнее она звала некоего «Ри». Удивительно, но лишь только в твоем имени она выговаривает букву «р».
- Да, забавно, - сказал я, вспомнив, как Аврора, едва начавшая говорить, зовет себя «Авлола», папу – «папа Лон», а из имени мамы получается совсем что-то едва узнаваемое. - Я навещу ее при первой возможности, - расплылся я в улыбке. – Как Рон воспринял татуировку?
- Говорит, что убьет тебя при первой возможности… Вообще-то если бы я ему не показала ее вчера, то он вряд ли заметил, - опустила глаза Гермиона.
Я подошел ближе:
- Проблемы?
- Он как большой ребенок, Гарри. Я иногда хочу, чтобы он наконец-то увидел во мне женщину, которой нужна защита и забота… Ну, вот, например, почему он не может просто подойти и сказать мне что-то ласковое, или поцеловать меня просто так, а не в качестве предварительной ласки? – Она в отчаянии всплеснула руками. – Я привыкла справляться со всеми трудностями сама, конечно, но не настолько же, а он… Говорит, что я сама все сделаю так, как надо, а он будет только мешаться! Ну, да, я идеалистка! А что плохого в стремлении к совершенству?
- Ничего, наверное, - я пытался просто ее выслушать, а не понять. Я знаю, что Гермиона – не обычная домохозяйка, способная посвятить себя дому и мужу. Она любит контролировать всех и вся, но действительно трудно делать это, если не чувствуешь поддержку от того, кто обязан это делать по определению.
- Именно! Я же не заставляю его писать памфлеты на латыни, только то, что в его силах! И еще мне же приходится оберегать его! Мне! Женщине! – Гермиона прикрыла раскрасневшееся лицо ладошками. На одном из пальцев присутствовало золотое кольцо.
Я обнял ее, а она сотрясалась от беззвучных рыданий.
- Я только что поссорилась с ним, - сквозь рыдания услышал я. – Он не умеет делать яичницу, Гарри! Даже я умею это делать, а он просто не хочет.
- Это существенный пробел в его образовании, конечно, - попытался я пошутить.
- Именно. Дошло до того, что он поставил мне в пример свою маму! Понимаешь?
- Это жестоко, - сказал я, представляя, как Гермиона, словно наседка, бегает вокруг Рона, меняя одно блюдо за другим. Сюрреалистическая картинка получилась.
- Аврора не видит его целыми днями, даже в выходные, а когда видит, он занят своими проблемами, своей карьерой. Постоянно говорит, что я должна больше быть с ней, а сам… Но меня-то она видит, а его – еще реже, чем тебя. И теперь, вместо того, чтобы ночью звать папу, она говорит «Ри».
- О, так он из-за этого разозлился? – догадался я. Но я не чувствовал себя виноватым. Ему следовало заботиться о своей семье, раз уж он решил создать ее.
- На самом деле, это только причина, Гарри. Возможно, я недостаточно приложила усилий, чтобы… хм… «воспитать» его. – Она отстранилась. Припухшие карие глаза не смотрели на меня.
- Это не твоя вина, Гермиона, - уверенно сказал я. – В отношениях участников двое.
- Да, спасибо… И извини меня, что тебе пришлось выслушать эту истерику… Я во многом сама виновата. Хотела помочь нашей семье, когда решилась на отчаянный шаг… Я такая идиотка. Думала, что Аврора спасет нашу семью. Но она нужна лишь нам с тобой.
- Отчаянный шаг? – нахмурился я. – И не говори глупостей – Молли и Артур в ней души не чают, а также остальные рыжие.
- Но они ведь не знают многого…
- Что именно? – я не улавливал ее мысль.
- Гарри, если затея с твоим братом провалится… - как-то отчаянно сказала она, - …то у тебя все равно есть семья. Я…
В общем зале появились одновременно близнецы, и почти сразу и Рольф с Кортесом. Разговор пришлось прервать, но я сказал:
- Конечно, ты моя семья, Гермиона… Мы вернемся к этому разговору, потому что чувствую теперь, что это еще не все. И пока я буду в прошлом, не делай глупостей, хорошо?
- Да, Гарри. Извини, мне нужно привести себя в порядок, - и она быстро вышла. Я был в недоумении.
Дождавшись Драко, я рассказал ему о зелье, изобретенном Снейпом.
- Ты чертов баловень судьбы, Поттер, - усмехнулся он. – Отдай рецепт Огги… т.е. Филу, он справится с ним.
- Да, я так и хотел… Кстати, Гермиона похоже обнаружила в одной книге этот ритуал, поэтому, как только все подготовим, отправляемся в путь.
- ОК. Я позабочусь о маховиках времени, но тебе советую проработать детали, особенно в части посещения Азкабана. Не хотелось бы сгнить там в самом расцвете сил. Зная твое феноменальное везение, ты, как обычно, выйдешь оттуда в целости и сохранности.
- Не волнуйся, фактически мы все сделали правильно. И всенепременно поделюсь с тобой своим везением. Обещаю, Шахин.
- М-м… - он неуверенно кивнул мне, что следовало расшифровать как «Большое спасибо». – Но вернуться-то мы должны слегка в будущее, поэтому непонятно, что конкретно с нами все в порядке.
- Ты прав. Хорошо, я займусь этим, - кивнул я. Остаток дня я потратила на разъяснение рабочих моментов и составление более подробного плана наших с Драко гастролей. План пришлось серьезно доработать.

URL
2014-08-23 в 00:45 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 14

Мы аппарировали с Драко в дом Тумблина, который встретил нас тишиной. Люди из ДМП уже не патрулировали вокруг дома.
- Все необходимое для ритуала – здесь, а также два маховика времени. Плюс еще пара вещичек… – Драко показал на рюкзак. Достал оттуда небольшой маховик на длинной цепочке.
- Отлично. У меня – зелье для Шауля, мантия-невидимка, на всякий случай, а также детская одежда для Генри, фото и адрес его будущих опекунов. И шоколад.
- Начнем? – спросил Драко.
- Давай. Этап первый. Итак, сегодня 13 июня 2010 года, почти 6:00 после полудня. Мы перемещаемся ровно на 13 дней назад, или на 312 часов. Нам нужно забрать Шауля уже после обхода. – Я огляделся, посмотрел на пентаграмму. – Давай перейдем в другое место, здесь будут разворачиваться события.
- Поехали, - произнес Драко, накидывая цепь на нас, как только мы оказались на чердаке. Крутанул маховик 13 раз. Он остановился и мы оглянулись. Все, как было. Прошли вновь вниз. Свечей не оказалось, как и пентаграммы.
- Хорошо, значит, мы попали в нужное время, - подтвердил Драко. – Сверим время. 6:07?
- Да, - сказал я. – Убираемся отсюда в Азкабан.
И мы вышли из дома. Авроров, разумеется, не было – преступление еще не свершилось. На улице еще было светло и солнечно.
«Аппарируем», - произнес я, касаясь плеча Драко, когда мы завернули в тихий проулок.
Мы появились одновременно в условленном месте. Драко вздохнул, спрятал свой рюкзак, замаскировав его под ближайшим деревом, а затем начал методично раздеваться.
Боковым зрением я заметил, что он без белья.
- Так быстрее, ты же знаешь. Всё по минимуму, - сказал он на мое хмыканье. - Давай мое зелье.
Я достал из кармана склянку:
- Увидимся на юго-восточной башне.
Малфой, слегка сморщив нос, выпил до последней капли вязкую жидкость.
- Черт… Ненавижу. – Драко застонал, нагнулся, стремительно уменьшаясь в размерах, его руки вытянулись, превращаясь в два мощных крыла, покрытых перьями. Тело также быстро транфигурировалось в серо-коричневого сокола Шахина, и он, пару раз смешно помахав крыльями, словно проверяя на месте ли они, мощно взмахнул ими и поднялся в воздух. Сделав небольшую петлю назад, он набрал скорость и устремился в сторону крепости на довольно-таки низкой высоте для сокола.
Проследив за ним взглядом, я подобрал его одежду и палочку, запихнул все в свой рюкзак и сам обернулся Соколом-сапсаном. Протяжно крикнув, взлетел повыше. Наслаждаясь запахом моря, мельчайшими порывами ветра, перебирающими мои аспидно-серые перья и переливами открывающегося горизонта, где вдалеке виднелся Шахин, я устремился вперед, словно стрела, настигая и перегоняя своего напарника.
Недалеко от берега мой зоркий глаз разглядел блеск в воде, и в следующий миг мое тело камнем пикировало вниз под прямым углом, увеличивая скорость.
Мне казалось, что рыба, так неосторожно поднявшаяся к поверхности воды, замерла, даже волны, словно тягучая черная патока, вздымались слишком медленно. И вот, до поверхности осталось совсем немного, как тело сапсана само взмахнуло крыльями, одновременно ударяя сложенными когтистыми лапами, слегка касаясь воды. Удар был настолько мощным, что холодная плоть рыбешки беспомощно разорвалась. С останков, уносимых мной на одну из прибрежных скал, капала вязка жидкость, где мой острый клюв окончательно разорвал нежное сырое лакомство.
Моя голова приподнялась, отвлекая от еды – стремительная тень Шахина пронеслась выше. Послышался его «кьяк-кьяк-кьяк», ясно улавливаемый мной. Действительно, стоило поспешить.
Я расправил свои 45 дюймовые крылья и вновь его обогнал, появившись на юго-восточной башне, пробрался в небольшую для человека бойницу, и превратился обратно в человека. Контраст от инстинктов птицы и человека в очередной раз оглушил меня. Исчезло чувство безмятежности, море плескалось как обычно, глаза не улавливали бликов в воде... Мир словно потерял свою насыщенность.
Шахин приземлился и я махнул на него волшебной палочкой, вновь превращая в человека. Его раскрасневшаяся физиономия чудно контрастировала с растрепанными белыми волосами. Тело покрылась испариной, капельки пота стекали по лоснящейся белой коже.
- Сапсан, хватит глазеть, давай одежду и палочку, - он скрестил руки на груди.
- Как будто не видел тебя голым, - я выдал ему его шмотки.
- Взаимно, - он быстро оделся.
Мы молча и четко двинулись в небольшую дверку, предварительно наложив дезиллюминационное заклинание. Для дементоров, конечно, это не будет препятствием, а вот для стражников – вполне сойдет. Но сейчас мы не надеялись их встретить, так как не собирались глубоко спускаться.
Изредка сверяясь по карте, которая с давних пор хранилась в Отделе Тайн, мы около получаса пробирались все ниже и ниже, к камере Али Шауля. Здесь были также секретные двери и коридорчики, наподобие Хогвартса, и мы с удовольствием прятались в них – никто не знал о нас. Это было тихое место – шаги отдавались далеко и гулко, поэтому, почти достигнув места назначения, мы услышали вначале дребезжание телеги, а затем и недовольный голос самого начальника тюрьмы.
- А ну убирайтесь отсюда, мерзкие твари! Вы ведь помните, что должны находиться на нижних уровнях? Только с позволения министра вы все еще здесь… Да, вот так-то лучше, не то вновь познакомитесь с моим Патронусом, - скрипел его голос где-то за углом.
Мы с Драко рванули назад, так как уже чувствовали их приближение. Еще чуть-чуть и мы столкнулись бы с дементорами нос к носу. Секретных лазеек поблизости уже не было, потому что мы были уже почти на месте. Вокруг – лишь камеры.
Драко на ходу кинул заклинание, и ближайшая дверь камеры открылась. Мы проскочили в нее и тихо прикрыли дверь, став по бокам, чтобы нас не было видно.
Изо рта пошел пар, все холоднее становился воздух вокруг. Все труднее было контролировать себя, свои мысли. Дементоры приближались. Они почувствовали что-то, но не могли пройти дальше, в камеру.
Я глянул на нары. Там, скрючившись от холода, стонал какой-то человек. Он не видел нас, но также отлично чувствовал присутствие темных тварей.
- Нет, нет… - сказал он. – Не хочу видеть… Я не делал…
Драко едва ли был лучше. Тот закрыл одной рукой свой рот, словно боясь, что сейчас закричит. Его бледность еще более выделялась на темном фоне грубо высеченной монолитной стены. Другой рукой он, дрожа, сжимал палочку.
Дементоры не уходили, кружа возле камеры. Наверняка нас почувствовали. Только я никак не мог понять, почему они не поднимают тревогу. Впрочем, еще и людской охраны нам здесь не хватало. Внутренне чертыхнувшись, я нагнулся, прошел под решеткой на двери, и встал рядом с Драко, схватив его за руку с палочкой.
«Драко, все хорошо», - произнес я безмолвно.
«Конечно, Поттер», - ответил он, но, кажется, даже его внутренний голос дрожал.
«Слушай, не думай о том, о чем ты сейчас думаешь – это не правда», - сказал я, отлично догадываясь о его страхах. У нас у многих – детей войны – были одинаковые страхи. О Волдеморте. Об убийствах и прочих преступлениях, что нам пришлось совершить. О тех людях, кто умер из-за нас. Его отец, даже Дамблдор. Любая смерть, которую ты видел, кажется твоих рук дело. Но это не так.
Когда Драко не ответил, я продолжил, пытаясь отвлечь его, ведь если не думать ни о чем, то и страха не останется:
«Мы не сможем сейчас выйти и отогнать их – надзиратели делают обход, Шахин. Они поднимут тревогу… Подумай о своих близких, о своем любимом… Ты ведь хочешь, чтобы Натан стал твоим?», - продолжал я, и сам уже чувствуя этот нескончаемый страх. Меня уже почти также трясло, но пока я мог связно выражаться, я буду говорить с ним.
«Эй, Драко, помнишь как в поезде, еще в Хогвартсе, ты отколошматил меня?». Ох, не следовало это говорить, от этого мне самому становилось только хуже.
«Ну, же. Ты ведь отлично вызываешь Патронуса! О чем ты думаешь? Расскажи мне!», - кричал я внутренне.
«Я не знаю… Не помню…» - отозвался он.
«Помнишь. Попытайся вспомнить», - потребовал я, сам воскрешая в голове образ своих родителей, своей матери… Нет, это не то, что требуется. Они оба мертвы. У меня есть Гермиона, и моя крестная дочь, Аврора – сущий ангел. Моя семья. И мой друг Рон, иногда ведущий себя круглым идиотом, избалованный маменькин сынок, но он был моим другом. И друзья из Отдела. Драко, Рольф, Натаниель, Кортес… Эти два оболтуса – Арти и Кито.
И Чарли. Он искренне любит меня. И Северус, которого я оскорбил, обидел и Мерлин знает еще что одновременно.
Я улыбнулся. Северус. Гордый. Неприступный. Страстный. Такой ранимый… И не мой.
Судорожно вздохнул, стискивая руку Драко. Страх стремительно вытеснил счастливые воспоминания. Словно слился, прошел сквозь меня. Теперь я чувствовал только одиночество. Я один. Северус Снейп не позволит себе простить меня. Я сказал тогда слишком много.
Я буду один… Всегда…
Я посмотрел на свою свободную руку. Старческая дряхлая рука, покрытая пигментными пятнами. Оглянулся. Покрытые толстым слоем пыли стол, каминная полка. Одно кресло около камина. Ветхое и продавленное, засаленное у изголовья. Камин давно не работает – я слишком слаб, чтобы поддерживать в нем огонь. На улице поют рождественские песни – нестройный хор детских и взрослых голосов. У меня нет елки. Я давно перестал ее ставить, с тех пор как Гермиона с Авророй переехали. Рон не приходил больше. Я давно на пенсии. Вся моя жизнь оборвалась тогда, когда я потерял тебя, Северус. Ничего не имеет ценности. Даже и воспоминаний-то больше не осталось… Только одна ночь… Жаркие поцелуи… Но я ничего не чувствовал тогда…
- Не-е-т! – кто-то пытался кричать. Я открыл глаза – до этого я даже не знал, что закрыл их. – Нет!
Человек на нарах трясся, встав на колени, пригнув тело. Его закостенелые пальцы рвали волосы на своей голове.
Азкабан. Я в Азкабане. С Драко. И я обещал помочь ему в первую очередь.
Я оглянулся. Его губы дрожали. Я не знаю, сколько прошло времени, но темные твари все не уходили. Я знал: как только я вновь прикрою глаза, вновь погружусь в себя. Потеряю свои реальные воспоминания. Но правда в том, что я могу изменить свою судьбу. Не за этим ли мы с Драко отправились сюда?
«Послушай, Драко… Ответь мне!..»

