20:26 

Фанфик "МАГиЯ-1" гл.1-18

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Название: «МАГиЯ»
Автор: Sotoffa
Бета: Marishka, Mrs.Shaman,
Рейтинг: NC-17
Категория: слэш
Пейринг: ГП/СС, ГП/НМП.
Жанр: Ангст, романс
Дисклеймер: ни на что не претендую, все герои Дж. К. Роулинг
Предупреждение №1: местами AU начиная с 6-й книги, но события из нее упоминаются. Описание насилия, неоправданная жестокость Возможен ООС. Возможно смещение времени по сравнению с каноном, но сути это не меняет.
Предупреждение №2: Очередная история с «перемещением во времени» и «Гарри во времена Основателей». События происходят после 6-го курса.
Саммари: Итак, судьба преподносит Гарри «подарок». Оказавшись в далеком прошлом, Поттер пытается разобраться в себе, в Основателях, которые оказались совсем не такими, как он их представлял. Очередное пророчество, проблема выбора и возвращение назад в перспективе весит над юным волшебником дамокловым мечом. А тут еще и…

Текст - в комментариях.

@темы: ГП, Фанфикшн

URL
Комментарии
2013-01-07 в 22:34 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Гарри быстрым шагом направился к подземным комнатам Салазара, пытаясь усмирить свое непослушное сердце, рвущееся из груди. Он представлял, как войдет в помещение, крепко поцелует волнующегося мужчину, и прошепчет в губы тихое «да». И плевать ему на всяких там Риддлов-Дамблдоров, он никогда по своей воле не вернется назад, в будущее, в свой 1998-й год. О друзьях он старался вообще не думать… Черт! Да он уже почти целый год находится в прошлом, с Салазаром, с Ровеной, Годриком, Хельгой… Почти целый год он делит кровать с Лазарем, не позволяя себе ни на секунду задуматься об их совместном будущем, которое казалось просто мечтой. Он думал, что стоит только начать мечтать, то уже больше не сможет находиться рядом со своим любимым. Потому что это всегда страшило его – стоило только начать задумываться о будущем, построить какие-то планы, и все мечты рушились, словно неустойчивый карточный домик. Так было всегда, пока он жил у Дурслей, пока он ходил в школу. Его мечты никогда не сбывались. Всему виной то его собственная тетка, то Дамблдор, возомнивший себя шахматным королем, то появляющийся на горизонте с незавидной регулярностью Риддл… Мало ли какие еще были причины, но следствие всегда оставалось одно - все было впустую. Всегда находились преграды, сквозь которые он не мог продраться. Так, со временем он разучился мечтать, запретил себе мечтать.
Но только не сейчас. Довольно! Хватит! Ему не нужно больше ничье одобрение, ничье покровительство, ничье мнение. Он не поскупится со своей совестью, если потребует что-то и для себя. А хочет он сейчас одного: быть с Лазарем. Плевать с Астрономической башни на то, что Волдеморт может выиграть эту войну. Черт, да люди сами будут виноваты в том, что поддадутся ему. Стоит лишь только от всего сердца захотеть чего-то, и это непременно сбудется, а не надеяться на мальчишку обычной – не голубой – крови. Прошедший год научил Гарри многому – вера в себя, в свои силы, может сделать очень многое. Да, возможно, поодиночке волшебники не так уж и сильны, но стоит им только сплотиться, как все у них получится. Как и у Гарри получится.
Сейчас. Остаться. Здесь.
Это его выбор. Правильный для Салазара, правильный для Гарри. Ему с алхимиком хватит на свой век – люди не живут тысячелетиями. Хватит дрейфовать, словно льдина в океане. Нужно разобраться с Аль-Маджуси, сделать из Салазара супруга, найти себе достойное занятие, не все же Гарри быть на подхвате у профессоров? Нужно разобраться с эльфами, если уж так случилось, что по воле случая он стал «высшим разумом» - их повелителем. Как-то ведь этот титул должен обязывать? Образумить Хельгу, выяснить тайну Моховика времени Ровены, изучить у нее сотни рун и заклинаний, изготовить вместе с Лазарем свой собственный Волшебный Эль, научиться всему-всему у Годрика! Черт возьми, еще столько незавершенных дел здесь!
Гарри резко распахнул дверь в гостиную Салазара, собираясь исполнить свою недавно появившуюся мечту. Тот действительно оказался здесь, как и предсказывал Годрик, в волнении топтал свой персидский ковер около камина.
- Ты здесь? – резко спросил его Салазар, прищурившись, ломая планы Гарри броситься ему на шею с тихим «да».
- Где же мне еще быть, когда… - но Гарри так и не закончил говорить, прерывая внезапно самого себя. Он остановился, даже не потрудившись прикрыть за собой дверь, озабоченно оглядывая алхимика. Что-то с ним было не так: глаза странно блестят, постоянно «бегают», не останавливаясь конкретно ни на чем. Волосы всклокочены, как будто он только что измывался над ними, на лбу капельки испарины, хотя в помещении, как обычно, было прохладно, да и денек выдался не слишком жаркий. Ворот рубашки небрежно распахнут. Гарри посмотрел ниже. В левой руке измятый свиток пергамента доживал свои последние секунды – цепкие пальцы так сильно его сжимали, что он не выдержал натиска и порвался в нескольких местах.
Что же могло такого страшного произойти, что внешне хладнокровный Салазар Слизерин так неестественно себя ведет? Стоит теперь у камина и изображает статую Свободы с этим своим пергаментом, не хватает только факела в другой руке.
- Что случилось, Лазарь? – тихо спросил Гарри, пытаясь поймать его взгляд, изнемогая от страха за рассудок Салазара, и свой заодно. Он не ответил, но зато резко обернулся к незажженному камину и со всей силы швырнул туда свернутый пергамент. «Инсендио!» - и полыхающий синий огонь за доли секунд превратил его в пепел, оставшийся лежать на старых углях.
Салазар заметно расслабился, а вот Гарри уже изнемогал от любопытства и подозрительности.
- Полегчало? – стараясь придать беззаботные нотки своему голосу, спросил Гарри, подходя к своему будущему супругу.
- Да, словно горный тролль оставил свои попытки проломить мне голову дубинкой, - также в тон ответил Слизерин, но Гарри ни на секунду не поверил в эту беззаботность. Только не сейчас, после столько проведенного вместе времени, да и дар оказался как нельзя кстати. От Салазара за морскую милю несло фальшью и тревогой.
- Завтра Белтайн, Аврелий, самое время для всякого рода ритуалов… - Салазар притянул к себе Гарри, обхватив его за талию.
Хотя сердце и затрепетало от этого тонкого намека о церемонии бракосочетания и какого-то особого связующего ритуала, о котором недавно упоминал алхимик, но Гарри не поддался на провокацию, дабы сменить тему.
- Угу … Но чем же заслужил тот несчастный пергамент такую незавидную долю, которую ты ему устроил? – поинтересовался Поттер как бы между прочим, уютно устраиваясь в объятиях.
- Заслужил тем, что просто появился на свет с помощью изощренных умов этих бесенят, которых все почему-то упорно называют детьми, - отшутился маг, но какое-то свербящее чувство не давало покоя Гарри. Что-то было не так, возможно… - Так как насчет небольшого кровного ритуальчика, сопровождающегося горячим соитием двух неограниченных правилами магов?
- Что, это «очередной опус этих бесенят» вывел так лорда Слизерина из себя?
- Дьявол, Аврелий! Как насчет ритуала?! – его стиснули так, что Гарри побоялся за целостность своих ребер.
- А поконкретней можно? – чувство неуверенности вдруг напомнило о себе. Ну, и глупым же он окажется, если Годрик и Ровена ошиблись…
Слизерин чуть наклонился, запуская в отросшие волосы Гарри пальцы, притягивая его голову к себе. В следующий момент его губы жадно завладели и ртом.
- Вот об этом, - тяжело прохрипел алхимик, разорвав поцелуй, - и еще много чего в таком же духе, но только еще на более продолжительный период времени. Я бы сказал – на ближайшие три тысячелетия.
- Все лишь три? – возмутился Гарри. – «Навсегда» мне нравится гораздо больше.
- К сожалению, «навсегда» находится в опасной близости от «никогда»… - Салазар отпустил Гарри, направляясь в спальню, но, не услышав позади себя движений, он обернулся. – Может совместно принятая ванна поможет мне убедить тебя сказать это чертово: «Да, Салазар, я согласен стать твоим супругом»?! – рыкнул он, гневно раздувая ноздри.
Гарри не выдержал и со смехом кинулся на шею Салазару, чуть не сбив того с ног:
- Да, Салазар, я согласен стать твоим супругом! Но про ванну – ловлю тебя на слове…