URL
2014-08-23 в 00:47 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Но ответа не было. Он тоже потерялся, где-то там, внутри себя. И тогда я встал прямо перед ним, приблизившись вплотную, насколько мог, чувствуя изгибы его тела. От него не пахло парфюмом, но что-то неуловимое, присущее только Малфою, все же угадывалось.
Я накрыл его губы своими. Требовательно, поглощающе. Переместил свою руку на его затылок, перебирая мягкие шелковистые волосы.
Драко долго не отзывался, но я не сдавался. Вначале я услышал глухой стон, а уже потом его влажные губы приняли мой язык, играя, лаская. Его руки переместились на мою спину, бедра, поглаживая и сминая, прижимая еще ближе, чтобы я почувствовал его возбуждение.
Это было интересно. Я слышал все, чего он хотел. Все его хаотичные мысли, желания, даже требования. Усилить напор. Ласкать там. Сжать здесь.
Он схватил мою руку, слегка отодвинул мои бедра, и накрыл ею свою эрекцию, внутренне требуя, чтобы я продолжал то, что начал.
И я продолжил, пробравшись к нему в брюки. С силой касаясь нежной горячей плоти, одновременно целуя его шею возле дергающегося кадыка.
Мы оба знали, что это неправильно. Но также мы оба знали, что иначе наш рассудок будет утерян. Даже на несколько минут это очень опасно.
Малфой вздрогнул, протяжно застонав, и я накрыл его губы своими, заглушая звуки наслаждения. Драко излился в мою руку, а я отстранился, тяжело дыша.
Снаружи вновь загрохотала телега с едой, наконец-то приближаясь к этой камере.
- Экспекто Патронум! – проскрипел голос надзирателя. – Убирайтесь на нижние уровни, твари. Я ведь предупреждал вас…
Мимо камеры пронесся какой-то свет, попадая в небольшое оконце для еды. Мы вздохнули с облегчением, когда Патронус самого МакЛагена отогнал их.
- Чего они и к тебе прилипли, парень? – кажется, надзиратель смотрел в окошко, напротив которого, с другой стороны находились нары с узником. – Эй, ты жив?! Или тоже подыхаешь, как тот, за углом?
Ответа от заключенного не послышалось. Я напрягся, когда забрякали многочисленные ключи на связке надзирателя.
«Черт, придется оглушить МакЛагена…», - сказал я.
«Подожди. Есть идея», - отозвался Драко и направил палочку в сторону неподвижного узника.
«Эннервейт!» - произнес также про себя Малфой одновременно со скрежетанием старого ключа в замке. «Ну же, давай! Эннервейт!»
Узник застонал, приходя в себя. Надзиратель замер, прислушиваясь.
- Кто здесь? – слабо спросил заключенный в сторону двери. Будь он в лучшем состоянии, он мог бы нас увидеть.
- Это я – главный надзиратель МакЛаген! – ответил тот. – Не подох еще, значит? А я думал, дементоры и за тобой пришли.
Заключенный не ответил, потому МакЛаген продолжил сам с собой:
- Держи, - он кинул какой-то сверток прямо на пол сквозь окошко. – Это тебе на неделю, сам знаешь.
- Меня тошнит уже от этой еды, - проскрипел на этот раз узник.
- Ага, хочешь деликатесов, сходи в ресторан, номер 3568! Ха-ха! – рассмеялся надзиратель. – А ты не похож на умирающего… А, черт с тобой, дементоры лучше знают.
Телега забрякала дальше. Мы стояли, выжидая.
«Почему дементоры не подняли тревогу? – спросил меня Шахин. – Они ведь ясно знали, что мы здесь»
«Не знаю, хотя… Быть может, они хотели нами полакомиться, раз узниками нельзя»
«Прожорливые твари. Они вернутся, значит»
«Да, идем»
Я отрубил узника 3568 и мы спокойно вышли. Пока никого не было, и мы вновь пошли по длинному коридору. Уже за углом находилась камера Шауля, которую мы без труда отворили. Невысокий, очень худой волшебник слегка покачивался из стороны в сторону. Точно такой же сверток, какой получил предыдущий узник, лежал нетронутым на полу.
Камера не отличалась разнообразием от прочих: нары, грязная постель неопределенного цвета на них, да самозаполняющийся сосуд с водой в противоположном углу от отхожего места – специальной ниши с небольшой по диаметру дыркой, выходящей в общий сток.
Драко позвал:
- Шауль!
Никакой видимой реакции.
- Совсем чокнулся, - прокомментировал он.
- Он тут давно сидит, возможно, он помнит только свой номер уже, - ответил я, также подходя ближе. – Впрочем, мне все равно.
Драко кивнул, отходя к двери, прислушиваясь на тот случай, если еще кто-то решит навестить узника.
Я снял свой рюкзак, вынул оттуда продолговатую черную коробочку, наложил на Шауля специальное заклинание статики. Уменьшил и запихнул в коробку, которую положил вновь в рюкзак.
Я мотнул головой в сторону выхода, и мы вышли, собираясь проделать тот же путь, но ощутимый мороз вновь прошелся по коже. Дыхание стало холодным. Балахоны уже мельтешили в конце того коридора. Деваться было некуда: либо вернуться в камеру Шауля, либо пробиваться с боем.
Поднимать тревогу не хотелось, я потянул Драко назад, надеясь, что темные твари не заметили нас. Закрыл камеру изнутри. Дементоры приближались быстро и остановились возле камеры.
- Черт. Пей зелье, Шахин, и лети, как только я открою дверь, - прошептал я, хотя в этом особой нужды уже не было – они знали, что мы были здесь.
- Нет, наоборот. Ты – лети. К тому же у тебя ценная ноша.
- Если мы немедленно не примем решение, то лететь нам придется вдвоем. Через сточное отверстие, - заметил я.
Драко в ужасе оглянулся в угол:
- Я лучше сгнию здесь, чем… Послушай, ты лучше летаешь, а я пикирую хуже курицы – здесь слишком узко, Сапсан.
- Экспекто Патронум! – крикнул я, так как дверь уже содрогалась от натиска дементоров, в этот раз они решили переть напролом, ведь надзирателей поблизости не было. – Твой план.
Я в мгновение ока перекинулся в птицу, Драко открыл дверь, куда ринулся мой сияющий олень, к которому немногим позже присоединился и Патронус Малфоя. Я вылетел, ощущая позади себя движение дементоров, слегка отсупивших, и Шахина, пробирающегося в окружении защитников.
Никто из темных тварей так и не отсоединился поднять тревогу, желая насладиться свеженькой добычей в виде Драко, который бегом добрался до следующей двери, по узкому коридору, где оставил своего Патронуса, чтобы не прошли дементоры. Он не мог использовать тайные ходы, пока дементоры гнались за нами – сохранить их в секрете было чрезвычайно важно, на будущее.
Далее – вверх, еще выше, по коридорам… я видел, что дементоры прорвались сквозь его Патронус, настигая Драко. Хорошо, что стражников пока не было.
После продолжительного бега Шахин вбежал по лестнице в башню с бойницами, и тут же за ним ворвались дементоры, опрокидывая его на пол. Он не мог больше пошевелиться, хрипло дыша – слишком быстро бежал, да и дементоры начали кружить возле него. Я спикировал вниз, в воздухе перекидываясь обратно:
- Авада Кедавра! – взревел я, направив палочку на наклонившегося над блондином дементора. Изодранная роба опустилась на пол. – Авада Кедавра! Авада Кедавра!..
Позади должны быть еще две этих твари. Нельзя оставлять их в живых – побег будет обнаружен быстрее, чем это необходимо. Я осторожно спустился вниз по лестнице: дементоры рванули ко мне. Первого я успел уложить, а второй попытался «поцеловать» меня…
Очнулся я уже на башне, на том месте, где оставил Драко. Он пытался засунуть в мой рот кусок шоколада. Я послушно открыл рот. Со всеми научными и волшебными разработками шоколад остается наилучшим средством от последствий встречи с дементором – меня всегда это удивляло.
- Хватит, - сказал я, вставая, пытаясь разлепить рот. Меня слегка повело, но Драко поймал. – Спасибо.
- Взаимно, - ответил он, спешно стягивая с себя одежду, обувь и сам запихал ее в мой рюкзак, как и свою палочку. – Ты долетишь самостоятельно? Он почти поцеловал тебя…
- Долечу, - уверенно произнес я. – Нужно убрать останки дементоров. Улетай, Шахин.
- Я уже убрал. – И он повесил на меня рюкзак, и вновь выпил полиморфное зелье. Это все время давалось ему с трудом – он ведь не являлся анимагом. Я подобрал пустую бутылочку, положил в карман и незамедлительно превратился в сокола.
На горизонте уже темнело. В теле сапсана также чувствовалась слабость, но чем дальше я улетал от этого проклятого места, тем легче, казалось, себя чувствовал. Я так и не догнал Драко, увидев его уже на прибрежной скале. Крикнул, привлекая его внимание, и опустился возле дерева, перевоплощаясь.
Взмахнул палочкой, освобождая его от птичьих перьев, и только тут почувствовал смертельную усталость, которая волной накатила на меня.
Очнулся я в какой-то палатке, смутно знакомой. Приятно пахло из котла, который висел в очаге.
- Наконец-то очнулся, Сапсан, - вздохнул Драко. – Есть будешь?
- Не откажусь… - Я сел на кровати. – Откуда это все?
- Грейнджер дала, - ответил он, снимая котелок и опуская его на деревянный стол. – Сказала, что это может пригодиться нам. Безопаснее, чем в отеле.
- Мы долго жили в этой палатке на последнем курсе, когда охотились за хоркурсами Риддла. – Я встал, пошатываясь от усталости и голода.
- Помочь? – предложил Драко.
- Обойдусь. – И я подошел к столу. Сел. Вздохнул. – Который час?
- Полночь почти.
Мы молча поели. Казалось, силы возвращались ко мне. Видно, дементор действительно почти успел поцеловать меня. Я встал:
- Собираемся, нужно приступать ко второму этапу.
- Сапсан, ты спятил? Я собираюсь хорошенько отдохнуть, прежде чем вновь соваться в Азкабан, и тебе советую, - он с грохотом убрал посуду, очистив ее предварительно. – К тому же он будет на каждом шагу напичкан дементорами. Нам придется его штурмом брать, если что. Идти на нижний уровень. А потом вытаскивать оттуда мальчика без всякого заклинания статики, как ты знаешь! И если мы напортачим, Мерлин знает, чем все закончится. Кстати, ты все еще не хочешь воспользоваться и в его случае заклинанием статики и уменьшением?
- Ни в коем случае, - поморщился я. – Сейчас мы это сделали с Шаулем, но, мягко говоря, мне наплевать на его душевное равновесие. Главное, что его тело временно не функционирует, а значит – не умирает. Но так как он наверняка безумен, то особой разницы не почувствует. В случае с Генри я рассчитываю, что он эмоционально в порядке, поэтому о статики речи быть не может. Черт, ты ведь в курсе, что в 98 % живое существо после статики становится похожим на овощ?

URL
2014-08-23 в 00:48 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Я понял, Сапсан. Но согласись, было бы гораздо проще вновь сделать это.
- Соглашусь. Но мы так не поступим. Просто нужно как можно все сделать быстрее, - уже менее уверенно сказал я.
- Да, только у нас есть маховик времени и как раз времени у нас предостаточно, - выгнул брови Малфой.
- Хорошо. Ты прав, - согласился я. – Видимо, дементор все же успел высосать часть моих мозгов.
- Тогда хорошо, что я остановил его, - сказал он. – Я собираюсь спать.
Малфой развернулся и примостился на одну из кроватей. Я пошел на ту, что занимал раньше. Вопреки словам, Драко долго ворочался, не давая и мне заснуть.
- Поттер, ты спишь?
- С кем? - спросил я.
- Я в принципе – сейчас.
- Сплю. Не мешай, - пробубнил я, пытаясь заснуть под последние полчаса возни Драко.
- Хм, я тут подумал… - Он замялся как-то, поэтому я ответил, решив подбодрить его:
- Я больше не буду дрочить тебе, Шахин.
- Идиот, я вовсе не об этом.
- Так что же?
- Помнишь, несколько недель назад, перед поездкой в Америку, я разыскивал тебя?
- Да. Мы с Гермионой и Авророй гуляли в парке. А что?
- Хм… Я ничего такого не замышлял, но решил просто проверить свою догадку.
- Что ты сделал? – я приподнялся.
- Я взял волосок твоей крестницы и отдал его в лабораторию вместе с твоим образцом.
- Зачем? – я был в ступоре.
- Чтобы проверить их на совместимость. Прости, что вмешиваюсь не в свое дело, просто я думал, ты спишь только с мужиками.
Я молчал некоторое время.
- Ты что, предположил, что Аврора – моя дочь?! – крикнул я, зажигая «люмос».
- А что? Это же очевидно, Поттер. Вы очень похожи, - он развел руки в стороны, также уже сидя.
- Похожи… - глупо повторил я. – И что анализ?.. Мерлин, это абсурд, можешь не отвечать мне… Я не спал с Гермионой! Я действительно перетрахал пару десятков мужиков, но среди них баб не было. Это точно.
- Пару десятков… А я раньше думал, у тебя склонность утрированию, а не наоборот.
- Прибавь нуль, - я погасил огонек, и лег обратно, собираясь заснуть и не слушать эту чушь. Я был бы рад дочери, особенно такой, как Аврора, но фактически это невозможно.
- Это ближе к правде, - Драко тоже лег.
- Или два нуля, - усмехнулся я.
Молчание. Слава всевышнему.

URL
2014-08-23 в 00:51 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 15

Несмотря ни на что, я сделал правильный выбор, взяв с собой Драко, а не Рольфа. Последний… более «чистый», что ли, а у Шахина заниженный порог морали. Если что-то пойдет не по плану, он сможет поддержать меня, а не кидаться фразами «мы не должны менять будущее». Любой слизеринец использовал бы такой шанс, чтобы наладить свою разваливающуюся на кусочки жизнь. Почему-то я оказался среди них в своем воображении.
Утром рано собрали палатку, уложили прочий весь свой нехитрый скарб в безразмерный рюкзак и приготовились переместиться почти на двадцать лет назад, когда нам было по одиннадцать лет. Я чувствовал, что нам надо будет потом воспользоваться маленьким маховиком, который способен перемещать на дни, а не на годы, так как Генри был заключен, скорее всего, уже после истории с философским камнем, а не до того.
Драко накинул на нас цепь во второй раз и отсчитал 19 оборотов. Я оглядывался – мы определенно перемещались назад, только вот окружающий ландшафт не менялся. Мы все также находились в лесу недалеко от того берега, где мы превращались в птиц для путешествия в Азкабан. Сейчас, возможно, нам предстоит повторное такое путешествие. Только не хотелось бы вновь иметь дело с дементорами. Хотя маловероятно на такой исход событий.
Мы довольно долго стояли, окруженные одной цепью, но когда маховик остановился, оказалось, что мы попали в безлунную непроглядную ночь. Было прохладно.
- Черт… Придется подождать утра, прежде чем корректировать дату, - сказал Драко, оглядываясь и плотнее укутываясь в свою мантию.
- Мы же даже не знаем, когда попали.
- Вновь поставить палатку?
- Нет, аппарируем в дырявый котел, там и узнаем, а то холодно как-то для июня.
- Может, и не июнь сейчас, сам знаешь, погрешность такого маховика плюс-минус несколько месяцев. Ладно, я в Котел, - кивнул он, исчезая. Я последовал за ним.
Драко обнаружился у стойки, заказывал огневиски.
- Bonsoir, Том, и мне – тоже самое, - произнес я, имитируя французский акцент. (Прим.авт.: Bonsoir – бонсуар, добрый вечер)
- О, так мы знакомы? – обрадовался бармен.
- Нет, вот здесь написано, сitoyen, - ответил я, указывая на имя, вышитое на его робе. (Прим.авт.: Citoyen – ситуаен, гражданин - недавно возникшее, революционное обращение к лицу мужского пола)
- Ах, это… - он налил мне. – А что-то вас я не видел никогда. Приезжие что ли?
- Да, мы с моим… молодым человеком путешествуем. Мы из Франции, - уточнил я, указывая на Драко. Тот тихо хмыкнул. - Отдыхаем от будней, наслаждаемся друг другом.
- Ах, вы из «этих», - скривился Том.
- Франция – страна, где нет ни зимы, ни лета, ни нравственности; в остальном же это чудесный край, - процитировал я Марка Твена.
- Работу вам надо найти приличную, вместо того, чтобы глупостями заниматься.
- Мой отец скоропостижно скончался, оставив мне приличное состояние, если вы понимаете о чем я, - продолжил я, скорбно вздохнув. – Мы остановились в маггловской гостинице, и там потеряли счет времени. Merde! Эти часовые пояса… Не подскажешь, Том, который час? (Прим.авт.: Merde! – мэрд, черт побери)
Я достал часы свериться и поставить дату. Драко тоже.
- Час тридцать две после полуночи, - ответил бармен.
- Ну, милый, а дату ты знаешь? – Драко красноречиво подмигнул мне.
- А дату не подскажите, будьте любезны, Том? – перевел я вопрос.
- Французы, - проворчал Том, отходя. Заглянул под стойку бара, доставая оттуда газету. – Вот, это вчерашняя уже.
- Merci beaucoup, приятно общаться со столь услужливым человеком, - сказал я, устраивая газету на стойку, чтобы и Драко видел. (Прим.авт: Merci beaucoup – мерси боку, большое спасибо)
Блондин подсел ближе, положив руку мне на бедро, делая вид, что погрузился в статью.
«Хорошо, что с годом все вышло нормально – 1992-й» - сказал я.
«Хм, менее чем через месяц мы отправимся на второй курс, - сказал я. – Но для продолжения операции нам необходимо увериться, что Генри уже в Азкабане, Шахин».
«Можно порыться в министерских архивах. Поискать его дело»
«Нет, в наше время дела там не было. Только зря потратим время»
«Попасть в Азкабан, Сапсан, легко, - напомнил Драко, - только вот выбраться проблематично».
«Нам не обязательно тащиться туда вдвоем», - начал говорить я, но внезапно напрягся. Метка четко указала на то, что к нам приближается один из Невыразимых.
«Поттер, ты чувствуешь?»
«Да. Спокойно»
Спустя минуту с маггловского входа скрипнула дверь и кто-то вошел. Я повернулся лицом к Драко, наблюдая за вошедшим. Его невозможно было не узнать – почти такой же, как и в настоящем.
«Это старик Огги», - улыбнулся я.
«Бианор? - переспросил Драко. – Ты точно родился под счастливой звездой, Сапсан»
«О чем ты?»
«Да ты пораскинь мозгами, - продолжил Малфой, впрочем, вполне дружелюбным тоном. – У нас будет пропуск в Азкабан, вполне законный, мы не собираемся никому помогать сбежать оттуда. Только поменять. Азкабанские твари не почувствуют замены!»
«Мы обменяем здорового мальчика на не менее здорового Шауля, но только физически, а духовная сторона их не интересует», - продолжил я, наблюдая из-под полуопущенных ресниц за Огги, разместившимся пропустить стаканчик за стойкой чуть дальше нас.
«Мы еще не провели ритуал. Нужно вначале вызволять парня. А потом, после ритуала поместить туда тело Шауля, в это же время, так как обходы там частые»
«Может быть… Нужно подумать. Но раз уж Бианор здесь…»
«Ну, так идем, поздороваемся», - мотнул головой Малфой, вставая.
Мы уселись по обе стороны от Огги, который несколько напрягся от нашего соседства.
- Бианор, - позвал я.
- Мы знакомы? – спросил он, вглядываясь в меня.
- Когда-то будем, - ответил Драко. Огги оглянулся на него.
- Вы оба кажетесь мне знакомыми, - спокойно сказал он, отхлебнув из своего стакана.
- Все возможно, - кивнул я. – Зови меня Сапсан, а его – Шахин.
- Птицы? – удивился Бианор.
- Да, после бабочек настало время птиц. Нам нужна твоя помощь, но мы не хотим посвящать в это других членов Организации, - сказал я.
- Что ж… – он встал, кинул пару монет на стойку. – Если вы сможете пройти следом, я помогу вам.
- Увидимся, - кивнул Драко.
Когда Бианор исчез, я пожал плечами на вопросительный взгляд блондина.
- Сдается мне, старик знал, что мы придем, - сказал я. Малфой заплатил за выпивку, мы вышли и аппарировали прямо в холл Отдела Тайн. Все чары нас пропустили, да и в это время они не были столь изысканными, как в мое время.
- Все признаки указывали на то, что вы – Невыразимые, но я до последнего момента не верил, что это так, - отозвался ДюБэр. Мы оглянулись.
- Огги, - улыбнулся я. – Как всегда очень осторожен.
- Не без этого, - кивнул он, как будто к нему каждый день приходят гости из будущего. – Так что же вы хотите?
- Нам нужен пропуск в Азкабан.
- Один? – спросил Огги одновременно с Драко.
- Два, мы пойдем под видом авроров, они обычно работают парами, - ответил я.
- Это легко устроить, я как раз этим занимаюсь… - кивнул Огги. - … Но вы ведь наверное знаете это?
- Знаем, Бианор, - подтвердил я.
- На какой уровень пойдете?
- На самый нижний.
- Имя?
- Хм… - призадумался я.
- Пусть будет Беллатрикс Лестрандж, - подсказал Драко. – Но идем мы не к ней.
- Как скажешь, - согласился Огги. – На какую дату заказывать пропуска?
- Как думаешь, Шахин, если идти завтра, не будет ли слишком рано? Или подождать? – я нахмурился. Я вообще не хотел, чтобы мальчик хоть один день провел там. Но еще больше я надеялся, что я найду его с первой попытки – мы не знаем точный момент времени, когда его туда заключил Волдеморт.