URL
2013-01-07 в 22:36 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава шестнадцатая.
Гарри расслабленно откинулся на подушку, повернув голову в сторону мгновенно заснувшего Салазара. Черные волосы живописно разметались по подушке, несколько мокрых прядок прилипли к лицу. Шрама в этом сумрачном свете не было заметно, как и легкой однодневной щетины, которую Гарри с удовольствием ощущал на всех участках своей кожи, когда Лазарь его целовал. Вообще, в последнее время он ощущал себя какой-то секс-бомбой, а его кожа при ласках партнера становилась сплошной эрогенной зоной…
Бледный торс Салазара влажно поблескивал, на груди отчетливо виднелся постепенно наливающийся кровью синяк – кажется, сегодня Гарри слишком перестарался. Он ухмыльнулся: хотя алхимик при первой же возможности упоминал о «звериной натуре» своего любовника, но никогда не просил, чтобы Аврелий прекратил вести себя так в постели. Иногда дело доходило до кровавых разводов на спине, прокушенных губ, синяков-засосов по всему телу Салазара, но он, в отличие от Гарри, обычно был с ним нежен и терпелив, кроме тех нескольких раз, когда накануне Салазар отлучался из замка по делам – такой уж он, настоящий Слизерин. Казалось, чем ласковее был последний, тем темпераментней становился Гарри. Кроме того первого раза, у Поттера никогда больше не было неприятных ощущений и, тем более, крови. Иногда Гарри сам поражался своему нраву в постели, ведь он никогда не был жесток...
Гарри резко сел в кровати от внезапной пугающей мысли о себе, с опаской посмотрев на мужчину, не желая его разбудить после такого изматывающего вечера. Но алхимик сонно приоткрыл глаза, глянув на Аврелия, блаженно потянулся во весь свой немалый рост и произнес:
- Куда ты?
- Я… я просто хочу попить, - прошептал Гарри и впрямь пересохшим горлом, но пить он не собирался, надеясь, что Лазарь в таком состоянии не почует его неуверенного голоса. Да и воду с кубком можно просто призвать, с их-то способностями и не такое возможно. Просто ему нужно было подумать, желательно одному.
- М-м, не люблю когда тебя нет в моей постели, - мужчина закрыл глаза. – Возвращайся скорее.
- Хорошо, спи Лазарь, - прошептал Гарри, на что алхимик не ответил и в следующий момент действительно глубоко заснул – грудная клетка равномерно вздымалась и опускалась.
Поттер тихо встал, натянул в темноте свои брюки и босиком прошел в гостиную. Только сейчас он заметил, что входная дверь, ведущая в общий коридор, широко распахнута. Он нахмурил брови и закрыл ее, надеясь, что сюда никто не заглядывал, пока они вдвоем плескались в большой ванне, а потом громогласно развлекались в спальне. Присев на диван около камина, он хмуро уставился в пространство, конкретно ни на чем не останавливаясь. Пугающая мысль все еще пульсировала в его голове.
«Никогда не был жесток», - так Гарри пару минут назад размышлял про себя. Но то, что он видел в той проклятой книге, «Annales maximi», доказывало совершенно обратное. Кажется, он совсем засиделся в счастливом неведении, рядом с Салазаром и другими магами. Он позабыл, что его привычное «избавиться от Аль-Маджуси» буквально означает «убить Аль-Маджуси». Убийство – это нечто хуже жестокости. Гораздо, гораздо хуже. Одно дело защищаться, другое – нападать самому. Он почти забыл о том, что увидел в Книге, о своей причастности в Истории. О своих испачканных руках в липкой грязи, смешанной с кровью. Да, хотя он и прибыл в это время со всей своей воинственностью, желая мстить и убивать Пожирателей, но сейчас почему-то никак не мог даже представить, что мог бы сделать то же самое с Аль-Маджуси. Конечно, он знал, что этот монстр едва ли лучше Тома Риддла, но после того как он решил во чтобы то ни стало остаться здесь, с Салазаром, и быть просто счастливым, Гарри никак не мог даже предположить, что ему придется наложить на человека «Авада Кедавру».
Но он должен, должен переступить эту опасную черту, после которой возврата к тому прежнему «Мальчику-который…» больше не будет. Будет «Мужчина-который-убил». И, судя по всему, предпосылки к этому уже начали проявляться в Гарри. Он не может сдержать свой темперамент, когда Салазар рядом, в то время как тот так нежен к нему. Но он не может сдержать свои силы, когда его нет рядом.
Гарри вспомнил в подробностях тот ужасающий момент, когда открыл «Annales maximi». Первым, кого он увидел, это был Салазар. Не тот, который его встретил – чужой, с опаской следящий за каждым малейшим движением, но тот, кого он оставил сейчас в спальне. Удовлетворенным, мирно спящим, с разбросанными влажными волосами на белоснежной подушке. До этого - с искусанными почти алыми губами, приоткрытыми для поцелуя и с расширившимися зрачками поразительных светлых глаз. Это было восхитительно, но тогда он не особо придал этому значения. Откуда было ему знать, что так выглядят люди, только что занимавшиеся сексом? Это теперь понимал – он просто видел одно из ярчайших событий своей будущей жизни, а тогда просто не придал этому значения, тем более, что…
Гарри вздрогнул. Тем более что последовало дальше и выбило его психику из равновесия.
Инферналы, липкими белыми руками со струпьями тянулись к тонкому горлу какого-то мальчишки… Казалось, что даже омерзительный запах разлагающихся трупов врезался в ставшее вдруг тонким обоняние Поттера…
Волки-оборотни под блестящим холодным диском безразличной луны наперегонки неслись к первым жертвам – мужчинам и женщинам в разномастных мантиях, что в этом сумрачном свете все равно казались одного цвета. На лицах людей навсегда застыл ужас и страх…
Тролли, огры и великаны громогласно рычали, направляясь к кровавому месиву. Что-то темное и липкое поблескивало почти сплошным озером на когда-то зеленой поляне. Там даже уже не было видно цельных тел, лишь только жалкие остатки из волос, сапог, палочек, лоскутов ткани, торчащих костей… Кровавое сюрреалистическое озеро…
Гарри передернулся, вспоминая еще одну яркую картинку из Книги: он, занимающийся сексом с Аль-Маджуси.
- О, Мерлин… - простонал Поттер в отчаянии. Желудок свело, а сердце просто разрывалось оттого, что и это тоже может стать правдой, как и в случае с Салазаром. Если это осуществиться, то что же может заставить Гарри пойти на этот шаг? Неужели, чтобы победить… убить этого восточного лорда, ему придется сделать это?
- Нет, нет, - Гарри как будто отключился от действительности, повторяя одно и то же, мотая головой, вновь не замечая выброса своей неконтролируемой магии. – Нет, невозможно. Я… Салазар… никогда…
Бах! Искусно сложенный красивый камин пошел трещинами, из дымохода посыпалась каменная крошка и пыль, вырываясь прямо на ковер и в лицо Гарри.
- Черт! - он мгновенно подпрыгнул, отрезвленный громким шумом, беря себя в руки, возвращая свое эмоциональное самообладание, прекрасно осознавая, что это все происходит из-за него. Коря себя, он освободился от лишних эмоций, вновь наглухо закрывая свой разум.
Гарри прислушался в сторону спальни. Ничего не услышав, он с недоумением вошел туда. Салазар спокойно спал все в той же позе, в которой его оставил молодой человек.
«Как можно не услышать такого шума?» – думал Поттер, глядя на своего любимого, вольготно распростертого на кровати. Широкая грудь все также равномерно поднималась и опускалась. Гарри подошел ближе, наклонился и нежно, едва касаясь теплых губ, поцеловал Салазара.
- Я никогда не сделаю этого, любимый мой Лазарь, - прошептал он в губы. – Я буду только с тобой, клянусь.
Что-то щелкнуло и с грохотом упало. «Наверное, остатки поломанного камина», - подумал Гарри, возвращаясь в гостиную.
- «Репаро»! – кинул Гарри в сторону разрушенного очага. Тот в мгновение ока с треском восстановился, вбирая себя все, до мельчайшей пылинки. Он подошел и стал придирчиво осматривать место происшествия. Действительно, все было как до разрушения, вот только что-то светлое лежало там, где недавно был сожжен любопытный пергамент…
- Ха! – обрадовался Гарри, наклоняясь ниже. – Лазарь не поверит, что я сделал это! Собрать из золы уничтоженный пергамент – это тебе не шутки, Ровена. А ты всегда повторяла, что никто не в состоянии вернуть то, что поглотил огонь.
Поттер протянул руку, легко схватив абсолютно целый, как будто его только что исписали, пергамент. Он даже не был помят. Присев на диван, Гарри ухмыльнулся и перевернул его «лицом» вверх. Улыбка медленно сползала с его лица по мере того, как взгляд, торопясь, пробегал строчку за строчкой.
Раз десять, не меньше, прочитав письмо, Гарри резко отшвырнул его обратно в камин, а затем мощнейшим «Инсендио» дотла сжег его, уже сам, так, что даже он не смог бы восстановить «это».
Через несколько минут Гарри вскочил с дивана, широкими шагами пересек пространство, разделяющее его и спальню, и приблизился к кровати, остро глядя на своего благоверного. Он так долго буравил взглядом Салазара, что у него даже промелькнула мысль, как это тот не проснулся под таким тяжелым взглядом, втайне действительно надеясь на это. Но решение уже было принято.
Поттер вздохнул, наклонился, и со всей нежностью, на которую был способен, вновь прикоснулся губами к губам Салазара.
- Зря ты не рассказал это мне, Лазарь. Но я понимаю тебя, почему ты этого не сделал, ведь я собираюсь поступить сейчас точно так же, как ты: сделать всё по-своему. – С этими словами Гарри отошел к небольшой комнате, где теперь хранилась его одежда вместе с одеждой алхимика.
- Как в старые добрые времена, - с тоской в голосе произнес Гарри, - вот только здесь нет вас, Рон, Гермиона.
Одевшись в дорожную мантию, молодой человек, больше не взглянув на своего будущего супруга, покинул спальню Салазара Слизерина. В гостиной его молчаливая знакомая Змея проводила волшебника тяжелым взглядом и бесшумно проползла туда, откуда вышел Поттер.
Сердце внезапно защемило, когда Гарри тихо закрыл за собой дверь.
Пришло время действовать.

URL
2013-01-07 в 22:38 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Он тенью направился по пустому коридору замка, к выходу. Миновав начищенные до блеска доспехи, которые здесь появились совсем недавно, и несколько двигающихся картин (тоже нововведение), резко остановился, когда женский голос окликнул его.
- Аврелий?
Он оглянулся, скрывая свою досаду, что кто-то в этот поздний час заметил его.
- А, Ровена.
- Аврелий, - женщина подошла к нему, - не ожидала увидеть тебя в такой час. У вас с Салазаром что-то случилось?
- Нет, у нас все замечательно, Ровена, - ответил Гарри с неподдельной улыбкой, вспоминая своеобразное предложение «руки и сердца» Лазаря.
- О, Аврелий! Я так рада, что он решился сделать это! – Ровена искренне обняла Гарри. – До твоего появления, он вел такой аскетичный образ жизни.
- Хм, судя по его опыту, в это с трудом верится, Ровена, - возразил он.
Рэйвенкло несильно стукнула его по плечу: - Эй! Я же не сказала, что он принял постриг. Разумеется, он встречался с молодыми людьми из деревни, и из…
- Помилуй, Ровена! Я и так с трудом сдержался, когда пару недель назад к нему заявился один из них.
- Ого, вот как теперь ты это называешь! - засмеялась она. – Бедного мальчика пришлось поить два дня моим варевом, чтобы он больше хотя бы не заикался.
- Ничего себе – «бедного мальчика». Он лет на пять старше меня… А почему – твоим? Разве не Салазар у нас зельевар… то есть алхимик?
- Так-то оно так, вот только Сал наотрез отказался что-то сделать для него.
- Интересно, почему? – невинно поинтересовался молодой человек, с удовольствием вспоминая, как применил на бывшем любовнике Лазаря чары собственного изготовления – результат изучения Магии рун. Тот еще долго будет вспоминать Аврелия – нечего было клеиться к его мужчине…
- Не надо притворяться, Аврелий. Ты прекрасно знаешь, что Сал и пальцем не пошевелит, если это не касается тебя, или хотя бы нас с Годриком и Хельгой.
- Угу, - неопределенно пробормотал Гарри, вспомнив при упоминании Хельги то злосчастное письмо, навсегда развеянное в пепел в камине Лазаря. Внезапно пришедшая в голову мысль о том, что всё может быть большим обманом, заставила его спросить:
- Кстати, Ровена, ты не знаешь, Хельга уже пришла в себя? Она сейчас в своих комнатах?
- Хм, сейчас, когда ты спросил, я не уверена, что она вообще возвращалась в свои комнаты. Я видела ее, но это было еще рано вечером. – Она озабоченно поглядела в сторону лестницы, ведущую наверх. – Но мне нужно сначала обойти замок. Защитные щиты изменились.
- Помочь?
- С щитами? Нет, спасибо, это, скорее всего, недоразумение.
- Хорошо. Не беспокойся о Хельге, я сейчас навещу ее, - сказал Гарри, сердце учащенно забилось. – А ты иди по своим делам.
- Благодарю тебя, Аврелий, - тепло улыбнулась Ровена, а затем удалилась прочь из замка.
Гарри с нехорошим предчувствием направился вверх. Если Ровена не видела Хельгу, то остается большая вероятность того, что ее там действительно нет, хотя Гарри с самого начала, едва прочитав письмо, интуитивно поверил ему, поэтому ему даже не пришло в голову проверить все эти факты. Но сейчас, когда Ровена сказала, что защитные чары замка изменены, дело менялось в корне. Одна случайность – это совпадение, две – уже тенденция.
Очередное послание от Аль-Маджуси, которое дважды постигла незавидная участь, содержало в себе следующие строки, которые Гарри, в десятый уже раз повторял про себя, пока поднимался наверх:
«Лорд Слизерин, - говорилось там, - ваша девочка сделала правильный выбор присоединиться ко мне. Разве можно судить этого сущего ребенка в том, что ее любимый не видит ее?
Мисс Хаффлпаф поведала мне некоторые факты, от которых я был, честно говоря, в восторге. Ваш любовник, Салазар, благородная личность – таковым она его считает. Еще она упомянула о том, что вы весьма привязаны к этому зеленоглазому юноше. Поэтому, уверен, он помчится спасать свою подругу, как только узнает о ее, так скажем, затруднениях.
Я не пишу к нему, потому что все же считаю вас наиболее выгодным для себя соратником, уверен, вы позаботитесь о том, дабы ваша маленькая игрушка не испортилась, заменив себя - им. Этот мальчик не нужен мне, вы – моя цель.
Жду вас, Салазар, в течение ближайшей недели. Если вы не явитесь в этот период, подобную записку получит ваш избранник, что, полагаю, не совсем вам понравится. Так к чему тянуть время?
И еще, если вы сомневаетесь в моих способностях: сыворотка Правды, испытанная на мисс Хаффлпаф, очень пригодилась мне в выяснении не только вышеописанных, но и во многих других вещах. Она не сильно возражала…
С благими намерениями,
Ваш Абд Мухаммед ибн Инсар ибн Фараздак аль-Маджуси аль-Магриби аль-Малики
».
Гарри мрачно усмехнулся: ну и имечко. И, похоже, этот Абд Мухаммед очень и очень недооценивает «этого мальчика». Считает его подстилкой Салазара, и только. Он еще узнает, кто такой Аврелий.
- Благими намерениями, как же… - пробормотал Гарри себе под нос, поднимаясь на последнюю лестницу. – «Благими намерениями вымощена дорога в ад», так говорят.
Поттер уже был у двери, когда сказал в задумчивости:
- Будет тебе ад, – и постучал в дверь комнат Хельги. Спустя минуту, когда никакого оклика так и не послышалось, он внимательно изучил сияние, идущее от некоторых мест в двери. Гарри сосредоточился, как учил его Лазарь, прикрыл глаза, пытаясь определить, какие именно запирающие чары были наложены на дверь. Спустя минуту довольная улыбка расползлась по лицу Гарри.
- Да, Хельга, как я и ожидал, ничего сложного, но чары не самые распространенные. - Поттер приложил ладони к шероховатому теплому дереву, посылая потоки своей магии на разрушение чар. Спустя еще минуту дверь бесшумно открылась.
Гарри вошел в просторную комнату, обставленную в чисто женском стиле, как он определил для себя. Изящная мебель, светлые ткани, легкие шторы на окнах, даже запах – чисто женский.
- Хельга! – на всякий случай крикнул он, пройдясь до ее спальни, заглянув в уборную, открыв обширный гардероб. Ее нигде не было, что он и ожидал, но частичка слабой надежды все еще тлела в нем.
- Что же ты наделала, глупая девчонка! – в отчаянии крикнул он в пустоту, надеясь, что еще не поздно вырвать ее из лап этого чудовища и образумить, если то, что написал тот – правда. Ведь могло оказаться, что он просто ее похитил, напоил сывороткой, а там – известное дело. Тогда ее тем более нужно возвращать как можно скорее, и, увы, без участия в этом деле Салазара. Слизерин не будет рисковать всем ради Хельги, и Гарри не позволит этого сделать.
«Этот Аль-Маджуси подготовился основательно», - думал Гарри. Доводы весьма убедительны, а значит Хельга действительно у него, по каким бы причинам она там не оказалась.
- Думай, думай, Гарри! – вцепился он руками в собственные волосы, убирая пряди со лба, глядя в зеркало у туалетного столика. Шрама не было. Как оказалось, простые маскирующие чары с успехом справляются с ним, как и чары временного возвращения зрения, которые подсказала ему Ровена, вот только вторые приходится обновлять каждую неделю. Очки были заброшены в «Золотой комнате».
Отражение показывало молодого человека с яркими зелеными глазами. Его волосы отросли и теперь падали густой черной волной на плечи, немного завиваясь. Его фигура в дорожной теплой мантии казалась высокой и подтянутой, хотя он знал, что до Салазара ему все равно не дорасти, но за этот год – почти год – он заметно вытянулся.
- Аврелий? – раздался сбоку мужской голос.
Гарри резко развернулся и облегченно выдохнул. Это был Годрик, в грязной дорожной мантии. Он выглядел озабоченным.
- Что ты здесь делаешь? – одновременно спросили они, затем улыбнулись немного друг другу, а Гриффиндор махнул рукой, позволяя высказаться первому Гарри.
- Полагаю, я здесь по тем же причинам, которые привели сюда тебя, Годрик, - отозвался Гарри осторожно. – Ровена просила посмотреть, вернулась ли Хельга. После того, что произошло днем, твоя жена видела ее лишь ранним вечером. Но, как видишь, здесь ее нет.
- Может быть, она в теплицах?
- Угу…
- Она уже взрослая, но для меня всегда останется маленькой девочкой. И она страдает, ты должен с ней поговорить, - ответил Годрик, кивнув. – Надеюсь, с ней все будет в порядке.
- Да, я тоже, - вздохнул Гарри, вопреки словам совсем не уверенный в этом. Он вышел в коридор, Годрик последовал за ним.
- Как разведка? – продолжил Гарри, и, словно невзначай спросил: - Аль-Маджуси всё ещё находится на прежнем месте?
- Да, все как обычно, с тех пор как месяц назад он осел со своей армией в долине Рельвейн.
Они пошли по коридору.
- А численность?
- Численность… Аврелий, почему ты это спрашиваешь? – мгновенно нахмурился Годрик, придержав его за рукав. – И объясни мне, куда ты собрался на самом деле?
- Может, пройдем в твой кабинет? - улыбнулся Гарри от интуиции Годрика, но он не хотел, чтобы кто-нибудь еще слышал об этом.
- Ровена…
- Она проверяет защитные щиты вокруг замка, Годрик.
- Что-нибудь…
- Пока ничего не случилось. Но я думаю, это связано с тем, что Хельги нет в своих апартаментах. Идем.
Когда они вошли в кабинет, Годрик неожиданно заметил:
- Это не понравится Салазару – то, что ты задумал.
- О чем ты? – Гарри изобразил на лице удивление.
- Твои зрачки расширены, взгляд бегает, и я вижу все твои зубы, вплоть до зуба «мудрости». – Годрик скрестил руки на груди. – А все это значит, что ты врешь мне или только собираешься солгать. Так что прекрати разыгрывать из себя полоумного, и расскажи, как ты собрался проникнуть на базу Аль-Маджуси. А главное – зачем?
- У меня нет еще зуба «мудрости», но мне следовало быть с тобой более предусмотрительным, - Гарри нервно засмеялся и тихо пробормотал, отворачиваясь: - А история говорит, что он поумнее лишь тролля…
- Прошу прощения? – переспросил Годрик.
- Да, так, ничего особенного, - Гарри сел на диван, прикрыв глаза. Начиналась головная боль.
- Аврелий, я все еще хочу услышать, зачем тебе понадобилось в Рельвейн.
- Ну, хорошо, Годрик, - Поттер проследил взглядом за тяжело усевшимся напротив мужчиной. – У меня есть информация, что Хельга… в лапах Аль-Маджуси. И есть одно условие, при котором я должен явиться, так сказать, для ее спасения.