URL
2014-08-23 в 00:53 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Лучше завтра. Мы ведь можем, если что воспользоваться маховиком и промотать день-другой вперед.
- Это слишком опасно… - опроверг я. – Хорошо, Бианор, выпиши нам два пропуска. Остальное – наша забота.
- Конечно, Сапсан, - он улыбнулся, обнажая пожелтевшие зубы. – Мы будем работать вместе?
- Да, - кивнул я. – Завтра к десяти достаточно времени?
- Вполне. Встретимся в Дырявом котле.
- Спасибо. Нам пора, Шахин.
- До встречи, Бианор, - попрощался Драко.
- До встречи, Невыразимые, - сказал Огги.
Я уже приготовился аппарировать, как он заметил:
- О, я вспомнил, кого ты мне напоминаешь. Мальчишку Поттера.
- У меня распространенный типаж лица, - усмехнулся я. – До завтра, Огги.
И мы с Драко вернулись в Дырявый котел, где сняли комнаты.
Я проснулся раньше, и спустился вниз выпить чашечку кофе. Сел за стойку бара. Народу было мало. Я оглянулся, осматривая каждого. Дверь со стороны маггловской улицы открылась, и я едва не подавился, когда увидел, что входит маленькая Гермиона, а за ней – осторожно озираясь – ее родители.
Том также проследил за этой сценой взглядом, но они прошли мимо.
Я попытался вспомнить, когда видел Гермиону и ее родителей. Мы тогда встретились на Дьягон аллее, с половиной Уизли и Малфоями… Не очень удачный день и лучше не соваться туда.
Я заказал вторую чашку кофе – он был не слишком крепким, каким-то безвкусным.
Пока я следил за Гермионой, сбоку от меня кто-то присел.
- Кофе, - произнес глубокий голос.
Я поспешно обернулся. Это действительно был Северус – тот, который учил меня, моложе, чем в мое время. Я помнил его с бледным вампирским лицом, сосульками свисающими волосами, неприлично огромным носом, черными глазами-дырами... Но теперь я видел, что у него белоснежно-аристократическая кожа, блестящие волосы, римский гордый нос, манящие пожирающие глаза, которые смотрели на меня несколько удивленно-изучающе.
Когда он изменился? Нет, я знал, что он всегда был таким. Это я изменился. Это я, моё восприятие окружающей действительности.
- На мне узоры написаны? – спросил он вдруг резко, а я смутился как первокурсник. Кажется, даже уши покраснели. Мерлин… Мы ведь сейчас примерно в одном возрасте…
- У вас интересная структура лица, - я слегка улыбнулся, делая очередной глоточек кофе, успокаиваясь.
- А вы, полагаю, художник или скульптор? – усмехнулся он, чуток доброжелательней.
- Скорее, гастролер.
- Вы актер? – настаивал он.
Я засмеялся. Том принес кофе, и удалился.
- Нет, я путешествую в поисках себя, - ответил я. – И интересных людей.
- Любопытно, - протянул он. – Так вы не из этих мест? Раньше вас не имел чести наблюдать в этом заведении.
- Не из этих, но мне кажется, я вас знаю очень давно, - сказал я низким голосом. Мерлин, что я делаю? Я же пообещал оставить в покое Северуса.
- Даже так? – он искривил один уголок губы, как будто сдерживая улыбку. – И что же вы можете сказать обо мне?
Я пересел ближе к нему, на соседнее место.
- Вы осторожны, методичны, предусмотрительны и весьма сдержаны в проявлении чувств. Честь, долг – для вас не просто громкие слова.
- Хм, очень точно. Только мне кажется, что вы не говорите мне правду.
- Отчего же? Я могу сказать о вас еще многое. Просто некоторые умеют видеть не только то, что вы позволяете… мастер.
- И как вы догадались, что я – мастер?
- Ваши руки явно знакомы с зельями – на пальцах остались пятна от ингредиентов, - я глянул в его глаза, но спустя секунду он перевел взгляд на свою руку, аккуратно держащую чашку с кофе. Глотнул немного. – Мастер зелий, работающий в школе, вероятно.
- Может, я работаю, допустим, в министерстве?
- Нет, - улыбнулся я. – Министерство уже работает, но вы здесь. Можете также считать, что у меня отличная интуиция.
Я глянул на часы. У меня оставалось чуть больше двух часов, чтобы что-то сделать со своим будущим. Исправить ситуацию с Северусом.
- Торопитесь? – между прочим спросил он. Нотки сожаления всё же успели проскользнуть в его глубоком голосе.
- Это зависит… У нас два часа, - просто сказал я, не теряя его взгляда.
Он задумался на пару минут. Том подлил нам безвкусного кофе.
- У тебя есть здесь комната? – вдруг спросил он.
Я встал, кинув пару монеток на стойку бара:
- Идем.
Он кивнул и поднялся, следуя за мной на второй этаж. Я не знал, что конкретно будет, но не думаю, что Северус легко согласится на какой-либо контакт. Это не в его характере. Я четко теперь видел, как он отчаянно нуждается в ком-то. Как я этого не видел, когда соблазнял его в свое время, я не знаю. Я просто слепец, наверное.
Войдя в комнату, я прикрыл дверь за Северусом. Он, казалось, не мигая, следил за моими неторопливыми движениями. Вот я кладу палочку на убогий, как и все здесь, столик. Подхожу к нему, касаюсь ладонями его плеч в черной поношенной мантии, но безукоризненно отглаженной, а затем веду ими вниз, по его рукам.
Его взгляд не отпускает меня не на секунду. Он насторожен.
Я сам кладу его руки на свой торс, придвигаясь вплотную. Чувствую его дыхание на своем лице. Целую его, прикрыв глаза. Нежно, насколько могу, словно божество, готовое исчезнуть из моих объятий в любой момент. Целую, едва касаясь изящного изгиба губ.
Даже получая столь немного, я словно воспаряю на небеса. Просто чувствуя вкус его губ, неторопливо отвечающих мне. Лишь вдыхая его неповторимый аромат. Осязая кончиками пальцев гладкость его тщательно выбритых щек…
- Сапсан! Эй! – откуда-то издалека доносился знаковый голос. – Эй, шеф!
- М-м-м, - промычал я, почувствовав, что объект моей страсти больше не отвечает мне.
- Вхожу! – замок щелкнул. Топот. – О, черт.
Я открыл глаза. Старый проеденный молью балдахин неопределенного цвета. Хмурое небо за окном. Затхлый запах комнаты. Дикое возбуждение …Драко, ухмыляющийся, над кроватью.
- Сгинь, нечистая, - чувствовал я себя не лучшим образом, когда понял, что это был всего лишь сон, но настолько яркий, что до сих пор не мог поверить в его нереальность.
- Без десяти десять, Сапсан, - вновь усмехнулся Малфой, отворачиваясь на этот раз и отходя, смотря в окно. Мне хотелось придушить его за эту ухмылку.
- Встаю, - прохрипел я. – Иди вниз.
- Что-то не блещешь оптимизмом с утра, шеф. А сон, должно быть, наоборот, порадовал, - его отражение в окне вновь усмехнулось. Сам проигнорировал мою просьбу уйти.
Я встал, одеваясь. Эрекция быстро сошла на «нет», оставив после себя неудовлетворение. Хотелось просто накричать на Драко, но попытался взять себя в руки: только я один виноват своей неудавшейся личной жизни.
- Порадовал, но недостаточно, - проворчал я. – Послушай, ты не уходишь, так как желаешь помочь мне с моей маленькой проблемой? Мне ведь никто не дрочил за последние пару дней.
Я просто хотел прогнать его вниз, разочарованный нереальностью того, что возбудило меня.
- Хм… Ну, некоторым образом я должен тебе… - неуверенно произнес Малфой.
Я оглянулся, приподняв брови. Я и так уже почти в порядке, и, конечно же, не потребую ничего такого от Малфоя.
- Если ты хочешь, Сапсан, я…
- Просто иди вниз, Др… Шахин, - вздохнул я.
Он кивнул, и, стараясь не смотреть на меня, отправился к выходу – видимо, почувствовал моё состояние. Я спустился вниз, с глупой надеждой кинув взгляд на то место, где сидел Северус в моем сне. Разумеется, его там не было.
Блондин обнаружился за столиком около выхода – на случай, если что-то пойдет не так. Было почти десять, но Огги еще не было. Я сел за стойку бара, заказав чашку кофе. На этот раз его вкус показался мне неплохим.
Огги вновь вошел со стороны маггловской улицы. Присел рядом со мной.
- Доброе утро, Сапсан, - кивнул он.
- Доброе, Бианор.
Он протянул мне скрученный пергамент.
- То, что ты просил. Я взял на себя заботу об аврорских мантиях для тебя и него, - он кивнул в сторону Драко и достал сверток из своего безразмерного кармана. – Будьте осторожны, мне кажется, ты уже достаточно настрадался в своей жизни, Сапсан.
- Все когда-нибудь имеет конец, - сказал я. – Благодарю тебя… Мы встретимся еще, только я тебя не буду знать. До свидания, Огги ДюБэр.
Я встал и прошел наверх, прихватив с собой вещи с пергаментом. Драко пришел спустя пару минут.
- Мерлин, она алая! – возмутился Малфой, как только я развернул сверток.
- Авроры в этом времени прямо-таки…
- Все были как один гриффиндорцами, - подхватил Драко, посмотрев на меня. Видимо, волнение все же отразилось на лице, так как спросил: - Все в порядке, Сапсан?
- Хм, только что вспомнил. Мы не обговорили одну деталь… - я задумчиво потер переносицу.
- Что?
- К сожалению, мы не можем сейчас поменять Шауля на Генри, помнишь? - вздохнул я, вновь припомнив это. – Мы не провели еще ритуал.
- Да, нужно проработать детально момент.
- Нужно, - согласился я. – Мы остановились на том, что замена – именно замена – должна произойти в течение десяти минут. Если мы просто вызволим Генри, то стража быстро узнает это. Но так как это практически невыполнимо, нам придется заменить Генри кем-то, пока он уходит из Азкабана.
- Не нравится мне эта идея и то, о чем ты думаешь, Сапсан.
- Но никаких побегов – известных – из Азкабана не было в это время. Помнишь, на нашем третьем курсе сбежал один? – Малфой кивнул. – Все знали. Мы бы запомнили…
- Хорошо еще, что мы уверены в месте и точном времени проведения ритуала, - вспомнил Драко.
- Да, но какого боггарта нам вздумается вновь возвращаться в будущее? – вскинул я руки в вопросе. – Только для того, чтобы ты с Балобаном расследовали это дело? Не понимаю.
- Я тоже. Но давай придерживаться плана. Сначала нужно вытащить твоего брата.
- Заменить его мной, - поправил я.
- Проклятье! Ты уверен?
- Давай поступим по обстоятельствам. – Но я был уверен. – Я буду ждать пять дней, и если за это время замена не произойдет, я сбегу.
- Отражение? – многозначительно приподнял он брови.
- Воспользуемся, - коротко ответил я. – Но сидеть буду я. Пять дней.
- Но почему?! – прошипел он. – Сделаем наоборот. Пусть сидит твоё Отражение.
- Я не смогу поддерживать Отражение пять дней, Шахин, - отчеканил я. – Три дня, ты же знаешь.
- Этого достаточно!
- Мы не можем рисковать.
- Ладно, одеваемся, - Драко резко встал, пробурчав себе под нос что-то про упрямых идиотов-гриффиндорцев.