URL
2013-01-07 в 22:39 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Что?! Но как ты это узнал?!
- Ш-ш, не кричи, будь добр. Он послал письмо.
- Ты не пойдешь, по крайней мере, один, - заявил категорично Гриффиндор.
- Пойду, Годрик, - не менее упрямо сказал Гарри.
- Нет. Я скажу Салазару, он с ума сойдет, если что-то с тобой случится.
- А как же Хельга?
- Мы придумаем план, чтобы прокрасться к ней. Все вместе, - добавил мужчина решительно.
- Годрик, я благодарен тебе за заботу, но это моя война… - Гарри поднял предупреждающе ладонь, чтобы тот послушал его, - …до тех пор, пока нога Аль-Маджуси не ступит на эти земли. Помнишь, как я тебе рассказывал картинки из Книги, что Хогвартс будет в осаде? Так вот, я…
- Да?
- Не знаю, должен ли я говорить тебе это…
- Тогда не говори, - посоветовал Годрик.
- Это нелегко, я хочу объяснить тебе кое-что, но при этом я не хочу тебе лгать.
- Если хочешь, я облегчу тебе задачу…
Гарри вопросительно посмотрел на Годрика. Тот был серьезен как никогда.
- «Гарри Поттер. Будущее» - добавил Гриффиндор, следя за реакцией собеседника.
Реакция была неоднозначна. Гарри был в растерянности, и в то же время он никак не мог понять, откуда это имя известно Годрику. А главное – что еще он знает, и знают ли остальные Основатели это?
- Я не ожидал этого, - произнес Гарри. – Как давно ты в курсе?
- Как только прочитал книгу «Annales maximi». Это было еще осенью.
- О. И, конечно же, Ровена и остальные также это знают.
- Ты ошибаешься, я никому не сказал.
- А как же твоя преданность друзьям и…
- Это не моя тайна, - опроверг Гриффиндор. – Кроме того, они тоже что-то увидели в Книге, она показывает только то, что нужно знать каждому. Она сочла, что я должен знать эту тайну.
- Значит, ты не будешь отрицать, что Книга дала тебе эти знания, чтобы ты именно сейчас помог мне?
- Да… то есть – нет…
Поттер вопросительно приподнял брови.
- Наверное, Книга именно этого и хочет, - со вздохом пояснил Гриффиндор. Он выглядел пойманным в ловушку.
- Хорошо. И, спасибо тебе, что больше никто не знает…
- Не за что, Гарри, - кивнул волшебник.
- Прошу тебя, Годрик, если ты не в силах забыть это имя, то хотя бы не произноси его вслух. Я Аврелий, и хочу остаться таковым.
- Вряд ли это у тебя получится, - помотал головой Гриффиндор.
- Почему нет?
- То, что ты задумал…
- …очень опасно, я знаю, - подхватил Гарри. – Но если ты поверил этой Книге, Годрик, ты должен верить и в меня, в мои способности. Я обязан сделать это. И я вернусь, ведь я даже не попрощался с Салазаром. И еще я знаю, что убью Маджуси, помнишь, что было прошлым летом?
- Помню, но это все равно очень самоуверенно звучит, - заметил Годрик.
Гарри прикрыл глаза, словно сдерживая растущую боль: - Я уже не раз слышал об этом в своей прошлой жизни от одного своего учителя, но каждый раз доказывал ему, что это не просто слова.
- Такой высокий и темный, словно летучая мышь в своей мантии?
Холодный пот прошиб тело Гарри, и он во все глаза уставился на Годрика:
- Д…да. Но… не будем отвлекаться, хорошо? Итак, я говорил тебе, что трудно сказать тебе правду… Это насчет осады Хогвартса. Не увязывается один факт. Я видел в Книге, как я тебе уже не раз говорил, что замок окружила армия во главе с Аль-Маджуси.
Годрик сглотнул: - Это скоро начнется, да?
- Нет, Мерлин с тобой! Пока – нет. Так вот, я не помню этого факта в истории.
- Что ты имеешь в виду под «историей»?
Гарри вздохнул. И почему Годрик иногда напоминает ему Рона? Пока все ему расставишь по полочкам, борода не хуже дамблдоровой вырастет. Ну, может, мозги у него и не ровенины, но интуиция у него та еще.
- Ты забыл? Я из будущего. Из далекого будущего.
- Я знаю об этом, но, сам понимаешь, в это трудно поверить.
- Я понимаю, Годрик.
- Значит, каким-то образом изучая историю Хогвартса, ты не нашел доказательств того, что школа была оккупирована в это время?
- Аллилуйя! – взмолился притворно Гарри, вскинув руки вверх. – Прости.
- Ничего, иногда ты выдаешь нам и не такие словечки, - улыбнулся Годрик. – Так необязательно, что эта история попадет в учебники.
- Ни в одной книге по истории даже крошечного намека не имеется о том, что Хогвартс когда-либо был в осаде, - возразил Гарри. – Поэтому его и в мое время считают оплотом надежности и безопасности. А вот о вас - Основателях – там имеется кое-какая информация.
- Правда? И какая же? У нас с Ровеной…
- Годрик! – вскричал Гарри. – Я здесь не для того, чтобы рассказывать о вашем с Ровеной будущем!
- Ладно, не злись, а то опять засияешь, - согласился Годрик, но в следующий момент вновь спросил: - А ты, случаем, не на моем факультете учился?
- Годрик Гриффиндор, сейчас действительно не тот момент, чтобы спорить. Ты забыл: Хельга в опасности!
- Ладно. Обещай мне, что откровенно ответишь мне на любой мой вопрос о будущем, когда вернешься, - серьезно попросил Годрик.
- Зачем это? – недоуменно нахмурился Гарри.
- Я верю что незавершенные дела и обещания способны возвратить мага с того света, - просто ответил тот.
- Это суеверия.
- И все же…
- Обещаю тебе, Годрик, искренне ответить на любой один твой вопрос о будущем. – Только Гарри успел закончить говорить, как они оба вздрогнули от волны магии, окутавшей их обоих, связанных обещанием.
- Хорошо, - кивнул Годрик удовлетворенно. – Какой срок дал Аль-Маджуси для того, чтобы ты явился к нему?
- Семь дней.
- Вот видишь: он наверняка не причинит ей боли в течение этого периода.
- Я не был бы в этом так уверен, Годрик, - Гарри протер глаза. Хотелось спать, но судя по всему, это ему еще не скоро удастся осуществить. Поттер не был даже уверен, что Хельга не по своей воле оказалась во власти Аль-Маджуси. Но, опять же в Истории упоминается о том, что это Салазар покинул Хогвартс, как предатель их общей идеи, а не девушка. А значит, есть шанс, что Хельга сделала этот глупый шаг отнюдь не самостоятельно, и когда-нибудь сможет вернуться в родные пенаты.
- Аврелий, - позвал его Годрик.
Гарри измученно посмотрел на него: - Да?
- Как думаешь, Салазар меня не сильно покалечит, если я покажу тебе план бивака Аль-Маджуси? И другие детали…
Юноша радостно вскочил: - Годрик! – и стиснул его в своих объятьях.
Годрик похлопал его по плечу и прошептал: - Кроме того, лучшая защита – это нападение. Да и время пока на нашей стороне, Гарри.
Поттер отступил на шаг. Его глаза сияли от предвкушения: - Момент неожиданности?
- Именно. Он ждет, пока ты как следует подготовишься… - Годрик внезапно нахмурился. – Но я не совсем понял, почему он требует, чтобы именно ты явился к нему. Почему он не позвал, например, Салазара? Недаром мы тебя и твои силы не слишком выставляли напоказ…
Гарри постарался глядеть прямо в глаза собеседнику: - Я не знаю, Годрик… Мы не можем исключать того, что тот каким-то образом узнал обо мне. Раз Ровена с Салазаром заранее узнали о моем прибытии, то и он мог это сделать.
Поттер не хотел лгать Годрику, но боялся, что тогда тот совсем передумает помогать ему, если узнает, что Аль-Маджуси именно так и сделал – потребовал присутствия Салазара. Впрочем, это на руку и самому Гарри. Темный маг ожидает увидеть Салазара, а придет «мальчик-игрушка на ночь» Салазара. Совершенно неожиданный поворот вещей!
- Ладно, смотри, Аврелий, - Гриффиндор вытащил из своей дорожной мантии с многочисленными карманами измятые свитки пергамента и расправил их на столе.
Гарри указал в центр карты: - Что это за крестик?