URL
2014-08-23 в 00:55 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 16

Попасть в Азкабан получилось безо всяких проблем. Только в этом времени дементоры кружили возле замка гораздо чаще, людей почти не было видно, только старик, словно сморщенная иссушенная изюмина, как и в настоящем времени, в качестве главного надзирателя, встретил нас. Он же тотчас проводил нас на нижний уровень, к камере родственницы Драко – Беллатрикс. Дементоры здесь совершали обход каждые десять минут, как услужливо сообщил нам надзиратель, но мы уже знали это.
Мы втроем прошествовали мимо интересующей меня камеры. Я шел позади Драко, беседующего с надзирателем, поэтому смог беспрепятственно создать зеркало в полный мой рост, и как только я прошел мимо своего отражения, оно само шагнуло из серебряной рамы. Идеально – точь-в-точь как я, только едва заметный шрам на другой стороне лба. Я указал своему Отражению подбородком на удаляющегося Драко и надзирателя. Он, едва кивнув, поторопился за ними.
Надзиратель с моим Отражением и Драко двинулись дальше. Я же отстал от группки. Накидывая на себя мантию-неведимку, двинулся в обратную сторону. Открыть двери для Невыразимого оказалось несложно. Сердце сделало кульбит, когда я вначале увидел лишь ворох одеял на нарах, но, присмотревшись, заметил очертания маленького тела.
Он здесь. Мой одиннадцатилетний брат лежал, завернувшись во все, что было здесь. У меня было минут семь в запасе. Я быстро подошел, прошептав его имя:
- Генри!
Легко тронув его плечо, я собирался перевернуть его, освободив от кокона, но мальчик неожиданно сильно оттолкнул меня и уже собирался закричать, набрав в легкие воздух. Мне пришлось спешно закрывать его рот рукой, а другой – крепко схватить его поперек, чтобы он не вырвался. Магия на этом уровне в камерах не действовала, но я, слава Мерлину, был гораздо крупнее Генри.
- Успокойся! – шептал я. У меня были с собой различные зелья для него, но времени на них не было. – Генри! Успокойся! Я твой друг, малыш, я вытащу тебя отсюда! Слышишь?
Он слегка затих, но все также вырывался.
- Я отпущу тебя, Генри. Только не кричи и не убегай. Хорошо? – уговаривал я и тотчас же почувствовал легкий кивок. Я разжал руку, он не попытался больше кричать, тогда я рискнул поставить его на пол.
Едва его ноги коснулись пола, как он мгновенно оказался в противоположном углу камеры, прямо рядом со свежим рисунком, который был накарябан на одной из стен. Решив, что это хороший признак, я вновь обратился к ощетинившемуся ребенку:
- Я помогу тебе сбежать, Генри, - медленно и уверенно сказал я, вновь назвав его по имени. Он должен доверять мне, иначе ничего не получится.
- Кто вы? – прошептал он в ответ. Его голос дребезжал.
- Меня зовут Гарри, но если ты хочешь убежать отсюда, то у нас всего три-четыре минуты для этого, - объяснил я. – Ты ведь хочешь уйти отсюда?
- Д…Да…
- Хорошо. Тогда ты должен сделать так, как я скажу, ни на шаг не отступая от плана. Ты готов?
Он кивнул, а я подошел ближе. Он сжался еще сильнее.
- Не бойся. Ты выдержал Азкабан, дементоров. Неужели ты хочешь из-за страха передо мной распрощаться нормально жить? – подначил я.
- Нет! – он отважно сделал ко мне шаг.
- Вот и славно, Генри. Теперь ты должен надеть мою мантию, - я снял с себя алую мантию аврора, а также обувь. Пока он одевался, я достал несколько бутылочек с зельем. Несколько штук спрятал под матрац. Две из них откупорил. Выдернув у себя волос, я кинул его в одну из них.
- Мне нужны твои волосы.
Мальчик кивнул, и я отсек маленьким складным ножиком прядь от его волос, один из которых кинул в другую бутылочку, другие припрятал.
- Слушай внимательно, Генри, - я отошел к двери, заглядывая наружу. Потом повернулся к мальчику, вглядываясь в глаза. Зеленые, как у меня. Я протянул ему многосущное зелье с моим волосом. – Ты должен выпить это, будет неприятно и только. Когда выйдешь из камеры, пойдешь налево, пока не увидишь высокого блондина, и человека, точь-в-точь, выглядящим, как я. Ты понял?
Парень серьезно кивнул, с какой-то совсем не детской обреченностью глядя на мутное варево в моей руке. Я дал бы ему свою палочку, если только он умел бы ей пользоваться.
- Найти высокого блондина и человека, похожего на тебя, - повторил он.
- Да. Второй я и ты должны коснуться друг друга, тогда ты займешь его место, а он исчезнет. Потом следуй инструкциям блондина. Ты понял?
- Коснуться и следовать указаниям блондина, - кивнул он.
- Отлично. Пей, а я остаюсь здесь.
- Но… Но, сэр, - вновь задрожал голос мальчика.
- Все будет хорошо. Мы увидимся очень скоро. Доверяй блондину, как мне. Ни на шаг не отходи от него.
- Но…
- Послушай… Это… - я показал ему многосущное зелье. - …Это не только даст тебе мою внешность на время, но оно также придает храбрость тому, кто его выпьет. Понимаешь?
- Да, сэр.
- Тогда пей.
Мальчик кивнул, всё также не решаясь взять флакончик у меня из рук. Он выглядел растерянным, и мне нестерпимо захотелось обнять его, хотя бы раз ощутить тепло человека, в котором течет кровь моих родителей. Моя кровь. Я присел на колени и крепко стиснул мальчика в своих объятиях, стараясь не замечать его болезненной худобы, удивленного вздоха, и безвольно повисших тоненьких рук, словно он не знал, куда их девать в такой момент – и я знал, что это так и было, его никто никогда не обнимал, как и меня когда-то. Но сейчас меня волновало лишь одно. Только бы он выбрался из Азкабана – всё остальное было вторично. Уже через секунду я отодвинулся, вновь предлагая выпить зелье.
На этот раз он решительно протянул руку и залпом выпил зелье, превращаясь в меня. Я тут же вытолкнул его из камеры, повернул налево и подтолкнул вперед. Он оглянулся.
- Иди! – прошептал я, не решившись воспользоваться мантией-невидимкой – я не успею вернуться в камеру. – Найди блондина. Слушайся его.
Я закрыл двери изнутри, прислушиваясь к несмелым шагам вне камеры. По крайней мере, Генри шел вперед. Если мы хоть чуточку похожи, он сделает это. Как только он дойдет до Драко, то будет почти в безопасности. Вошло двое – ушло двое. Я не могу уйти, так как замены пока не было.
Быстро приняв сущность Генри, улегся на нары. Спустя две минуты я почувствовал приближение дементоров, которые проплыли мимо в ту сторону, куда ушел мальчик.
Я пытался успокоиться, но почувствовал себя слегка лучше, только лишь когда маленькая процессия прошла обратно. Не пытаясь посмотреть на них сквозь зарешеченную дверь, мне удалось с облегчением услышать три пары мужских ног, тихий гул голоса Драко и каркающий – надзирателя.
Трое суток в камере, где каждые десять минут от тебя отрывается кусочек счастливых воспоминаний. Семьдесят два часа темноты, невозможности заснуть одновременно. Четыре тысячи триста двадцать минут беспокойства, метаний и чужих стонов.
Я не мог думать о будущем – его для меня сейчас не существовало. Я не мог фантазировать о чем-то – у меня не было фантазии. К концу третьего дня я начал забывать, что кроме черного и холодного существует алый закат, бесконечно-синее море, теплый черный цвет глаз, совсем иной, чем эти стены. Что кроме запаха сырости есть аромат только что испекшихся булок, утреннего кофе, поцелуев…
Мне казалось, что я провел тут три года. Я всегда был более чем остальные, чувствителен к дементорам. Ненавижу…
Меня резко выбросило из полусна, когда щелкнул засов на дверях. Я повернулся, готовый в любую минуту защищаться, но в камеру вошли тоже несколько настороженно. Я во все глаза смотрел, как высокая фигура в алом подходит ко мне. У него было мое лицо, мои глаза, мой нос и голос тоже был мой, когда он немного усмехнулся:
- Хватит разлеживаться, Сапсан, тебе пора навестить мальчишку и Шахина, не то они скоро глотки друг другу перегрызут.
- Поттер, это ты, - прошептал я, отмечая шрам на нужной стороне лба. Значит – это не Отражение, а я собственной персоной из будущего.
- Он самый.
- Мы с Шахином договаривались на пять дней.

URL
2014-08-23 в 00:56 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Я и так опоздал на три дня. Сматывайся, у тебя получится, - посоветовал второй «я», доставая что-то из-за пазухи. Это была та самая коробочка, в которую я недавно положил Шауля.
Соскочив с нар, я убрал неиспользованные бутылочки зелья и выкинул их в сточную дыру.
- Не ожидал, что встречусь с самим собой, - сказал я.
- Врешь, мы никогда не исключаем такой возможности, когда путешествуем во времени, - опроверг он, а я послушно кивнул. Голова у нас одна на двоих, вполне толковая.
- Иначе бы мы поубивали друг друга, пожалуй, - сказал я.
Другой Гарри хмыкнул и попытался увеличить беднягу Шауля, но с недоумением посмотрел на свою палочку.
- Идиот, магия не работает здесь, - подсказал я, осторожно открывая двери. Там никого не было.
- До обхода еще минут пять, не меньше, - пояснил другой Поттер, выкладывая Шауля на пол возле камеры. Наложил обратное заклинание, увеличивая его в размерах.
Я видел, как вечный узник открыл глаза, и уставился в пространство. Вполне сойдет за живого на добрые два десятка лет. Ему все равно предстояло умереть в Азкабане.
- Жутковатый вид, ты не находишь? – спросил Поттер меня, с трудом волоча Шауля обратно в камеру. Я помог его поместить на нары.
- Честно говоря…
- Нам все равно, - закончил второй. – Ничего, скоро придет в себя, обживется, даже будет ходить, есть, справлять естественные потребности…
- Знаю, Снейп вообще-то нам обоим разъяснял, - прервал его я.
- Ах, точно!
Мы вышли, и вместе заперли камеру. Тот Гарри, не говоря больше ни слова, двинулся налево, откуда слышались тихие голоса. Похоже, мы вновь навестили Беллатрикс.
Что ж, пора было и мне сматывать удочки. Мне нужно было только добраться до башни. Часть пути я проделал незаметно, превращатившись в сокола прячась от дементоров в пустых камерах, тайных коридорах или боковых тупиках. Потолки здесь были высокими, и темные твари не замечали меня в виде птицы, полностью поглощенные узниками.
Как скоро сделает и Сириус Блэк в этом времени, я пробирался в коридор за коридором в своей анимагической сущности, пока не очутился на воле, где меня уже никто не мог догнать.
Море пахло новой жизнью. Теперь я точно знал, что у меня все получится.
♂♂♂
Я с трудом приземлился на ветку дерева, рассматривая картинку птичьим глазом. Палатка должна быть где-то в этом районе. Я вновь слегка взмахнул крыльями, спикировав на землю, превращаясь обратно в человека. Силы, мобилизованные на время полета, стремительно кончались, но скрытое место я все-таки обнаружил.
Едва войдя в палатку, я увидел Генри. Вполне живого и невредимого, сидящего за простым деревянным столом, но волком смотрящего на тарелку с едой. Малфой возвышался сбоку от мальчика.
- Тебе не хватает только половника в руке, Шахин, - прокомментировал я слабо, но улыбка не сходила с моих уст.
- Гарри! – сорвался с места Генри, да и Драко подошел ближе. – Ты вернулся!
Он стремительно обнял меня. Я был несколько шокирован реакцией мальчишки, но также обнял его и отпустил.
Драко похлопал меня по плечу:
- Небо тебе на голову, шеф, ты вернулся, - сказал он мне. – Этот парень проел мне все мозги, расспрашивая о тебе.
- Правда? – я глянул на физиономию Генри, всё еще чрезмерно худощавую, но вполне чистую и довольную.
- Ага, - кивнул он, даже не попытавшись выглядеть виноватым. – Я…
- Он волновался за тебя, - фыркнул Драко.
- Ясно, - я внимательней всмотрелся в Генри. Мальчик выглядел бледным, слишком худым и таким чертовски похожим на меня в детстве со своими зелеными глазами и отросшими сверх всякой меры темными волосами. Неужели и я был таким маленьким в его возрасте?
Я прошел дальше, мальчик за мной, а Драко удалился куда-то вглубь палатки.
- С тобой все хорошо? – спросил я на всякий случай.
Мальчик кивнул.
- Тебя нужно привести в порядок, прежде чем мы выйдем в люди, и ты пойдешь в школу, - произнес я устало.
- Вот еще, - возмутился он, скрестив руки на груди. – Я уже ходил в школу при приюте.
- Ты жил в приюте?
- До того, как… как…
- Оказался там, откуда мы с Драко тебя вытащили? – подсказал я.
Он кивнул вновь. Мне хотелось утешить его, но оборонительная поза мальчика не позволяла мне сделать это.
- Ты знаешь, когда ты попал туда?
- Я ничего не помню. Я уже говорил ему, - парень указал туда, где скрылся Малфой.
Я не стал настаивать, видя, что пока Генри не готов откровенничать.
В следующий момент вышел Драко, махнул мне назад:
- Я приготовил ванну тебе, По… Гарри.
- О, спасибо. Я не ожидал.
- Это для моего чувствительного обоняния, а не для тебя, - усмехнулся он. – Ты ведь в курсе, что воняешь как взмыленный гиппогриф?
- Ну, когда ты это сказал, я почувствовал, - я поднялся. – Увидимся позже, Генри.
- Что вы собираетесь со мной делать? – несколько враждебно спросил он мне вслед.
Я обернулся, ища поддержки у Драко. Он только пожал плечами и отошел к столу, убирая за мальчиком.
- Помочь тебе устроиться в этой жизни, малыш, - ответил я. – Найти людей, которые смогут заменить тебе родителей. Маму и папу. Которые помогут получить тебе приличное образование и…
- Но я думал… - разочарованно прервал он меня и замолчал.
- Да?..
- Я думал, что ты – мой папа, - он по-детски закусил губу, ожидая моего ответа.
- Хм… - я и сам не знал, что ответить на это.
- Ведь я так похож на тебя. У нас одинаковые глаза… И…
- Увы, парень, но как верно ты заметил, мы очень похожи, так, как похожи близкие родственники друг на друга. Это не случайно… - Я вздохнул. – Я попросил тебя довериться мне и прошу вновь сделать это, Генри. Я не знал о твоем существовании до недавних пор, я не знаю, как и где ты вырос, и могу только догадываться, как ты попал в волшебную тюрьму. Ты ведь знаешь о волшебниках?
- Конечно, но у меня нет палочки, как у тебя или Драко. И заклинания я не знаю. Где ты этому научился?
- Для этого и надо идти в школу, волшебную школу. Послушай, мы поговорим еще обязательно, а сейчас я валюсь с ног, и, боюсь, что упаду прямо здесь, если не приму ванну и не посплю. Хорошо?
- Ладно, - нехотя согласился он.
- Вот и договорились, - я пошел в наполненную Драко ванную, по пути услышав вопрос Генри к Шахину: - Почему я не могу выйти?
- Можешь, но только со мной, - ответил раздраженный голос Малфоя.
- Но почему?! – настаивал мальчик.
- Ты хоть представляешь, что стоило нам с Гарри вытащить тебя из Азкабана? Его едва не поцеловал дементор, ясно тебе? Нет? Это значит, что он едва не умер. Теперь понятно? Поэтому я отвечаю за тебя собственной шкурой до тех пор, пока Гарри не придет в норму…
Я с удовольствием опустился в горячую ванную, смывая с себя азкабанскую грязь. Едва моя голова коснулась подушки, как я погрузился в глубокий сон.
Мальчик спал, когда я проснулся.
- Поттер, ужинать будешь? – послышался голос Драко.
- Я еще даже не завтракал, не говоря об ужине, - проворчал я, вставая и прямиком направляясь в ванную. Спустя пару минут вышел оттуда.
- Ты проспал почти сутки, шеф, ночь на дворе, - сообщил Драко, все же ставя передо мной тарелку. – Черт, если бы я знал, что мне придется готовить для двух Поттеров, я лучше бы остался в Отделе. Древний род Малфоев осквернен. Репутация погублена окончательно и восстановлению не подлежит.
- Да ладно… В твое утешение могу сказать, что из такого ограниченного числа продуктов, готовишь ты неплохо.
- Сомнительная честь, Поттер, но спасибо.