URL
2013-01-07 в 22:40 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава семнадцатая. В путь.
Гарри появился с помощью порт-ключа Годрика в устье реки Амодарес, что в нескольких милях от долины Рельвейн, где находился последний бивак армии Аль-Маджуси. Последний со своими единомышленниками расположился с большим уютом в замке Ла’Рельвейн-Шмидт, у местного правителя, лорда Филиппа Азнауэрского. Эти земли, хотя и были весьма обширны, но в большинстве своем оказались не возделаны и многочисленные акры зеленых лесов, полей и низинных болот распростерлись по всему бассейну полноводной реки Амодарес.
Ноги внезапно появившегося человека тут же увязли в уже давно растаявшем в Рельвейне месиве из воды, грязи и тины. Невдалеке виднелся темный лес, едва ли младше Запретного, что у Хогвартса, который уже в эти времена считался самым древним и густонаселенным разнообразными волшебными существами. Но, к сожалению, Годрик сказал, что по этому лесу невозможной пройти – заставы из лесных троллей были препятствием посерьезней, чем это болото. Или почти невозможно – в случае с Гарри, вот только поднявшийся шум мгновенно привлечет к себе ненужное внимание.
Пахло сыростью. Тишина казалась гнетущей, не было слышно даже ночных обитателей этих земель.
Гарри неуверенно направился туда, откуда светила неполная луна, с каждым шагом увязая в трясине по щиколотку. Низ мантии тут же промок и неприятно тянул вниз, создавая ощущение, что его как будто хватали невидимые руки инферналов, но, при ближайшем рассмотрении, всякий раз мнимые руки оказывались зелеными скользкими болотистыми водорослями.
Примерно через полчаса такой ходьбы, Гарри вышел в поле, где, несмотря на время года, давно появилась летняя зеленая трава, наряду с какими-то высокими, выше Гарри, стеблями, заполонившими весь горизонт. Топь осталась позади. Так и не решившись зажечь огонь, он продвигался вперед, туда, где находилась небольшая деревня. Миновав ее, можно будет пройти к замку. Но что он там будет делать, Гарри пока не был уверен. Сыграть в дурочка и побрататься с охраной? Притвориться, что хочет примкнуть к их развеселому обществу в поисках развлечений или наживы? Или лучше сразу заколдовать кого-нибудь, кто проведет его в замок, кого-то из охраны?
Так ничего толком и не выбрав, он решил довериться своей интуиции и направился сквозь заросли этого жесткого тростника прямиком в деревню. Годрик сказал, что не все ее жители довольны такими соседями, которые появились не так давно, и, что по каким-то причинам Аль-Маджуси оставил в покое этих волшебников. Но Гарри подозревал, что местный лорд – Филипп Азнауэрский – не так уж богат на другую дешевую рабсилу, как домовики. Как известно, Хогвартская диаспора домовых эльфов, самая многочисленная в этой части света, но и их насчитывалось всего штук тридцать или немного больше. И, во избежание «продовольственного кризиса», замок Ла’Рельвейн-Шмидт сильно зависел от местных жителей. По крайней мере, решил Поттер, это звучало убедительно для него.
Первые огни появились на горизонте примерно еще через час ходьбы, когда Гарри в очередной раз с силой рубанул выданным мачете стебель рогоза. Ругнувшись от упавшего на его лицо жесткого отростка растения, он вышел на просеку. Две отчетливые грунтовые полосы говорили о том, что здесь часто проезжают на повозках. Сейчас они представляли собой две размытые дорожки из грязи, так как накануне здесь прошел хороший ливень.
Он услышал приближающиеся голоса и резко нырнул вновь в высокие заросли. В такое время – раннее утро – для жителей еще рано, а вот для охраны – в самый раз. Тем более, Годрик предупреждал о возможной охране, которая патрулирует окрестности замка, независимо от времени суток.
- Ничего, дружище, сменимся через час, вот тогда и оттянемся не на шутку! – загоготал первый. Гарри его не видел, но представлял, что тот выглядит примерно как Гойл, плюс-минус двадцать фунтов.
- Эт’точно! – не менее весело ответил второй. Голос, казалось, принадлежал такому же человеку, как и первому, так что Гарри тут же про себя назвал его «Крэббом». – Полдня и всю ночь провести, бродя вокруг этого забытого гриндилоу местечка – не по бабам скакать!
Они остановились где-то совсем недалеко от прятавшегося Гарри. Поттер старался не дышать, но, если бы даже он чихнул, вряд ли охрана услышала – так басили эти двое.
- Хы, тут ты не прав, - не согласился «Гойл».
- В чем эт’?
- Да ведь давеча, пару дней назад, в том треклятом болоте, что за этим полем, кого-то видели. Эти, как их бишь? Бивис и Бадхед видели.
- Те, которые нас сегодня сменят? – уточнил «Крэбб».
- Ага.
- Токмо ведь они даж’ не прибили его. Тольк’ сказали, что тот исчез, прям в воздухе!
- Эти ученые волшебники – как они бесят меня! Понапридумывали столько всего, скоро аж ссать кипятком будут!
- Гы-гы! Ишь ты… – теперь уже загоготал «Крэбб», он внезапно понизил голос, но Гарри все равно было хорошо слышно. – Эй, поди-ка поближе… Я те чо сказать хочу…
- Чего?
- Г’рят, наш хозяин, этот калиф восточный, еще и не такие штуки проделывать умеет! – «прошептал» тот.
- Так то оно так, - согласился «Гойл», - вот тольк’ настоящим мужикам не пристало в книгах рыться. Палочка, парочка заклинаний, большие кулаки, да большой член, чтобы бабу порадовать – всё, что нужно…
- Гы-гы! Главное, слышь, чтоб стоял он, когда надо! – поправил его «Крэбб», с наслаждением слушая громоподобный смех своего товарища от своего «остроумного» замечания.
Гарри чуть не фыркнул невежеству этих двоих. Они вновь двинулись вперед месить грязь.
- Знаешь, тут деваха в «Рогах и Копытах» служит… - донеслось до Гарри через некоторое время.
- Така’ рыженькая?
- Ага.
- Та, что на моего папашу-покойничка похожа рожей?
- Дык снизу-то как у любой бабы у нее – космы сплошные, - возразил второй. – Но че-то этакое есть в ней, от твоего папашки.
- А куды делась та, что в замке служит?
- Так она… это… пострадала, в общем…
- Гы-гы! Ты, что вставил ей не туда?!! Гы-гы…
- Тьфу ты! Давно дружим мы с тобой, и не проведешь! – Он совсем не был расстроен. – Так вот я задался научить ее кое-чему…
Гарри больше не стал их слушать, решив, что хоть что-то полезное от них он смог узнать, да и его чувствительный разум мог больше и не выдержать этих откровений. Нужно ждать, примерно час, решил он. А там – вновь по обстоятельствам.
Молодой человек присел прямо на срубленные листья и задумался. Лучший вариант развития событий – это если ему удастся проникнуть к Хельге, где бы она не находилась, в заточении подземелий или в гостевых апартаментах. Проникнуть к ней прежде, чем его кто-нибудь разоблачит. Вопреки мнению Годрика, он совсем не хотел встретиться воочию с Аль-Маджуси, не то чтобы он боялся этого, просто ему было не по себе от того, что он видел о нем – о них – в той чертовой Книге. Когда он разыщет Хельгу, то непременно найдет доводы для того, чтобы вернуть ее обратно «под крылышко» Ровены… если первая действительно имела глупость связаться с врагом…
В этот раз шаги послышались прежде, чем голоса новых охранников, переговаривающиеся тихим фальцетом. Гарри напрягся: следовало сделать решающий шаг, обратного пути уже не будет. Он внезапно вынырнул перед ними из зарослей. У первого сторожевого даже не было шанса приподнять палочку, как его сразило молчаливое «Остолбеней». Второй оказался более расторопным парнем, он даже успел скорчить зверскую гримасу на своем заросшем волосами лице, но Гарри оказался быстрее. Поттер произнес «Империо!» и кудлатый замер в ожидании приказа.
Гарри ощутил в себе прилив небывалой энергии, казалось, с произнесением чар его самого накрыла какая-то эйфория. Власть над живым существом, минуя разум, вызывала в теле стойкие ощущения прилива магической энергии. Но это никак не вязалось с тем, что хотел сам Гарри. Он хотел трезво мыслить и холодно рассуждать, поэтому попытался вновь очистить разум от чужих эмоций. Это не сильно помогло. Он поморщился и оставил все как есть, желая как можно быстрее освободиться от липкого ощущения подавляющей волю власти. Но отныне ему следует помнить о том, что чары Подвластия имеют двустороннюю силу. Гарри удивился: он никогда не слышал об этом феномене, даже сейчас, в этом времени.
Удивительно, но совесть не мучила. «Запретная Магия», как называл раньше это Гарри, не вызывала в душе никакого неблагоприятного оклика, наоборот. «Это всё во благо», - думал он, - «для Ровены, для Годрика, для Хельги, и для самого Салазара».
- Скажи, где сейчас твой хозяин? – спросил Гарри, выкидывая замершее тело второго человека в высокие заросли. Он дополнительно наложил на него еще и связывающие чары, вкупе с кляпом во рту из куска того грязного балахона, что служил тому в качестве верхней одежды.
- Он здесь, передо мной, хозяин, - ответил индифферентно мужчина.
Гарри нервно чертыхнулся и спросил: - Абд Мухаммед Аль-Маджуси в замке?
- Да, хозяин.
- Где находятся его личные комнаты? – Гарри знал уже это от Годрика, но хотел лишний раз удостовериться.
- В юго-восточной части, у самой смотровой башни, на верхнем ярусе, хозяин, - был ответ.
- В замке есть черный ход?
- Да, хозяин.
- Сколько человек охраняют его?
- Четыре…
- Ясно, - перебил его Гарри, превращая свою мантию на нечто, очень похожее на робу охранников. – Где расположилась армия Аль-Маджуси? В лесу?
- В лесу, в самом замке, часть в деревне, часть осталась на предыдущей стоянке, еще часть на воротах…
Поттер вздохнул: пришло время спросить о главном.
- Ты видел здесь женщину? Ее зовут Хельга Хаффлпаф.
- Нет, хозяин.
- Дрянь! – пробормотал Поттер тихо, но все же отсутствие новостей о ней – тоже новость. Гарри с минуту подумал, а затем изрек: - Значит, так: ты ведешь меня через черный ход, говоришь тем четверым, что я – гонец из дома своего хозяина с личным устным посланием. Передаешь меня, так сказать, на руки одного из охраны, чтобы он проводил меня прямо к нему. Ясно?
- Да, хозяин, - повиновался тот, развернувшись.

URL
2013-01-07 в 22:42 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Гарри пошел следом, но неожиданно окликнул сторожа: - Эй, ты! Как только сделаешь то, что я говорил, то сразу же вернешься сюда, будешь исполнять свои обязанности, как обычно. И никому не скажешь ни о чем.
- Да, хозяин.
Благополучно миновав небольшую деревню прямо по центральной улице, они прошли еще минут пятнадцать по извилистой дорожке, ведущей к замку, прежде чем подошли к воротам. Там с них потребовали пароль («Черный рыцарь»), хмуро поглядели на Гарри, состроившему бесстрастное лицо, впрочем, это ему давалось все легче, и безоговорочно пропустили к трехэтажному строению с узкими окнами, в которые не пролезет и домашний эльф.
Камни этого замка были так грубо высечены, что Гарри они казались просто уродливыми черными глыбами, взятыми с ближайшего рудника. Сам замок оказался окружен глухой стеной с массивными воротами, за которыми расположился сад из разномастных деревьев, но ни о какой эстетике и речи быть не может. Они свернули с подъездной дорожки, устланной крупным щебнем, и пошли вдоль прямоугольного сооружения, по тропинке из всё той же размокшей глины.
Миновав два поворота, они оказались на заднем дворе. В ярдах пятидесяти оказалась широкая бурлящая река, переплыть которую казалось Гарри невыполнимой задачей, хотя он и плавал несколько раз в неделю в Ледяном озере, наматывая по нескольку кругов. Течение было слишком быстрым, и с той стороны дул холодный воздух, пахло все той же неизменной сыростью. Река Амодарес нечаянно оказала Аль-Маджуси незаменимую услугу: своим расположением она преградила путь к замку, и добраться можно было только тем путем, каким прибыл Гарри – с западной стороны. Но весь правый берег Амодареса на несколько миль окружала высокая черная стена с бойницами и смотровыми высокими башнями через равные промежутки. На них еще издали Гарри заметил горящие в темной ночи многочисленные факелы.
Поттеру отрадно было осознавать, что здесь, в пространстве между замком и рекой, обитали лишь люди. На полянах были разбиты многочисленные яркие шатры, ярко горел огонь в аккуратно огороженных камнями кострах, над которым висели то тут, то там походные черные котелки с дымящимся варевом. Совсем не сонно ходили вокруг стражники в латах и тяжелыми мечами в ножнах. Никаких «нелюдей» Гарри так и не приметил, видимо, вся нечисть была предусмотрительно сгруппирована в лесах.
Поттер нахмурился: те два идиота, что первыми попались в качестве охранников, никак не вязались с этой организованной общей картиной. Как будто кто-то хочет специально «бросить пыль» в глаза Гарри. Но он был совершенно уверен, его никто не видел. Даже антиаппарационные щиты не колыхнулись, когда он пересек их границу. Еще Гарри был уверен, что все эти люди, или большинство из них, не имеют и отдаленного понятия об этом, как и о самой аппарации.
- Кто это? – раздался недовольный голос, отвлекший Гарри от своих мыслей, впрочем, совершенно неуместных сейчас. У него была более сложная задача, чем гадать, отчего вокруг замка стража так некомпетентна…
- Гонец, - ответил невольный проводник Гарри.
- У меня устное послание для хозяина, - добавил Поттер уверенно, пытаясь разглядеть человека в темноте. Факелы тут не горели, но стоило Гарри об этом подумать, как обладатель недовольного голоса зажег огонек на кончике своей волшебной палочки из грубо обтесанного дерева. Это оказался плотный мужчина средних лет. Отчетливо были видны только его широкий, неоднократно сращенный, нос и глаза – все остальное скрывала кудлатая шевелюра медного оттенка, в которую были вплетены какие-то монетки. По его бокам стояли еще два волшебника, мало чем отличающиеся от первого, разве что оттенком волос.
- Ха, слышь, Кадир! – заухмылялся рыжий, обращаясь к кому-то сзади. – «Устное послание», не абы что! Ха-ха!
- Отойди, дай-ка погляжу, - приказал второй голос с явным акцентом, манерно растягивая слова. На свет вышел еще один мужчина восточной наружности, как представлял себе их Гарри. У него были темные миндалевидные глаза, густые брови, загорелая кожа, местами в рытвинах, темные вьющиеся волосы, выглядывающие из того, что Гарри именовал «чалмой» красного цвета (хотя он мог и ошибаться), раздвоенный подбородок, приплюснутый широкий нос и полные губы. Удивительна была и его одежда: она смахивала на что-то вроде мантии и кусок обычной материи вместе взятые. Роба переливалась в свете «Люмоса» пурпурными оттенками и напоминала Гарри атласные платья, в которых сестры Патил появились на рождественском балу в год «Турнира Трёх». Хотя мужчина и выглядел на фоне остальных несколько странно, но если бы не необычная одежда, Гарри бы и не вспомнил, как тот выглядит через мгновение.
Мужчина медленно провел взглядом Гарри, особо задерживаясь на его грязных сапогах.
- Если говоришь, то не бойся*, - сказал тот и выжидательно посмотрел на Гарри.
Поттер соображал. Это, казалось бы, простое замечание было совсем не к месту. Еще один пароль? Если это так, то Поттер и понятия не имел, какой ответ тому нужен.
- То, что мне нужно сказать, я скажу только господину, - ответил Гарри, готовый кинуть заклинание.
- Пароль? – спросил Кадир, абсолютно никак не отреагировав на предыдущее высказывание Гарри.
Поттер почувствовал в его голосе какую-то фальшь, поэтому он уверенно и медленно провещал:
- А если «Авада Кедавра»? – При этих словах рыжий и братия напряглись, зашуршали палочками, вытащили их и, не прошло и минуты, как эти трое окружили Гарри, целясь ему в спину.
Поттер ухмыльнулся своей специальной, самой неприятной, улыбкой – те действовали так медленно, что даже не интересно. Но вот чужеземец был спокоен, как гора – он даже не сдвинулся с места. Он только хищно прищурил глаза и молча развернулся, открыв дверь.
Гарри счел этот жест за приглашение войти и, не оглянувшись, пошел за волшебником. Только ступив за порог замка, он услышал, как рыжий попрощался с его проводником. Дверь за ними закрылась, погружая во мрак и так темный коридор.
Поттер не стал зажигать огонь, понимая, что этим он выдаст себя – у него по-прежнему не было палочки. Собственно, свет ему сейчас был не особо необходим – он шел за своим проводником, а дар видеть помогал не потерять его из виду. Гарри присмотрелся к человеку – обычная человеческая аура, плюс где-то в складках его одеяния светится ярким равномерным светом волшебная палочка, вкупе с изогнутым зачарованным кинжалом. Жаль, Гарри так и не научился за прошедший год орудовать мечом, хотя Годрик предлагал ему научиться, не то чтобы ему это понадобится, с его-то Магией… Может, Гарри и воспользуется его предложением когда-нибудь.
Следовало решаться. Сейчас или никогда. Гарри не хотел идти к Аль-Маджуси, а ведь этот Кадир наверняка ведет его к тому.
Они прошли какой-то узкий коридор, и Гарри окликнул мужчину:
- Эй!
Тот остановился и равнодушно оглянулся.
- Эй, приятель, знаешь … «Остолбеней!» - выкрикнул он. Мужчина тяжело рухнул, но удивление все же успело промелькнуть на его бесстрастном лице. Его странный головной убор спал с его головы.
Гарри сам не понимал, почему медлил, почему нельзя было послать чары в спину. Да и совсем не эти чары он хотел произнести. На языке вертелось лишь два слова: «Авада Кедавра». И лишь благодаря усилию воли он сейчас не произнес их.
Он помотал головой. Было душно, влажно, голова странно кружилась, пот катился ручьем. Преодолевая себя, Гарри затолкал в боковой проход замершее тело, попутно вычисляя, когда тот сможет освободиться сам, если никто больше его не увидит.
«Как минимум пять часов, если никто его не найдет» - решил Гарри. «Это если принять коэффициент магической энергии Кадира за единицу, как средний показатель. Салазар смог освободиться примерно через два часа, Ровена – за три, Годрик – за полтора, а Хельга не принимала в их эксперименте участия, она тогда дулась на Салазара, который из-за своего «проигрыша» вновь поцапался с Годриком и…»
Гарри так и не додумал свою мысль, услышав тихие шаги. Он нырнул обратно, туда, где в неудобной позе лежал Кадир. Какой-то человек прошел к выходу. Гарри направился дальше. Увидев дверь, он толкнул ее. Подсобное помещение.
Гарри поспешил. Просыпающийся замок, наполненный врагами – не то, что ему нужно. Но выбора не было. Оказавшись в пустынном холле, он вновь услышал шаги и тут же двое вынырнули из-за угла. Спрятаться было негде, потому Поттер, с едва ли не выпрыгнувшим от ситуации сердцем, приподнял голову и решительно направился к ним, словно туда и шел. Стукнувшись плечом с одним из них, они остановились и окликнули Гарри, направив на него палочки:

URL
2013-01-07 в 22:44 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
- Эй, парень!
- Чего вам? – недовольно проворчал Гарри. – Не видите: я спешу.
- Ты кто такой? – спросил другой.
Гарри поморщился, почти готовый наложить на обоих «Круцио».
- А ну отвечай, а то отправишься вниз, к магглам! – пригрозил первый, кивнув туда, откуда они пришли. Значит, там подземелье, решил Гарри.
- Я к девчонке, от нашего господина послание, - вновь погнал Гарри, приготовившись к обороне, если они почуют подвох.
Они переглянулись.
- Ты что, новенький? – спросил один.
- Я из деревни, - ответил Гарри. – Доброволец.
- А, так бы сразу… - они опустили палочки. – Только девчонка наверху. Пойдешь туда, на третий уровень, пройдешь прямо по коридору, предпоследняя дверь слева.
- Понял? – добавил второй.
- Ясно-ясно: не дурак, - убедительно покивал Гарри головой, потихоньку двигаясь в указанном направлении.
- Ты смотри, парень, если что не так – мигом доложим начальству, - предупредил первый, затем они развернулись и отправились туда, куда шли.
Гарри выдохнул и быстрым шагом направился вверх, удивляясь, как это ему сегодня невероятно везет. К тому же, внутренний ориентир подсказывал ему, что он направлялся в противоположную сторону от личных комнат Аль-Маджуси, в северо-восточное крыло. Найдя нужную комнату, больше никого не встретив на своем пути, он остановился перед запертой дверью. Он даже укорил себя, что позволил думать себе о Хельге нелицеприятные вещи. Она, хотя и находилась не в подземельях, но эти чары были определенно не под силу ей, ни наложить, ни снять.
Мощные запирающие чары были разрушены через пару минут, и Гарри юркнул тенью в темное помещение, закрыв дверь. Поттер быстро обвел взглядом комнату, определяя возможные ловушки, но когда увидел хрупкую фигурку своей подруги, лежащую в центре небольшой кровати, он прекратил выискивать то, чего здесь и не могло быть. Камин не был зажжен, и здесь пахло всё той же неизменной сыростью и чем-то пряным и сладковатым одновременно. От всего этого запаха у него еще более закружилась голова, хотелось пить и просто заснуть прямо здесь, в той узкой кровати, что стояла у закрытого ставнями окна.
- Хельга! – прошептал Гарри, пересекая незначительное расстояние до кровати. Казалось, именно от девушки шел этот чарующий аромат. – Хельга, проснись…
Гарри увидел, как девушка спросонья непонимающе поморгала, а затем уже начала открывать рот в крике. Поттер быстро накрыл ее губы ладонью, не давая вырваться наружу ее испугу.
- Ш-ш, это я!
- М-м, - не унималась Хельга, не услышав его, безуспешно вырываясь из крепких мужских рук.
- Ай! – воскликнул Гарри, когда та попыталась укусить и лягнуть его одновременно. – Да тихо ты! Это я – Аврелий! Успокойся, и тогда я смогу освободить тебя. Хорошо?
Когда девушка кивнула, Гарри медленно отпустил ее.
- Аврелий?! – задыхаясь, прошептала она, кидаясь тому на шею, крепко стискивая в своих объятьях. – Ты здесь! Ты пришел ко мне!
- Конечно, я здесь… - Гарри не закончил, ему было все еще не по себе оттого, что он раньше думал о Хельге. Нет, эта милая наивная девочка определенно не способна никого предать... Ее светлые волосы источали тот неповторимый аромат, который, казалось, навсегда въелся в кожу, волосы, одежду Гарри. Что-то цветочное, может быть амариллис или… Поттер помотал головой, изгоняя непрошенные мысли, возвращая резкость своему рассудку.
- Аврелий… - прошептала вновь она, словно нашла в этом имени свое спасение. – Аврелий… Я так люблю тебя…
- И я тоже, милая.
- Ты будешь со мной в Хогвартсе?
- Конечно, где же я еще могу быть?.. – «Там живет Лазарь, а где он – там и я», подумал он.
Гарри чувствовал ее горячее ото сна тело, крепко прижавшееся к его груди. Девушка была в одной тонкой сорочке, дрожащие тонкие пальчики обнимали его шею, кудряшки волос в совершенном беспорядке облепили ее влажное лицо, щекоча ноздри Поттера при каждом вздохе. Даже сквозь свое рубище Гарри отчетливо чувствовал ее напрягшиеся острые соски. Он почувствовал, как чужая рука нерешительно прикоснулась к его волосам. Совсем не так, как если бы это был Лазарь, но не менее возбуждающе… Даже более…
Теплые мягкие губы внезапно накрыли его рот, узкие ладони обхватили лицо, привлекая к себе еще ближе. Его тело, словно манекен, безвольно упало на мягкую кровать, а девушка оказалась сверху Гарри, прижимая его всем своим разгоряченным телом, посылая возбуждение в его кровь, хлынувшую мощным потоком к его чреслам. Мозг отключился.
«Она, ее тело – такое совершенное», - подумал Гарри, где-то на грани яви и непонятной эйфории, ощущая тонкие пальчики Хельги уже на своей обнаженной груди. «А какой от нее идет божественный аромат! Это просто невозможно передать словами! И сладость губ – невозможно оторваться… Такая гладкая, ровная кожа с нежным пушком…»
Девушка на пару секунд привстала и отодвинулась от Гарри, снимая с себя последнее препятствие в виде шелка сорочки.
- Ты прекрасна, - вырвалось у Гарри, а его руки уже тянулись к розовым соскам, венчающим белоснежные полушария грудей девушки. Она счастливо улыбнулась, вновь впиваясь в губы Гарри несколько неумело, но тому было все равно – лишь бы как можно быстрее оказаться в ней, тем более что проворные ручки уже стаскивали с него штаны.
Гарри резко перевернул это желанное тело на спину, нависая над ним, ни на секунду не отрывая взгляда от этого зрелища - раскрасневшаяся белокожая Хельга, готовая принять его всего. Рука Гарри потянулась между ног девушки, зарывшись в мягкий пушок курчавых волос, а один из пальцев беззастенчиво пробрался в ее лоно, ощущая влагу. Девушка вздрогнула всем телом, так что эта дрожь передалась и Гарри. Он непонимающе немного отодвинулся.
- Что?.. – начал он говорить. Какая-то непрошенная неприятная мысль появилась в его голове, отвлекая от созерцания распластавшегося тела под ним. Глаза… Почему эти глаза не отливают серебром, а бушуют, словно море? Нет, нет, он не дол…
- Прости… Продолжай, любимый… - простонал волшебный голос, притягивая вновь голову Гарри для очередного поцелуя. Решительность вновь вернулась к нему. Тонкие ноги обхватили его талию, головка члена ткнулась во что-то горячее и влажное. Как хорошо… как привычно… Странно…
♂♂♂

URL
2013-01-07 в 22:46 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Он вздрогнул. Неприятные липкие щупальца страха словно сжали его сердце. Это было какое-то наваждение! Что он делает, ради Мерлина?! Вместо того чтобы быстрее сматываться отсюда, он сидит и не может сдвинуться с места от охватившего его томления!
Голова кружилась. Кроме вездесущего цветочного аромата в воздухе угадывался запах мускуса. Прогнав странные ощущения своего тела, Гарри сфокусировал взгляд на обнявшей его девушке. Лишь тонкая сорочка была все еще на ней.
- Хельга! – Гарри отстранился, так что она чуть не упала. Он вновь помотал головой и вся слабость начала отступать, возвращая ясность ума. Ее прозрачные голубые глаза непонимающе глядели на него. – Одевайся, нам пора сматываться отсюда.
- Ч-что?
- «Ассио» одежда Хельги, - Гарри кинул прилетевшее платье и мантию на кровать, отходя обратно к двери. Он отвернулся. – Нам с тобой пора уходить, пока никто не спохватился.
- «Люмос»! – произнесла Хельга, зажигая свечи.
- «Нокс»! – потушил свет мгновенно Гарри. – Пожалуйста, не надо света. Я не хочу, чтобы кто-нибудь из здешних обитателей помешал нам уйти. Свет наверняка увидит стража – ставни здесь неплотные.
Послышалось торопливое шуршание, и спустя пять минут Гарри почувствовал на своей талии обнимающие его руки. Он удивленно оглянулся, расцепляя это объятье.
- Хельга, я не буду сейчас читать тебе нотации, точнее – вообще не буду, поскольку для этого дела есть Ровена, но ты должна помнить, что я уже помолвлен. С Салазаром. Только чувство долга и…
- Н-но я думала, ты… пришел… Ты ведь пришел? - Гарри казалось, что она сейчас заплачет. Ее глаза блестели слишком ярко даже в сумраке комнаты. – Ты сказал, любишь меня и… и…
- Я люблю тебя, как друга, - подтвердил он. – Но я пришел за тобой, но не к тебе. Я люблю Салазара и хочу быть с ним и точка.
- Но, как же?.. Он обещал… - Сдавалось, Хельга была немного не в себе от слов Гарри, который не мог понять ее лепетания, к тому же вновь слишком сильный аромат цветов заполнял его ноздри, не давая сосредоточиться. Времени выяснять причины этого уже не было – солнце скоро встанет. Он усилием воли сосредоточился на предстоящей задаче, и аромат стал почти не заметен.
- Идем, - он потянул ее за руку. Теперь она была холодной. Девушка покорно последовала за волшебником.
Они тихо вышли из комнаты, Гарри попутно зачаровал дверь так, как будто Хельга была еще там. Девушка безоговорочно подчинялась, когда он приказывал быть тише или замереть, даже не дышать. Они уже приближались к холлу, когда вновь послышались шаги дежурных, которые расположились прямо там, и, судя по всему, не собирались уходить.
«А если в их числе те двое, которые направили его вверх – как им вдвоем пройти мимо?» - размышлял Гарри. Как же ему не хватало сейчас мантии-неведимки! И зачем ему нужна та связь с эльфами, если может только чувствовать их? Хорошо было бы уметь перемещаться, как они, но нет… Так ведь и здесь, под этой крышей, их здесь не оказалось. А как бы они помогли им сейчас выбраться!
- Что там? – прошептала Хельга.
- Патруль. Похоже, человек пять-шесть… Я не знаю, как…
- Идем! – Она потянула Гарри за руку обратно.
- Что ты делаешь? – недоумевал Гарри, придерживая ее. – Куда?
Она тихо прошипела срывающимся голосом, глядя в черный коридор: - Обходной путь. Я знаю, как выйти другим путем.
- Что?! Откуда?
- Меня провели именно им, - она вновь метнула взгляд в сторону. – Там не было охраны, дверь открывается лишь паролем…
Гарри вздохнул: - Куда мы выйдем?
- В… - Хельга запнулась. – В северное крыло замка…
Поттер лихорадочно соображал. Она могла и ошибаться насчет потайной двери, там могла быть охрана или Гарри бы не смог открыть дверь, хотя последнее – нонсенс… Приближающиеся шаги отвлекли его, Девушка тянула его в противоположную сторону. Больше времени не осталось, и он послушно зашагал за Хаффлпаф, которая, казалось, уверенно и не раздумывая, сворачивала в нужное ей направление. Она знала, что нужно делать – он уловил это.
Гарри пытался запомнить дорогу – на случай если что-то пойдет не так, но вновь появившийся назойливый аромат то и дело отвлекал его. Голова вновь закружилась. Поворот влево. Подняться на один пролет. Дверь. Спуститься на два пролета. Абсолютно темный коридор, наступил на что-то липкое, затем что-то хрустнуло под ступней, пройти прямо десять – или больше? – ярдов, снова поворот… Стена, абсолютно гладкая, кажется, она светится… или это зажегся факел на ней?
Поттер помотал головой. Вновь стало лучше, совсем немного. Вот он входит… нет – его ведут за руку в какое-то помещение, там светло, даже слишком. Глаза не успевают привыкнуть к особенностям освещения – недостаток чар для остроты зрения. Хельга отступает, отпускает его руку, и следом раздается голос, где-то сзади:
- Ну, здравствуй, Аврелий…
Дрожь пробирает до самых костей, ему душно, жарко, приторный аромат становится нетерпим и через мгновение все пространство вокруг покачнулось и завертелось в головокружительном темпе… Или это сам Гарри упал? Больно. Темно. Больно…
* Примечание: Кадир сказал начало известной арабской поговорки: «Если говоришь, то не бойся, а если боишься, то не юли», то есть – вообще не говори. (Но Гарри ведь понятия не имеет, как всегда).