URL
2014-08-23 в 00:57 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Не за что, - я подвинул тарелку ближе. – Вообще по моим наблюдениям, слизеринцы готовят лучше прочих.
- О, большой опыт? – усмехнулся он.
- Именно, - подтвердил я, вспомнив о кухне Северуса.
На это Драко лишь хмыкнул.
- Так, Шахин, - сменил я тему. – Какие планы на завтра?
Блондин достал бумагу, сверился с ней:
- Нужно пристроить мальчишку, а потом – ритуал внедрения магической подписи в тело Али Шауля. Мы должны это сделать в наше время, - он посмотрел на меня. – Я уже несколько дней бьюсь над этой загадкой. Какой смысл было вновь перемещаться в будущее, когда проще было сделать это сейчас и сейчас же поместить его в Азкабан?
- Пока не знаю, но нам придется взять кровь мальчика – добровольно, позаботиться о его будущем, и только потом вернуться в будущее, где и свершить ритуал в доме Тумблина, - я поморщился. Мысль о Черном ритуале все еще не давала мне покоя.
- Хорошо. Скажешь об этом Генри сам?
Я кивнул, посмотрев на дальний угол, где, свернувшись, спал парень.
- Когда он проснется, - сказал я. – Прошвырнемся по магазинам с ним прежде?
- Зачем это?
- Чтобы привести его в нормальный вид. Он и так выглядит не слишком здоровым…
- Как и ты в его возрасте, - вставил Драко.
- ...чтобы не обращать на него внимание, - закончил я мысль. – Что, так пристально следил за мной?
- Вот еще! – фыркнул он. – Просто ты слишком много выпендривался в школе, особенно в конце каждого года: Поттер сё, Поттер это! Ах, Золотой мальчик едва не умер! Ах, бедный маленький сиротка!
- Я бы на твоём месте уже из собственной палочки заавадился, будь у меня такой же скверный характер, как у тебя, Шахин.
- Да, характер у меня скверный, зато задница классная.
- Хочешь, чтобы я тебя отымел, Драко? – приподнял брови я в ответ на его намёк.
- Закатай губу, а то наступишь, - с обворожительной улыбкой хладнокровного убийцы легко парировал он.
- Мои комплименты, Драко, - улыбнулся я в тон ему. – Но объясни мне, будь добр, как долго и упорно ты будешь не замечать реального положения вещей?
- О чем ты, ради Мерлина?..
- Признай, что я настолько хорош, что остерегаешься конкуренции со мной.
- Тщеславие тебя погубит, Сапсан, - лишь вздохнул блондин. – Неужели ты думаешь, что ты – мужчина всей моей жизни?
- А что, разве нет? – притворно удивился я.
- Напротив, ты – травма всей моей жизни!
- Итак, все вопросы выяснены, поставим вашу подпись здесь, - завершил я пикировку. – Мы настолько далеко уши от темы, что это чересчур даже для меня… Мне всего лишь хотелось заметить, что вряд ли детство Генри было лучше моего, так как он вырос в приюте.
- Да-да, - скучающе отозвался сонный Драко. – Тяжёлое детство, лишенное витаминов, деревянные игрушки, прибитые к полу…
- О, заткнись, - поморщился я.
- Известка вместо сахара, донашивал трусы за дядюшкой… - продолжил он, теперь уже улыбаясь уголками губ.
- Убью, Шахин!
- Кирпич вместо игрушечной машинки…
- Не было у меня никаких игрушек!
- А! Значит, мячик, нарисованный на асфальте…
Я зашипел, уже почти готовый сомкнуть руки вокруг этой тощей шеи.
- Что? И мела даже не было? – удивился он. – Хорошо, что родился мальчиком, а то не с чем было бы играть, - рассмеялся Малфой.
- Что ж, надеюсь, ты захватил с собой лечебный настой бадьяна, потому что еще одно слово – и он тебе понадобится, - сказал я.
Малфой театрально зевнул:
- О, Мерлин, ночь на дворе – пойду-ка я, пожалуй, спать.
- Да-да, время уже недетское, всем детишкам пора в постельку, а я подежурю пока, - ответил я его спине.
Малфой не отреагировал, а я вышел на улицу. Было прохладно. Развел магический огонь недалеко от палатки. Спать совсем не хотелось. Мысли привычно в последнее время вились вокруг Северуса и нашей единственной ночи. Потом перескочили на моего брата.
Неясными остаются записи, найденные в делах узников. Я так и не расшифровал их. Сходив за этими пергаментами, вновь уселся на поваленное дерево возле своего импровизированного костерка, ярко пылающего синим магическим пламенем. Если они предназначались для меня, то мне все-таки удастся прочитать текст. Возможно, когда я буду помещать Шауля в Азкабан, мне стоит воспользоваться советом Гермионы и проверить самостоятельно дела обоих узников в тюремном архиве.
Занимался рассвет, но мои попытки разрешить эту головоломку так и не увенчались успехом, пока я не сложил два пергамента друг на дружку и не посмотрел их на просвет. Различия в буквах стали еще заметнее, они вдруг вспыхнули белым и в следующий момент оба пергамента изменились и слились в единое целое. Я пригляделся: теперь это были обычные слова. Я с удивлением сообразил, что послание написано моим обычным почерком. Необходимость навещать архив отпала.
Содержание вызывало дрожь в моем теле, даже когда я читал простые слова в пятнадцатый раз. Оно было написано от моего имени и предназначалось мне. Послание первого Гарри Поттера, который решал эту головоломку впервые. Гермиона что-то объясняла мне про парадокс времени, но только сейчас я с трудом поверил в ее правоту.
Допустим, есть Гарри № 1, который и затеял всю эту кутерьму с посланиями, посещениями Азкабана, ритуалом и прочим. Он же оставил все эти следы для Гарри № 2, чтобы было легче разобраться в деле. Этот Гарри № 2 – я собственной персоной, так как очевидно, что я лишь иду по проторенной Гарри № 1 дорожке. Вопрос: куда делся Гарри № 1? Вот это и есть парадокс – он, выполнив свою миссию, пошел по своей ветке времени, оставив для меня знаки. Т.е. я с ним уже явно никак не встречусь, т.к. именно с момента его вмешательства в прошлом, появилась вторая ветка времени, по которой иду я. И если мы с Драко сделаем все правильно, то вернемся туда, откуда мы прибыли. Абсолютно ничего не изменив, в общем-то, так как для меня и Драко, это уже все произошло.
Так, хотя Гарри № 1 объяснил это, но все равно было странно поверить. Следующий абзац подтверждал то, что Волдеморт действительно причастен к заточению Генри в Азкабан. Первый Гарри обнаружил в азкабанском деле на имя узника 1919 еще одно, другое послание от имении Волдеморта, датированное 1992 годом, почти сразу после моей истории с философским камнем. Получалось, что заточение ребенка в тюрьму – лишь жестокая месть мне, Гарри Поттеру, от проигрыша в борьбе за артефакт Николя Фламеля и убийство Квирелла. Риддл так и написал в своем послании, который Гарри №1 от злости уничтожил, решив заменить его более безвредной копией – этим пергаментом, разделенным на две части в целях безопасности. Также, стало известно, что юный Поттер действительно ничего не помнит, кто привел его в Азкабан. В один момент он заснул в маггловском приюте, а в другой проснулся уже в черной камере. Он находился там больше месяца, я – три дня, но и этого хватило, чтобы одна мысль о нахождении там вызывала приступ паники, тщательно скрываемый мной…
К сожалению, Гарри № 1 к моменту написания для меня послания так и не выяснил, как вообще получилось, что у меня был брат-близнец, о котором никто не знал, кроме Волдеморта. Но, если логически подумать, можно сделать следующее заключение: раз Риддл знал, где искать Генри, то он и в приют его поместил изначально. Словно хотел, чтобы мой брат прошел его путь.
Еще он вновь советовал поговорить обо всем с Дамблдором. И действительно, старик имел дурную привычку скрывать от меня важные вещи, которые он считал, смогут навредить моему психическому состоянию. И еще, Альбус наверняка в курсе, почему Генри не прислали сову с приглашением в Хогвартс, когда наступило время для этого.
Яркие лучи солнца осветили меня, отвлекая от раздумий. В этот же момент Драко вышел из палатки, явно не выспавшийся.
- Есть бодрящее зелье, - предложил я.
- Кофе будет достаточно, - отказался он. – Идем… Ты разгадал шифровку!
- Можно и так сказать, - улыбнулся я, протягивая изменившийся пергамент Драко. Он уткнулся на несколько минут в него, изучая.
- Невероятно, Сапсан. И каракули твои.
- Ага, - улыбнулся я, убирая пергамент в карман.
- Как ты это сделал? И где второй?
- Всего лишь заклинание трансфигурации отсроченного действия, сработавшее при совмещении тех двух пергаментов.
- Просто и эффективно. Как раз в твоем духе, Сапсан.
- Именно. – Я потушил огонь. – Теперь вопросов меньше, но я все равно не могу понять, как оказалось, что мы с братом были разлучены в детстве.
- У тебя есть брат? – вдруг раздался немного не смелый голос, а потом появился и сам его обладатель, явно смущенный.

URL
2014-08-23 в 01:00 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Любопытство не порок, Поттер, но подслушивать взрослых это уже слишком, - сказал холодно Драко, заходя в палатку.
- Я не хотел… - начал оправдываться парень, но я остановил его, поманив его присесть рядом на ствол дерева.
- Все в порядке, - сказал я. – Шахин обучен не доверять людям, даже таким маленьким, как ты.
- Я не маленький!
- Конечно, - легко согласился я. – Только я имел в виду твой рост, а никак не возраст. Ты ведь не можешь отрицать, что гораздо ниже нас с Шахином?
Генри фыркнул: - Это потому что я еще ребен… я еще… тьфу ты. – И он недовольно на меня посмотрел, когда понял, что попал в свой собственный капкан.
- Это лишь доказывает, что слова, предназначенные для тебя, будут сказаны тебе лично, и таиться нет нужды, особенно в нашем окружении, - продолжил я. Эх, что-то я на Дамблдора становлюсь похож… Не к добру это. – Идем, позавтракаем, Генри Поттер. У нас будет прогулка по Лондону.
- По Дьягон Аллее? – с энтузиазмом спросил парень.
- Хм, вижу, вы с Драко о многом поговорили… Мы не пойдем в магические кварталы, но нам будет весело, поверь.
- Как же я получу свою волшебную палочку тогда?
- Тебе все равно нельзя колдовать вне стен школы, пока ты несовершеннолетний, хотя мы уедем из этой страны… Возможно, у них другие законы, Генри, - ответил я.
- Но ведь я должен как-то защищаться? – прошептал он, опуская глаза.
- Ты больше никогда не увидишь то место, где был, - уверенно сообщил я, слегка опуская руку ему на плечо. Он напрягся, но потом расслабился. – Тебе было плохо в приюте?
- Ну… Не знаю, иногда.
- Хотя я рос в семье дяди и тети, временами мне приходилось очень туго. Часто я оставался без ужина и иногда ходил с синяками и ссадинами. Но мне пришлось научиться быстро бегать.
- Не хочу все время бегать, - надулся парень.
- И не нужно. Но иногда это наилучший вариант, даже с палочкой. – Я помолчал немного. Навязанный Генри путь становления Волдемортом с успехом потерпел фиаско. Но все-таки кое-что беспокоило меня: - Генри, как ты узнал о существовании магии?
Он сжался весь, явно не желая говорить. Мне пришлось рассказать о себе – то, какие невероятные вещи случались со мной еще до Хогвартса. Про то, когда именно я узнал, как это все называется одним слово, – волшебство – я не стал упоминать.
Когда я замолчал, тишина установилась минут на десять, но потом Генри сбивчиво сказал:
- Со мной случалось подобное порой. Вначале мне было страшно. Там… в приюте… каждый отвечает сам за себя. Мне иногда не доставалось еды и игрушек. У некоторых были игрушки. Я мечтал о них. И когда какой-то чудак, почти в таком же балахоне, какие были на вас там, подарил мне на улице фигурку старика с длинной бородой и палочкой в руке… Я был счастлив. Кажется, он знал меня – тот чудак. Он все время повторял мне «мистер Поттер, мистер Поттер». Мне восемь было тогда.
Я почувствовал, как парень неосознанно пододвинулся ко мне, почти касаясь плечом. Я легко обнял худенькое тельце одной рукой, согревая. Он совсем замерз.
- Кукла разговаривала со мной! Хотя батареек я так и не нашел, но когда я был один и держал ее в руках, она говорила. Она постоянно повторяла одно и то же, как магнитофон.
- Что же? – прошептал я.
- Его зовут Мерлин – куклу. Он волшебник. Самый великий волшебник во всем мире! Он рассказывал мне сказки. Про драконов, русалок и вейл. Про Моргану и короля Артура. Он также знал много заклинаний. Я пробовал произнести некоторые, с обычной палкой, но ничего не выходило. Поэтому мне нужна волшебная палочка, как у тебя.
- Она будет у тебя, я обещаю. – Ах, если бы у меня был такой друг в восемь лет! Впрочем, сейчас я не сожалею, кем я стал.
- Да, но… Мерлин однажды пропал, хотя я очень сильно его прятал от остальных ребят целых два года, - Генри всхлипнул.
- Все хорошо, мальчик, - шептал я, гладя его по голове.
- Нет, не хорошо! – надрывно крикнул он. – Я совершил что-то плохое. Я узнал, кто украл у меня Мерлина. Этот толстый Бобби. Он постоянно цеплялся ко мне. Мы подрались прямо на улице, возле дороги. Я знал, что мне не победить его честно, поэтому я… я…
- Ты… применил магию, когда разозлился? И она сработала?
- Откуда ты знаешь? – подозрительно посмотрел на меня он влажными глазами. Из носа тоже не очень приятно текло. – Ты видел меня там?
- Нет, просто догадался. И что же случилось с Бобби?
- Я хотел, чтобы он попал под машину, и я никогда его больше не видел. Откуда-то внезапно вывернула машина, и что-то толкнуло Бобби прямо под колеса. Я не трогал его. Честно. Но я хотел, чтобы так случилось… - парень окончательно расплакался. Я мог только нежно укачивать его.
- Больше… Больше никогда его не видел, после того как… - всхлип, - …как его увезла скорая помощь.
- Уверен, с Бобби все в порядке, - вынужден был я сказать.
- Откуда ты знаешь? – вновь повторил он, смотря на меня своими зелеными глазами, полными надежды. Я ясно ощущал, что мальчик нуждается в поддержке взрослого. Чтобы я сказал, что верю ему и что с Бобби все нормально.
- Потому что Бобби сейчас вновь в приюте, - соврал я.
- Н-но я д-думал, что убил его. Поэтому я оказался в… - он сглотнул. – Там. - Закончил он едва слышным шепотом.
Какое невероятное совпадение, подумал я с грустью. Тем не менее, с момента инцидента с выбросом стихийной магии и до заключения в Азкабан был достаточно большой промежуток времени, поэтому это уж точно никак не связано, как думал Генри. Он такой еще ребенок, мой брат.
- Нет, ты там по другим причинам. Но это не из-за твоей магии. Думаю, когда-нибудь мы узнаем правду.
- Я очень сожалею, что хотел убить Бобби. Я даже ходил в храм неподалеку. Сестра Мэри, которая иногда навещала приют, сказала, что нужно попросить прошения перед распятием. И я попросил, но все равно попал туда. С тех пор я старался не злиться так сильно, хотя дрался я все также часто, но больше моя магия не делала плохого.
Я улыбнулся, теперь окончательно уверенный, что Поттеры всегда выбирают верный путь. Дамблдор бы одобрил выбор Генри. Мы – это то, что мы выбираем.
- Ты хороший мальчик, Генри. И больше никогда не думай, что ты виноват в том, что случилось с Бобби. Я верю, что больше ты не допустишь такой ошибки, так?
- Конечно, Гарри. Я поклялся.
- Я горд за тебя, парень, - сказал я вставая. – Идем, нам пора. Я покажу, что магия – это очень весело. И что она, творимая хорошими людьми, приносит лишь благо.
♂♂♂
Мы втроем провели неплохой день, гуляя по Лондону. Мальчишка стал выглядеть сносно как только мы зашли в парикмахерскую и прикупили ему небольшой маггловский гардеробчик. В основном его действительно принимали за моего сына. Драко всякий раз недовольно фыркал на это заявление… Я всячески оттягивал время, когда нам с братом пришлось бы расстаться. Возможно, сегодня был единственный шанс пообщаться с ним, узнать, насколько мы похожи друг на друга. Мы не можем знать, что будет в будущем, но я хотел бы общаться с Генри.
Мы сняли номера в небольшой гостинице в городе. Сегодня мне предстояло попросить мальчика дать кровь, необходимую для ритуала. Дольше тянуть с этим не стоило, хотя в каком-то смысле замена уже произошла, и никто бить тревогу из-за пропавшего узника не будет. Но непонятно как это отразится на само существование времени. Хаос, может быть.
Генри рассудительно, для ребенка, воспринял ситуацию, хотя мне и пришлось потрудиться, чтобы убедить его в этом. Каким-то чудом он чувствовал нашу с ним кровную связь, а вот с Драко его отношения были натянутыми. Впрочем, блондин и не пытался как-то сблизиться с мальчиком.
Следующим утром Шахин ушел добывать документы для Генри, пока только маггловские, необходимые для перелета в Канаду. Нам с Драко было гораздо проще – документы у нас уже имелись на все случаи жизни. Предстояло только указать, что Генри – мой сын.
Перелет в Канаду был утомительным и долгим, хотя вначале энтузиазм Генри зашкаливал от предстоящего приключения.
Драко отправился туда магическим путем, собираясь проверить информацию о будущих опекунах Генри, добытую Натаном. Также Шахину предстояло организовать скорую встречу пары с нами.
Встретил Малфой нас вовремя, уже подготовив для нас номера в гостинице. Мы проснулись только к обеду, решив немного побродить по городу. Драко отказался от прогулки. Генри не смог пройти мимо кафе-мороженого, затащив меня туда почти силком. Кучки вопящих детишек носились тут и там. Я люблю детей, но не в таком количестве.
- Определенно, Авроре понравилось бы здесь, - высказался я. Отчего-то нахлынувшая тоска сковала на миг мое сердце.
- Авроре? – сумел спросить Генри, за обе щеки уплетая теперь уже зеленоватый шарик.
- Моя крестница. Ей еще только два годика.
- А семья? – продолжил расспросы Генри.
- Если ты о кровных связях… - Я помедлил немного. – Моя семья – это я. Но так получилось, что я был разлучен с моим братом-близнецом в детстве, так давно, что я этого и не помню. Но я узнал о нем, и надеюсь, что обрету семью в его лице в будущем. Я бы очень хотел иметь парочку адекватных родственников.
- Адекватных? – вновь переспросил мальчик.
- Ты не мог бы говорить не так односложно?
- Прости. Что значит «адекватные родственники»? – он с наслаждением перешел к коричневому шарику мороженого.
- Я имел в виду людей, которые любят тебя. Встречаются по праздникам, дарят подарки на Рождество и на день рождения.
- А-а. Я тоже хотел бы, - парень немного сник, но все также с удовольствием до дна выскребал остатки холодного лакомства. – Фисташковое. Оно будет моим любимым.
- Ты ведь всего три сорта попробовал.
- Все равно. Фисташковое – мое любимое мороженое.
- Я запомню это.
- Зачем? Разве мы встретимся еще? – удивился парень.
- Возможно. Лет через двадцать.
- Фу, я буду старым тогда.
- И не будешь любить фисташковое мороженое? – улыбнулся я.
- Буду.
- Как и я, - сообщив это, я встал. – Нам пора на встречу.