URL
2013-01-07 в 22:47 

Sotoffa
- НЕ СMЕЙ НАЗЫВАТЬ MЕНЯ ТРУСОM! Северус Снейп, книга "Гарри Поттер и Принц-полукровка", финал
Глава восемнадцатая.
- ЧТО ТЫ НАДЕЛАЛ?! – проорал Салазар Слизерин ошеломленному Годрику. Даже Ровена, нечаянно присутствовавшая при этом «спектакле», была не в силах первое время вымолвить ни слова в защиту своего мужа.
Дело было утром, когда солнышко уже вовсю радовалось новому майскому дню. Белтайн был сегодня. Еще ранее, во избежание неприятных ситуаций, Основатели отказались от празднования таких торжеств в их канун, исключая Самайн. В эту единственную ночь для учеников был отменен комендантский час, но сейчас была вовсе не такая ночь, а утро первого мая.
Сегодня было слишком рано для того, чтобы просыпаться таким вот оригинальным способом – но только для Ровены, потому как Годрик уже успел натянуть брюки, с содроганием глядя на разъяренного мужчину, ворвавшегося в их с Ровеной спальню. Конечно, Салазар хотел спокойно спросить у своего друга, не видел ли тот Аврелия, но как только взглянул на виноватое лицо Гриффиндора, тут же не смог перебороть себя и рявкнул так, что сам не ожидал. Всему виной – то письмо, которое он получил вчера. И еще ему казалось, что его заколдовали, потому как вставать так поздно – для него непозволительная роскошь, ведь обычно он просыпался с первыми лучами солнца. Какого же было удивление мужчины, когда рядом к тому же не оказалось, уже ставшего привычным, тепла тела его благоверного.
- Салазар, прошу тебя: тут Ровена…
- Милый мой друг, ты забываешься: меня не интересуют прелести женщин, в частности твоей жены, - проворковал алхимик, но, мимолетно взглянув в ошарашенное лицо Ровены, отвернулся, с поистине дьявольской улыбкой наблюдая за Годриком. Тот неуклюже пытался натянуть сорочку на свое мускулистое поджарое тело.
- Да знаю я, кем ты интересуешься… - проворчал Гриффиндор, лихорадочно соображая, как вывести Салазара из комнаты. Чертовы многочисленные завязки не хотели слушаться его пальцев. Чувство вины не давало покоя, даже не смотря на то, что Годрик не считал себя виноватым перед Гарри, если только немного – перед Салазаром.
- Сал, в чем дело? – хрипло спросила Ровена, пытаясь понять, почему ее друг, такой необычно холодный и сдержанный, ворвался – впервые в жизни! – без разрешения в чужую спальню и накинулся ни с того, ни с сего на ее мужа.
- Прости, дорогая, это между нами, мальчиками. – Годрик удивил этим и самого Салазара, не то, что свою жену. Он никогда не был так скрытен и серьезен одновременно. Одевшись, Гриффиндор вышел, игнорируя острый взгляд ледяных глаз. Ровена не ответила, и мужчины в молчании вышли из комнат.
- Рассказывай, друг. Всё, с самого начала, - начал Салазар, скрестив руки на груди, но это было скорее от небывалого волнения, чем вызовом, и алхимик пытался скрыть свою нервозность таким образом. Несмотря на это, остальное тело мелко дрожало от неприятного предчувствия.
Годрик удивленно посмотрел на него: - О чем ты?
- Мне наложить на тебя «Легилименс»?
- Нет уж, благодарю покорно… Мы можем хотя бы пойти в…
- Нет, - прервал его Салазар. – Мне все равно, где ты будешь давать свои объяснения. Итак, я знаю, ты причастен к исчезновению Аврелия.
- Это был его выбор. – Годрик вздохнул. - Он рассказал мне о том, что Аль-Маджуси похитил Хельгу. Даже Ровена еще не знает.
- Дьявол тебя подери, Гриффиндор! – теперь не было нужды скрывать свою дрожь - Салазара трясло от еле сдерживаемого гнева на своего бестолкового друга, Годрика.
- У… успокойся, друг, - заволновался Годрик, сам не веря своим словам, что тот последует этому совету. Но, вопреки всему, Слизерин действительно немного снизил свой тон:
- Похитил девчонку?! – переспросил Салазар, но потом обреченно прикрыл глаза, припадая спиной на холодную стену коридора. – Какого Мерлина… Благородный идиот…
- О чем ты?
- Он ушел за ней, так? – Салазар буравил взглядом Годрика. – Конечно, так, я вижу это по твоим глазам… Зачем ты помог ему?
- Я не мог поступить иначе, Салазар, - Годрик положил широкую ладонь на плечо Салазара. – Книга не врет, мы все знали, что он должен был когда-нибудь встретиться с ним. Сейчас время ничуть не хуже…
- Не хуже?! – взревел Салазар, его слова эхом отозвались в длинном коридоре. Он брезгливо дернулся от руки Годрика. – Он, дьявол тебя подери, не сможет этого сделать сейчас! Он еще не готов! Он слишком наивен и верит людям! Возможно, он уже… уже…
- Он жив, Салазар! Ты должен верить в него! Книга не ошибается! Он же сам видел свой триумф! Только поэтому я сделал то, что сделал!
- Но какой ценой…
- О чем ты толкуешь?
- Один день… - сказал Салазар отстраненно, не обращая внимания на Годрика. – Я опоздал всего на один день…
- Для чего – один день? – Карие глаза смотрели с тревогой.
- Ты знаешь, сегодня я собирался сделать его окончательно своим. Ритуал…
Годрик изумленно сказал:
- Надеюсь, ты не говоришь о связующем ритуале. Это было бы слишком даже для тебя.
- Я говорю именно о нем, - помотал Салазар головой. – Ты не понимаешь, как только мне впервые удалось увидеть Аврелия, я уже знал, что следует сделать. Знал, но медлил до последнего. И опоздал. Ведь мы не собирались расставаться, никогда. Я нутром чувствую – так надо.
- Я не совсем понял о чем речь, но, может, ты и прав, друг… Но этот ритуал был бы слишком радикальным для него. Вдруг с тобой что-нибудь случилось бы?
- Случилось? Случилось?! – Салазар в гневе сжал кулаки. – О нет, Годрик, это только с ним могло такое произойти! Он не смог бы мне изменить, хотел бы он этого, или нет – неважно. Но это помогло бы ему.
- Циничный ублюдок! Так только это волнует твое необъятное эго?! – не удержался Годрик. – Я не могу поверить, что тебя заботит только то, что он может переспать с кем-то другим! Я знаю, он выживет, он спасет Хельгу, всех нас! И мне дела нет, если для этого потребуется…
Мощный удар в челюсть заставил замолчать Годрика. Из пробитой губы брызнула алая кровь, стекая на подбородок, ее солоноватый вкус почувствовался на языке. Гриффиндор не мог поверить, что этот разговор с Салазаром завершится подобным образом. Им следовало сплотиться в эту трудную минуту, поддержать друг друга, и, если понадобится, идти спасать Гарри и Хельгу. Через неделю, как и обещал Годрик. Они с Салазаром до этого мрачного момента никогда не преступали черты, за которой были такие вот поступки.
- Салазар! – крикнул Гриффиндор, опомнившись. Но прямая спина Слизерина, который уже достиг поворота из этого коридора, даже не дрогнула под этим оглушительным окликом, разнесшимся многочисленным эхом. – Салазар, вернись!
Но ответа так и не последовало.
Годрик устало прислонился к стене. Кажется, он все испортил. А если Гарри не вернется, или с ним что-то случиться, то о дружбе с этим упрямцем – Салазаром – следовало забыть навсегда. Мужчина мрачно усмехнулся: теперь придется применять более тяжелые методы, например, привлечь к разрешению конфликта свою жену, время… и удачу Гарри.

URL
   

Приют нетерпимости

главная