URL
2014-08-23 в 01:03 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава 17

- Миссис и мистер Коппенхэйвер. – Обратился я на французском. Пожал руку мужчине, поклонился его жене. – Рад встрече. Разрешите представиться – Гарри Эванс.
- Прошу вас – Марсель. И садитесь, пожалуйста, - предложил мужчина, мягко улыбнувшись.
Первое впечатление, которое он производил – это добродушие, скопившиеся многочисленные морщинки вокруг глаз говорили об этом. Однако в его лице было и что-то непреклонное. Упрямый волевой подбородок, широкие скулы, прямой аристократический нос, изящная линия рта, темные слегка вьющиеся волосы и гордая осанка – все выдавало в нем высокое происхождение.
- Спасибо, Марсель. Зовите меня Гарри.
- Да, конечно, Гарри, мистер Дьезен, - кивнул Марсель Драко, который уселся от меня справа.
Когда мы все обменялись приветствиями, включая Генри, скромно присевшего слева от меня на диван, я сказал:
- Думаю, стоит расспросить вас о вашей семье. Насколько я знаю, у вас уже есть дети?
- Все верно, у нас три девочки, - улыбнулась жена Марселя, Флоранс. – Все они чуть старше Генри.
- К сожалению, мы больше не можем иметь детей, - продолжил Марсель, - но я всегда мечтал о сыне. Как я вчера сказал мистеру Дьезену, я был бы рад принять мальчика в нашу семью. Тем более что он волшебник. Дети волшебников редко остаются без родственников, которые не могли бы позаботиться о них, - взгляд мужчины явно был направлен на меня с немым вопросом.
- Думаю, вы уловили нашу с мальчиком кровную связь, но у меня нет возможности взять его под опеку и, тем более, усыновить.
Мужчина кивнул:
- Кроме того, если мальчик согласится вступить в нашу семью, я смогу обеспечить его и в материальном плане также.
Мне показалось, что Генри уже понравился чете Коппенхэйверов, раз тот решил удивить меня своими финансами.
- Деньги немаловажны, но они – далеко не единственное о чем я думал, выбирая семью для мальчика, - жестко произнес я. Если Марсель думает, что меня можно подкупить, он глубоко заблуждается. Тем не менее, я знал, что Коппенхэйверы вполне подходят для Генри. – И, конечно же, избалованный тридцатилетний оболтус – меня также не устроит.
- Я понимаю вас, Гарри, - кивнул Марсель. – Но я сам вырос далеко не сибаритом, хотя вы можете видеть, что Коппенхэйверы вовсе не бедны и имеют некий статус в обществе, особенно в волшебном.
Я почувствовал, как Генри вздохнул. Естественно, ему было это все не очень интересно. К моему удивлению, Флоранс тоже заметила это, смотря все время на мальчика.
- Генри? – позвала она на английском, улыбнувшись. У нее были тонкие черты лица, фарфоровая прозрачная кожа, черные блестящие волосы тщательно уложены.
- Да, мэм? – собрался мальчик, покраснев.
- Может, ты хочешь пройтись по поместью и познакомиться с моими дочерьми? Я с удовольствием сопровожу тебя.
- Спасибо, мэм, я согласен, - ответил он, посмотрев прежде на меня. Я кивнул.
Когда Флоранс с Генри ушли, мы с Марселем продолжили обсуждать детали.
- Гарри, позвольте высказаться прямо? – этот человек умел ухватывать главное. Пожалуй, он мне нравился.
- Разумеется.
- Мне все же кажется странным ваша схожесть с мальчиком. Вы – его отец?
- Нет. Но его судьба волнует меня так, если бы он действительно был моим сыном.
- Тогда почему вы сами не можете позаботиться о нем? – настаивал Марсель.
- Это невозможно. Я не могу остаться в этом времени, - сказал я.
Драко слегка покашлял, не ожидая от меня этих слов. Он незаметно прикоснулся ко мне:
«Сапсан, ты спятил, верно?!» - вскричал он мысленно, пока Марсель также переваривал мои слова.
«Я чувствую, ему необходима правда от меня», - лишь пояснил я.
- Но ведь мальчик… - начал говорить Марсель.
- Нет, он родился, как и указано в документах.
- Почему вы увезли его столь далеко? Ему угрожает опасность? – догадался мужчина.
- Уже нет. Но я не советую посещать с ним Англию в течение двадцати лет. Собственно, это одно из моих немногочисленных условий. Его внешность небезопасна. – Пояснил я.
- Это нетрудно сделать. – Кивнул мужчина. Он взял документы, которые Драко насобирал для Генри. – Полагаю, документы поддельные?
- Да. Его настоящее имя – Генри Джеймс Поттер. Я хочу, чтобы он помнил свое имя. Его родители – герои магической войны.
- Здесь мало известно об этом.
- Там намечается большая заварушка. Я хочу, чтобы Генри вырос в безопасности.
- Согласен, - лишь произнес Коппенхэйвер. – Еще какие-то условия?
- Да. – Я достал конверт, передал его Марселю. – Это письмо от меня. Я хочу, чтобы вы организовали его вручение Генри летом 2010 года. Оно не запечатано, вы можете прочитать его раньше, но не говорите об этом мальчику.
- Хорошо, я согласен. Но если это касается прошлого мальчика, то я не хочу этого знать, иначе получится, что я буду лгать ему, если он будет спрашивать о вас.
- Очень мудрое решение, - улыбнулся я. – И еще одно. Я дам Генри ключ от сейфа в Монреале. Банк находится в магическом квартале. Там состояние, которое оставили родители и кое-что из моих накоплений. Доступ обеспечен только для Генри.
- Мне не нужны ваши деньги, - высокомерно произнес Марсель.
- Просто войдите в мое положение. Я понимаю, что вы богаты, но хочу, чтобы мальчик чувствовал уверенность уже сейчас. Что я не бросил его на произвол судьбы.
- Когда вы… уезжаете?
- Как только вы оформите документы на опеку.
- Думаю, это будет усыновление, - поправил меня Марсель.
- Хм, если Генри не будет возражать, то я не против, хотя не ожидал такого поворота событий. Это большая ответственность, - добавил я.
- Как с вами связаться? – спросил мужчина. – Полагаю, мальчик пока будет с вами?
- Пока он будет с нами, - подтвердил я.
- Держите, - Драко протянул визитку. – Это номер телефона и название гостиницы.
♂♂♂
Поздно вечером, когда мы с Драко решили опрокинуть стаканчик-другой в баре, я спросил его:
- Что ты думаешь о Коппенхэйверах?
- Ты же читал досье на них от Фарбера.
- Что-то, не доступное взгляду Натана. Характер. Привычки.
- Сапсан, Коппенхэйверы – наш единственный вариант. Ты и сам знаешь, что идеальных семей не бывает. Но у них он получит приличное образование, гордость и аристократическую надменность. И избавится от своей плебейской привычки подслушивать.
Я засмеялся: - Последнее, конечно, немаловажно. Особенно, учитывая, что и я и ты до сих пор это сами делаем!
- О, замолкни, - проворчал Драко. Мы редко говорили о том, что было между нами в школе. Казалось, мы просто познакомились заново, и только потом узнали друг друга. Сравнивая Драко с тем Малфоем, которого знал в школе, я пришел к выводу, что ничего-таки о нем не знал. А так как наше второе с ним знакомство постепенно переросло во что-то вроде дружбы, то, вероятно, и сам Драко так думал обо мне.
Конечно, вначале мы подозрительно относились друг к другу, но потом между нами вспыхнуло влечение – тогда я уже был Невыразимым, а Драко – успешным адвокатом. Мы даже сходили на пару-тройку свиданий, но когда дошло до главного вот тут-то все и закончилось. Также стремительно, как и началось. Я улыбнулся, пытаясь спрятать улыбку в стакане, глотнув.
- Ты чего? – заметил Шахин.
- Так… Вспомнил наше последнее свидание.
Он тоже улыбнулся:
- Действительно, смешно. – Он повернулся ко мне, крутанувшись на высоком барном стуле. – Восемь лет прошло. Ты все еще вспоминаешь?
- Иногда. Особенно когда хочу повеселиться.
- Я тоже, - признался он. – Как сейчас вижу: твой дом, шмотки разбросаны, мы с тобой уже заведены…
- …и ты встал на колени, чтобы взять у меня в рот, - подхватил я.
- О, как ты стонал…
- О, как ты работал своим языком… - переиначил я.
- Потом я повалил тебя на кровать, - продолжил Драко.
- А я перевернул тебя, придавив собой. И тоже взял у тебя…
- Распуская свои руки куда не нужно, - он указал на мою руку с бокалом.
- Почему же не нужно? Очень даже нужно, - опроверг я.
Малфой что-то невнятно пробурчал, но я отчетливо помнил, что уже почти добрался своим пальцем до его простаты.
- Начал уже подготавливать мой зад… - наконец-то решил вновь включиться в игру Драко.
- Так что ты даже не заметил, раздвинув свои ножки, - усмехнулся я, задрав нос.
- Но когда заметил…
- То возмущению не было предела, - засмеялся я на пару с Драко. – Никогда не слышал, чтобы парень так визжал, словно девчонка.
- Малфои не визжат. Они высказывают недовольство.
- Но ты не был зол.
- Если бы был зол, Сапсан, то я выщипал бы все твои перья.
- Ага, жди, - глотнул из бокала. – Ты так с тех пор и не был снизу?
- Никогда, ни до, ни после. Не мое это, Сапсан. Хотя, если бы ты сам тогда согласился быть снизу, то получил бы массу удовольствия.
- Как и ты, Шахин, - парировал я. – Проклятье, мы пили всю ночь после, вместо того чтобы наслаждаться друг другом. Ты оказался настоящим упрямым ослом.
- Как и ты, Сапсан, - повторил он. – Никогда в жизни не думал, что со мной может такое случиться. Но мы действительно наслаждались друг другом, ты не находишь?
Я кивнул. Но теперь я ни за что не променяю возможность быть другом Малфоя вместо того, чтобы хорошо потрахаться. Этого я не сказал, конечно, вслух.
- Не понимаю я тебя! – рассмеялся давно захмелевший Шахин. – Ты ведь все равно «унисекс».
Я скосил на него глаза в подозрении:
- Откуда ты знаешь?

URL
2014-08-23 в 01:04 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Он лишь фыркнул.
- Все не так просто, Шахин, - вздохнул я, разминая рукой шею. – Я никогда не начинаю отношения с того, что кто-то меня трахает. Только наоборот.
- О, вот как? Почему же?
Я подумал с минуту.
- Хочу быть уверенным, что он доверяет мне.
- Или наоборот?.. - протянул Драко. – Значит, изначально ты не склонен беспорядочно трахаться с кем попало.
- Ты меня спрашиваешь? – уточнил я, не особенно уверенный.
- Нет, пожалуй. Стало быть, ты не доверился мне тогда?
- Хм, к чему сейчас вспоминать? – я вновь добавил спиртного в свой стакан. – Я до сих пор никому не доверяю, но с тобой ситуация была еще запутанней: я… Да, пожалуй, что я хотел быть твоим другом. Я мог бы уступить тебе, но…
Я замолчал, не желая заканчивать фразу «…но не видел смысла в этом». Ничего бы не изменилось – я бросил бы его, и тогда еще непонятно, стали бы мы после этого друзьями.
Драко удивленно смотрел на меня слегка замутненным взглядом. Я никогда не говорил ему, что он – больше, чем коллега. Конечно, дружба была и остается таковой, но признать это – нечто другое.
- Ты за равноправие в отношениях?
- Не знаю. Возможно.
- Очень расчетливо, Сапсан. Тебе не кажется? Как-то по-слизерински.
- Вероятно. И я не трахался с кем попало. Я просто искал кое-кого.
- О, в прошедшем времени? И как? Нашел?
- Скажу только, что тот Гарри больше не вернется, Шахин.
У Малфоя нечего было сказать больше, поэтому мы молча допивали виски, а я с жутью вспоминал то гадкое грязное чувство, которое испытал после последней ночи, проведенной с Беном из заведения мадам Холли. Никогда. Никогда больше не хочу испытывать нечто подобное – секс ради секса.
- А что в том письме, которое ты дал Марселю? – встрепенулся Драко позже.
- Мое объяснение случившемуся, Шахин. Все правда от начала до конца. Про Риддла, Азкабан, Джеймса и Лили, войну, победу. И про меня, как о части семьи Поттеров.
- Это безумие.
- Я знаю.
- Он привязался к тебе – мальчишка.
- И я тоже, но мы не можем поступить иначе.
- Это не обсуждается. Мне вот интересно… - сменил тему Драко. – Когда мы были еще в Лондоне, мне пришлось заглянуть на Косую Аллею. Так, никаких новостей о побеге из Азкабана не слышал. Это ведь хорошо, так?
- Еще бы не хорошо, - усмехнулся я. – Мы успели подменить Шауля на Генри когда я еще сидел в камере.
- Чего? – Малфой посмотрел на свой бокал с виски. – Кто это – «мы»?
- Ну, подумай, Шахин. Зачем, как ты думаешь, я остался там мучиться еще, когда ты уже увел из Азкабана парня? Я думал, ты догадался.
- О. Это просто фора для нас же.
- Вот именно. Таким образом мы смогли сделать все тихо, без излишнего шума. Вот я и говорю: пока я был там, пришел еще один Гарри – я из нашего будущего – и подменил меня измененным Шаулем.
- Ну и как ты со стороны?
- Недурен собой, сам знаешь.
- Как ты только вышел оттуда? – усмехнулся Драко. – За такое самомнение в Азкабан должны сажать.
- Тогда мы сидели бы там вместе, поверь мне.

URL
     

Приют нетерпимости

главная